Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

16.12.2013 | Антон Евстратов

Иран – последний шанс для иракской стабильности

К парламентским выборам, намеченным на 30 апреля 2014 года, Ирак подходит в крайне плачевном состоянии. В стране обострилась политическая борьба, которая, к сожалению, не смогла остаться на уровне дебатов и борьбы за электорат, а превратилась в самую настоящую войну. Суннитское меньшинство, обвиняя правительство страны, состоящее по большей части из шиитов, в неуважении и несоблюдении своих прав оказалось благоприятной средой для вербовки членов радикальных вооруженных формирований. Последние не только совершают теракты против шиитского мирного населения, но и не боятся атаковать подразделения сил безопасности и армии.

Сообщения о подобных акциях приходят практически ежедневно. Так, за последние 5 дней вооруженные суннитские радикалы взорвали 11 членов шиитской похоронной процессии в провинции Дияла, организовали побег 22 заключенных из багдадской тюрьмы, убили 18 иранских и иракских нефтяников недалеко от города Муктадия, вырезали семью чиновника министерства здравоохранения в городе Садия, и взорвали 3 начиненных взрывчаткой автомобиля в пригороде Багдада, в результате чего погибли 11 шиитов. Если добавить к этому, к примеру, недавний 10-часовой минометный обстрел центра города Киркук, унесший жизни 50 полицейских, то картина видится и вовсе удручающая.

Правительству Нури аль-Малики все сложнее пресекать деятельность радикалов, которые умело оборачивают политические противоречия и социальные проблемы в религиозную плоскость. Надо сказать, проблема здесь не только в аль-Малики и его министрах. Вне всяких сомнений, они допустили ошибку, отказавшись на каком-то этапе от равноправного диалога с суннитским меньшинством. Однако надо понимать, что в рамках светского Ирака таковой все еще возможен. Но большая часть группировок, которые не останавливаются перед проявлением самого разнузданного насилия, не собираются придерживаться упомянутых рамок. К примеру, самые крупные и влиятельные из них - «Аль-Каида» и ее ответвление «Исламское государства Ирака и Леванта» - совершенно не скрывают намерения установить, в случае победы, на всей территории Ирака, Сирии и Ливана правление на основе норм шариата, причем трактуемого в наиболее радикальном ключе. Шиитов салафиты, как правило, вообще не считают мусульманами, что автоматически делает разрешенным их убийство, насилие над ними и любое попрание их прав. Сложно представить, какой диалог, да еще равноправный, мог бы быть у правительства Нури аль-Малики, как и любого другого адекватного правительства в мире, с подобными элементами. А если учесть, что спонсирующие салафитских террористов Саудовская Аравия и Катар дают деньги (что, кстати, не скрывают даже в официальных заявлениях) вовсе не на диалог, а именно на дестабилизацию обстановки в стране, официальному Багдаду можно разве что посочувствовать.

Даже вполне разумные меры иракского правительства в отношении борьбы с терроризмом не приносят нужного результата в условиях нестабильности и все растущей анархии. К примеру, укрепление армии путем закупок нового оружия, мера, вне сомнения, оправданная, однако, учитывая массовое дезертирство из снабжаемых новым вооружением частей, в плане эффективности весьма сомнительная.

По всей видимости, Нури аль-Малики и члены его правительства начинают понимать, что в одиночку, своими силами, ситуацию они не исправят. У официального Багдада для этого нет ни военной силы, ни достаточного авторитета в обществе. Даже шиитское большинство, по сути, и избравшее аль-Малики на пост премьера, не удовлетворено результатами его управления страной. Это и неудивительно, ведь именно безопасность и стабильность лежат в основе успешности того или иного правительства, а как раз их-то в современном Ираке и не наблюдается. Все чаще симпатии шиитов завоевывают, либо откровенно радикально настроенные религиозные лидеры, ориентирующиеся на Иран и его модель политического устройства («велайате-ль-факих»), либо политики, готовые договариваться с суннитами - порой со значительными уступками. Относительно самостоятельная политика, которую после ухода войск Соединенных Штатов из Ирака пытался проводить аль-Малики, оказалась никому не нужна.

В этой связи, иракскому премьеру не остается ничего другого, кроме как обратиться к своему естественному союзнику, имеющему громадное влияние, как внутри страны, так и за ее пределами, и имеющему все возможные рычаги для стабилизации положения. Таким союзником для Ирака является Иран. По сути, корни самого правительства аль-Малики, а также ряда наиболее могущественных политических групп страны произрастают из Тегерана. Именно там в период диктатуры Саддама Хусейна базировался Высший совет исламской революции Ирака, а также партия «Даава», одним из лидеров которой и был нынешний иракский премьер. Многие современные партии и движения страны также ориентируются на Иран. Самым заметным из них является армия Махди Муктады ас-Садра. Влияние последнего в среде иракских шиитов увеличивается по причине его готовности на самые радикальные методы борьбы против суннитских вооруженных группировок и призывов построения на территории Ирака исламского государства по образу Ирана.

Учитывая все эти факторы, аль-Малики просто необходимо заручиться поддержкой ИРИ, в противном случае ее могут попросту получить другие шиитские лидеры. По-видимому, этой цели в значительной мере был посвящен визит иракского премьера в Тегеран, произошедший на прошлой неделе. Нури аль-Малики провел встречи с Верховным Лидером ИРИ Али Хаменеи, президентом Хасаном Роухани, а также главой Высшего совета национальной безопасности Али Шамхани. Стоит отметить, что иракский премьер добился в переговорах с ними некоторого успеха. В частности, Али Хаменеи высказал удовлетворение работой правительства аль-Малики, а также заявил, что для расширения взаимодействия между странами нет препятствий. Речь в ходе всех трех встреч шла, прежде всего, о содействии Ирана в укреплении безопасности на территории Ирака, в чем Тегеран заинтересован. Для последнего крайне важно, чтобы шиитское большинство оставалось у власти, обеспечивая, таким образом, влияние ИРИ в едином и неделимом Ираке. Важно, что Исламская Республика не требует от своего соседа сходного со своим политического устройства, несмотря на благосклонность к политикам, подобным ас-Садру. В этой связи, поддержка Ираном Багдада не только логична, но и имеет тенденцию к расширению, о котором говорил Верховный Лидер.

Скорее всего, в случае дальнейшей дестабилизации положения в Ираке, Исламская Республика будет попросту вынуждена прийти правительству страны на помощь, как финансово и политически, так и, возможно, в военной сфере – направляя туда своих инструкторов, а, возможно, и целые вооруженные формирования. Странного и нового здесь ничего нет – аравийские монархии делают то же самое не первый год. При этом, вмешательства Ирана в последнее время выглядит действительно последним шансом для Нури аль-Малики удержаться у власти, а для Ирака – обрести долгожданный мир и стабильность.

Антон Евстратов – политический обозреватель Политком.RU по Ближнему Востоку

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net