Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

16.12.2013 | Евгений Бай

Чили: «левый» поворот вокруг центра

В Чили состоялся второй тур президентских выборов. Как и ожидалось, убедительную победу одержала лидер левоцентристской коалиции «Новое большинство» Мишель Бачелет. Она набрала 62% голосов – больше неё не получал ни один кандидат на выборах в этой стране за восемь десятилетий. Ее соперница, представлявшая правых, Эвелин Маттеи, довольствовалась всего 37%.

Чили - страна во многом уникальная и на своем континенте и в мире, в целом. В 1964 году, в период, когда в Латинской Америке властвовали военные диктатуры, ее демохристианское правительство во главе с Эдуардо Фреем начало проводить глубокие экономические и социальные реформы. Потом, в 1970-1973 годах, страна прошла через сокрушительное фиаско правительства Народного единства Сальвадора Альенде, одного из немногих марксистских правительств в мире, пришедших к власти в результате выборов. За этим последовали 17 лет военной диктатуры Пиночета, при котором власти стали проводить неолиберальные реформы, инициированные «чикагскими мальчиками» Милтона Фридмана.

И, наконец, редчайший случай в мировой истории: хунта Пиночета решила в 1988 году провести плебисцит о народном доверие к ней. Вопрос, вынесенный на него был крайне простым - «вы хотите продолжения власти военных в стране?». Большинство чилийцев ответило на него «нет»Несмотря на суровый вердикт хунте, страна продолжала жить по модели свободного рынка, внедренной при Пиночете и по конституции, принятой военной хунтой. Как говорит чилийский экономист Патрисио Навиа, преподающий в университете Нью-Йорка, «Пиночет стал отцом чилийской нации, хотя и весьма жестоким отцом».

В 1989 году в стране впервые за много лет были проведены свободные выборы, на которых ставленник Пиночета, экономист Эрнан Бучи, проиграл. Тогда многие чилийцы, прежде всего, из обеспеченных слоев испугались, что демократия вновь приведет нацию к хаосу. Ведь власть в стране взяла пестрая левоцентристская коалиция, известная как Concertacion, в которой христианские демократы оказались вместе с социалистами и коммунистами. Но следующие двадцать лет показали, что демократия совсем не обязательно ведет к кризису. Эти два десятилетия стали периодом, который вошел в историю Чили как время milagro economic - «экономического чуда».

Известный латиноамериканский политолог Альваро Варгас Льоса считает, что стратегия Concertacion оказалась успешной по двум причинам. Во-первых, новые чилийские левые не стали быстро сворачивать привилегии военных, чтобы не провоцировать новую гражданскую войну в стране. Пиночет и после своей отставки, вплоть до 1998 года сохранял пост главнокомандующего чилийскими вооруженными силами. В Чили по-прежнему был силен Совет национальной безопасности - контроль в нем оставался за военными, в сенате немало мест были пожизненно зарезервированы за сторонниками хунты, которые не избирались, а назначались генералом.

И во-вторых, левоцентристская коалиция не отказалась от модели свободного рынка, которую внедрили военные. Никаких новых экспроприаций, никакой национализации, но при этом - всемерное развитие политических институтов, укрепление правосудия и независимой прессы.

В первый же президентский срок Патрисио Эйлвина, победившего на выборах 1989 года, Чили добивалась экономического роста в среднем 7.8 процентов в год, а уровень нищеты был понижен с 38.6 процентов в 1990 году до 27.6 в 1994–ом. Чилийцы по достоинству оценили стратегию коалиции. В период с 1989 по 2008 год ее кандидаты - Эдуардо Фрей, Рикардо Лагос и Мишель Бачелет четыре раза побеждали на президентских выборах, пять раз коалиция одерживала победы на выборах в парламент и пять раз на муниципальных выборах.

А в 2005 чилийский парламент принял поистине уникальное решение. Было признано целесообразным сократить президентский срок с шести до четырех лет без права немедленного переизбрания лидера. В стране сочли, что так будет лучше для синхронизации действий исполнительной и законодательной власти. «После крушения режима Пиночета в Чили была достигнута редкая для Латинской Америки модель общества с правовым государством, сильными политическими партиями, динамичной экономической политикой и существованием мощного общенационального консенсуса в руководстве страны», - говорит Альваро Варгас Льоса. Для всего континента чилийская демократия стала образцовой».

Когда Минель Бачелет покинула в 2010 году свой пост после окончания первого президентского мандата, уровень ее популярности составлял 84 процента. На смену ей тогда пришел другой политик, представлявший правых - мультимиллионер Себастьян Пиньера. И ничего катастрофического не произошло, никаких экономических или социальных катаклизмов. Пиньера успешно продолжил путь развития, начатый его левоцентристскими предшественниками, при нем экономический рост составлял 5-6 процентов в год, а инфляция снизилась до 2 процентов. Никто из его идейных оппонентов из предыдущего правительства не оказался в тюрьме и не был выслан из страны.

Сейчас, когда Бачелет вернулась на капитанский мостик, чилийские правые по традиции подняли шум, начав пугать нацию резким поворотом страны влево. Дело в том, что Бачелет намеревается принять ряд серьезных реформ - пересмотреть пиночетовскую конституцию, провести реформу системы образования, сделав ее максимально доступной всем слоям общества, поднять налоги на корпорации. Кеннет Банкер, чилийский политолог считает, что «налоговая реформа у нее в кармане, поскольку у «Новой коалиции» достаточно мест в конгрессе, чтобы провести ее». А вот что касается принятия новой конституции, то у Бачелет может не хватить сил, для этого ей потребуется абсолютное парламентское большинство.Второй срок Мишель Бачелет может оказаться более трудным, чем первым. Как говорит чилийский социолог Гонсало Бустаманте Кушель, «на политическую авансцену страны вышла новая сила - чилийские студенты, которые в 2011 провели ряд массовых общенациональных демонстраций протеста, негодуя против дороговизны обучения и неравенства в получении знаний».

Их уличные бои высветили непреложный факт. В Чили, как и в Бразилии, которая в 2013 году также была охвачена массовыми демонстрациями протеста против коррупции и правительственной расточительности, быстрое экономическое развитие привело к становлению мощного среднего класса. Власти Чили добились многого, чтобы перевести из разряда маргиналов в ряды состоятельных граждан миллионы людей. А теперь те потребовали еще больших благ и большей демократии в своей стране. Неолиберализм, сохраняющий неравенство, для них становится бранным словом. Нынешний порядок их, людей с возросшими доходами и более зрелыми взглядами на мир, уже не устраивает.

Многие чилийские эксперты заговорили о «новом историческом цикле». Оправдает ли Мишель Бачелет выданный ей огромный вотум доверия чилийцев? Имея положительный опыт управления, Бачелет вряд ли изменит своим демократическим принципам. Да и при том уровне гражданских свобод, зрелых политических институтах и сильной прессе, вряд ли стоит опасаться каких-либо популистских проектов, которые перечеркнут репутацию Чили как самой ответственной страны Латинской Америки в сфере социально-экономической политики.

Чилийский опыт говорит нам и о другом феномене. В начале «нулевых» многие российские латиноамериканисты решили, что Латинская Америка совершает радикальный поворот налево. В красный цвет была выкрашена и крупнейшая страна континента, Бразилия, и, конечно ее сосед Венесуэла, и Эквадор, и Боливия, и Чили. Там, где не было особой ясности, какой цвет необходим, как в случае с Аргентиной, рисовали розовым. В «белом пространстве» остались разве что Мексика и Колумбия, где расположены американские базы, а левые силы давно ассоциируются исключительно с повстанцами из FARC (Революционными вооруженными силами Колумбии) — гремучей смеси партизан маоистской закалки и наркодельцов, которые ведут борьбу с властями уже несколько десятилетий.

По мнению Альваро Варгаса Льоса говорить о некоем «историческом повороте влево» всего континента было бы ошибкой. «Подлинное размежевание происходит в рядах самих левых сил, которые также находятся на этапе поиска своей исторической идентификации, утверждает сын классика латиноамериканской литературы Марио Варгаса Льосы. По его словам, они повторяют путь, который в 80-ые годы прошли лейбористские партии Испании, Великобритании и Новой Зеландии. Борьба на самом деле идет между теми, кого кубинский писатель Карлос Альберто Монтанер назвал «хищниками» (радикальные левые) и «травоядными» (умеренные левые)». Перефразируя это высказывание можно сказать, что водораздел между латиноамериканскими левыми происходит между популистским режимами, знаменосцем которых является Венесуэла и ориентированными на свободный рынок, демократические ценности и господство закона левоцентристами, которых в наибольшей степени олицетворяет именно Чили.

На уровень демократического развития латиноамериканских стран, как показывает опыт, не оказывают решающего влияния ни исторические прецеденты, ни размер территории или населения, ни богатства недр. Государства континента сами определяют дороги, по которым им надо следовать. А порой, словно по о’Генри, дороги выбирают их.

Евгений Бай – журналист, политический обозреватель по США и Латинской Америке

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net