Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Кавказ

10.10.2013 | Сергей Маркедонов

Азербайджан: первый раз в третий срок

Сюрпризов не произошло - Ильхам Алиев выиграл президентские выборы в Азербайджане. После обработки данных с трех четвертей всех участков победный результат равен 84,72% голосов. Возможны какие-то уточнения по долям процентов (или даже по процентам), но общая картина более или менее ясна.

На втором месте профессор - историк Джамиль Гасанлы, представлявший на выборах НСДС (Национальный совет демократических сил) с 5, 72%. «Бронзовым призером» стал лидер партии «Надежда» («Умид») Игбал Агазаде, получивший 2, 32 %. Остальные кандидаты набрали от двух до чуть более половины процента. Такова статистическая сторона вопроса. Но что находится за этой электоральной арифметикой?

Ильхам Алиев становится президентом Азербайджана в третий раз. Ранее он уже избирался в 2003 и в 2008 годах, а после второй успешной кампании в 2009 году провел конституционные изменения, предоставляющие одному человеку занимать кресло главы государства более двух легислатур. Таким образом, Азербайджан пополнил число постсоветских республик, которые выбрали для себя опцию «больше, чем два срока для одного лидера». Этим курсом уже следуют Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Россия. Хотя в последнем случае идея третьего срока упакована более аккуратно, создан особый прецедент местоблюстителя президентского кресла. Меняет ли это саму политическую суть власти в стране? Вопрос дискуссионный и однозначного ответа не имеет. Впрочем, было бы большим упрощенчеством полностью отождествлять все упомянутые выше случаи. В каждом из них есть нечто общее (все они вышли из советской государственной шинели, все являются гибридными режимами), но присутствует и много особенностей. Не говоря уже о том, что в каждом конкретном «гибриде» есть свое уникальное сочетание отдельных политических, экономических, культурных «ингредиентов».

Как бы то ни было, а Ильхам Алиев продолжает «семейное правление», начатое еще его отцом, не формального, но фактического создателя независимого Азербайджана. Основные предпосылки для этого были заложены еще в советский период, в бытность Гейдара Алиева первым секретарем республиканского ЦК. Про то, что действующая власть в Азербайджане существенно отличается от европейских стран и имеет тенденцию к скатыванию в среднеазиатскую модель (этот образ многократно и небезосновательно использовал известный бакинский политолог Ариф Юнусов), пишут немало. И уверен, что напишут еще. Даже США, которые интенсивно развивают двусторонние связи с прикаспийской республикой в сфере «энергетической безопасности» и военно-транспортной логистики для афганской операции, найдут слова для жестких оценок. Правда, не в публичной сфере, а в докладах правительственных структур типа ежегодного отчета о правах человека в мире, выпускаемого Госдепом. Административный ресурс, непотизм, неформальные связи и ограничения для политической конкуренции, но при этом внешнеполитическая предсказуемость, стабильность, светский характер государства и отсутствие антиамериканизма, как, кстати, и антироссийских крайностей. Все эти черты присутствуют во внутриполитическом и внешнеполитическом почерке команды Ильхама Алиева. Но это не следует рассматривать, как какой-то эксклюзив, позволяющий объяснять его электоральный успех как пять лет назад, так и сегодня.

Славу от пролонгации алиевского президентства, и вступления Азербайджана в клуб стран «третьего срока» вместе с действующим президентом может с полным основанием разделить и оппозиция. Административное давление административным давлением, закрытость закрытостью, а оппозиция снова не смогла предъявить ничего интересного. Как и ранее, ее фиаско объясняется тем, что она не смогла найти новые лица, новые лозунги и программы, ввести в политический оборот новые темы. В постсоветских странах, как правило, главной интригой президентской (да и парламентской) кампании становится ее перевод в черно-белую цветовую гамму. Как это было в Грузии прошлого года, когда «Грузинская мечта» смогла найти лидера со своими источниками финансирования и не то, чтобы новыми (скорее даже старыми) идеями, но не повторяющими тот круг лозунгов и программ, которые вращались в публичном пространстве последние десять лет. При таком подходе выстраивается жесткая оппозиция «мы - они», а далее многое уже зависит от крепости административного ресурса и бюрократических рядов, а также готовности оппозиционеров идти до победного конца.

В Азербайджане повторилось все как встарь. Критики власти сначала упустили время, повторяя, как мантру слова о необходимости выдвижения единого кандидата. Говорить об этом стали еще в конце прошлого года, а НСДС появился лишь в мае нынешнего. При этом фокусирование внимания на известном кинодраматурге Рустаме Ибрагимбекове было настолько очевидной ошибкой, что впору задуматься о конспирологических сценариях и какой-то роковой взаимосвязи двух противоборствующих лагерей. Во-первых, сама фигура, известная среди столичной интеллигенции, но не раскрученная по стране в целом. Во-вторых, фигура слишком уязвимая для того, чтобы не допустить ее до участия в кампании. Или фактор российского гражданства не был известен? Или были надежды на то, что ЦИК не самого демократического государства все пропустит и поможет поражению собственной же власти (хотя таковое выглядело проблематично, почему, поговорим ниже)? Как бы то ни было, вариантов с дублером известного кинодраматурга не отрабатывалось. Когда же их решили реализовать, то было поздно. Начинать раскрутку профессора-историка (у которого были те же проблемы с узнаваемостью, если не большие, чем у деятеля «важнейшего из искусств») в августе было обреченным занятием по тем же причинам, что были упомянуты выше. В кампании, где значительная роль принадлежит административному ресурсу, оппозиции нужно закладывать дополнительное время для того, чтобы претендент получил большую известность.

Отдельный сюжет – предвыборная тематика. Здесь у критиков власти не было существенного отличия от самой власти. И те, и другие были за территориальную целостность страны, защиту бедных, против коррупции и произвола чиновников. Как и раньше, на теме защиты маленького человека поиграла и власть. В результате ничего кроме несколько измененного лексикона Народного фронта (НФА) 1990-х годов критики власти избирателю не предложили. Но этот опыт зарифмован в массовом сознании с карабахским поражением, социальным расслоением, стремительной деградацией государственного управления, и, кстати, несоблюдением тех самых прав человека, о которых сегодня оппозиция охотно (а зачастую и весьма справедливо говорит). Как и во время прошлых выборов, в нынешней кампании принимали участие их «завсегдатаи», которые не снискали себе значительных политических лавров (Игбал Агазаде, Гудрат Гасангулиев). Не смогли они бросить вызов Ильхаму Алиеву и в 2013 году. И хотя кандидат от НСДС Джамиль Гасанлы и обещает еще сказать свое веское слово, выглядит это, скорее, как заявление, которое нужно сказать.

Не стоит, впрочем, сбрасывать со счетов и то, что в отличие от Грузии или той же России у оппозиционеров Азербайджана нет поддержки на Западе. Как мы уже писал выше, критика официального Баку со стороны Вашингтона и Брюсселя крайне ограничена. Москву же действующая власть устраивает. Противоречий с ней у Кремля хватает, но критики Ильхама Алиева (у многих из которых есть за спиной опыт НФА) по части жестких оценок Москвы не уступят и Михаилу Саакашвили. Между тем, до 2001 года (до первого визита Владимира Путина в Баку) на Южном Кавказе не столько Грузия, сколько Азербайджан был самым проблемным партнером РФ. К этим временам Москва не хотела бы вернуться вне зависимости от трудностей в двусторонних взаимоотношениях, имеющихся сегодня. К тому же есть серьезные опасения, относительно того, справятся ли лидеры оппозиции (если вдруг свершится чудо, и критики Алиева достигнут власти) со сложными механизмами государственного управления. Сложностей у прикаспийской республики немало, начиная от процесса исламского возрождения, сопровождаемого не только интересом к религии предков и восстановлению прерванной связи времен, но и экстремистскими идеями и заканчивая неразрешенным конфликтом с Арменией из-за Нагорного Карабаха. Отсюда и крайняя осторожность Москвы. Впрочем, Азербайджан в этом плане являет собой редкий пример того, как Россия и Запад демонстрируют схожие заботы и опасения относительно «стабильности и предсказуемости». Куда большие, чем оценка перспектив демократизации. В случае с Белоруссией, Украиной или Арменией Вашингтон и Брюссель нашли бы немало поводов для критики Москвы за ее «одностороннюю поддержку» действующей власти.

Сергей Маркедонов - приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net