Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Кавказ

13.01.2014 | Сергей Минасян

Нахичеванский фактор: особенности азербайджано-турецкого сотрудничества

В самом конце декабря 2013 г. указом президента Азербайджана Ильхама Алиева вместо 5-го Нахичеванского армейского корпуса азербайджанских вооруженных сил в Нахичеванской автономной республике была создана Особая отдельная общевойскавая армия. Громкое переименование, однако, существенно не сменило ни организационно-штатной структуры бывшего армейского корпуса, ни его боевые возможности, ни тем более не сказалось на региональной военно-политической расстановке сил.

Более того, оно лишь встревожило некоторых представителей азербайджанской общественности, связавших это с активизацией армяно-российского военно-политического сотрудничества и даже возможным скорым армянским «блицкригом» в Нахичеване – анклава, волею истории и политики ставшего еще в начале 1920-х гг. частью Советского Азербайджана, а ныне – географически и коммуникационно отделенного от «материкового» Азербайджана.

Впрочем, по мнению большинства азербайджанских комментаторов, данное переименования во многом было призвано удовлетворить амбиции бывшего нахичеванского комкора, а ныне – новоназначенного «особого» командарма Керима Мустафаева. И хотя К.Мустафаев одновременно также назначен заместителем министра обороны Азербайджана, в новом статусе он фактически будет непосредственно подчинен лишь президенту И.Алиеву и всесильному главе Нахичеванской автономии Васифу Талыбову.

Нахичеван всегда занимал особое положение в политической и особенно – кадровой структуре Азербайджана, фактически явллясь основной «кузницей кадров» для политической и экономической элиты этой страны. Вооруженные силы автономной республики при этом также всегда воспринимались как особая, наиболее боеспособная и дисциплинированная часть азербайджанской армии. Традиционно уровень смертности и инцидентов в бывшем 5-м Нахичеванском армейском корпусе всегда был ниже, чем во всей остальной азербайджанской армии, особено по сравнению с ее подразделениями, дислоцированными вдоль линии фронта с Нагорным Карабахом. Во многом это объясняется не столько изолированным, анклавным расположением Нахичевана, сколько традиционным (еще с начала 1990-х гг.) и весьма существенным вовлечением Турции в подготовку и оснащение этого войскового объединения азербайджанских вооруженных сил.

Военный представитель Турции в Нахичеване имеет особый статус. Есть сведения и о постоянной дислокации в Нахичеване турецкого специального подразделения, осуществлявшего учебно-тренировочные и разведывательные функции. Летом 2010 г., когда готовились изменения в новый документ о порядке функционирования российской военной базы в Армении (с расширением зоны ее ответственности и на границы Армении с Азербайджаном и Нахичеваном), азербайджанская сторона даже озвучивались предложения о желательности официальной дислокации в Нахичеване на постоянной основе турецкой военной базы.

Поэтому переименование 5-го армейского корпуса в Нахичеване, кроме всего прочего, демонстрирует особый статус нахичеванских войск и создает перспективу усиления их интеграции с турецкой армией. Это в свою очередь, вновь актуализирует проблемы турецко-азербайджанских военно-политических отношений, в том числе в контексте региональной безопасности и особенно – карабахского конфликта.

Военное и военно-политическое сотрудничество Азербайджана с Турцией (единственным реальным азербайджанским военно-политическим союзником) традиционно имело для Баку ключевое значение. За последние годы военно-техническое сотрудничество между Турцией и Азербайджаном еще более усилилось. Объемы только безвозмездной военной помощи Турции Азербайджану за два десятилетия сотрудничества исчисляются сотнями миллионов долларов. Примерно с 2007-2008 гг., когда Азербайджан стал получать первые доходы от продажи своих энергоресурсов, Баку также превратился в одного из крупных импортеров турецких вооружений и военной техники.

С другой стороны, будучи основным военно-техническим партнером, Анкара для Баку также является и одним из основных ограничителей его военной активности. Турция, обладая членством в НАТО, а также претендуя на роль региональной державы, сама во многом не заинтересована в возобновлении боевых действий в Нагорном Карабахе, что создает риск конфликта с Россией, являющейся военно-стратегическим союзником Армении. С этой точки зрения, особая роль, которую играет Турция, в частности, в Нахичеване, лишь расширяет возможности военно-политического влияния Анкары на Баку.

К примеру, согласно публикациям турецкой прессы, Анкара, получив в 2009 г. соответствующую информацию от своих спецслужб, оказала серьезное давление на Азербайджан с тем, чтобы предотвратить вроде бы всерьез планируемое официальным Баку инициирование новой войны в зоне карабахского конфликта. Речь якобы шла о том, что Ильхам Алиев, встревоженный возможностью нормализации армяно-турецких отношений после подписания в октябре 2010 г. Цюрихских протоколов, способных привести к прекращению коммуникационной блокады Армении со стороны Турции и усилению ее позиций в Карабахском конфликте, осенью 2009 г. всерьез рассматривал возможность начала боевых действий в Нагорном Карабахе для торпедирования армяно-турецкой «футбольной дипломатии».

Надо также не забывать, что, несмотря сохраняющуюся стратегическую важность Турции для США, история их взаимоотношений содержит примеры сдерживания Вашингтоном внешнеполитических амбиций Анкары, противоречащих интересам первого. Наряду с ситуацией вокруг Иракского Курдистана (особенно в контексте отказа турецкого парламента пускать американские войска в Ирак через свою территорию в марте 2003 г.), можно привести еще более наглядные исторические примеры. Например, такого рода ситуация сложилась в июне 1964 г., когда Турция решила вторгнуться в Кипр для поддержки местных турок-киприотов, и лишь написанное в самых жестких тонах письмо-предупреждение президента США Линдона Джонса, адресованное премьер-министру Турции Исмету Иненю заставила его отказаться от этого намерения. При этом история с все же осуществившимся (уже в 1974 г.) турецком вторжении в Кипр показывает, что оно стало возможным лишь в результате молчаливого согласия Вашингтона.

Наконец, уместно напомнить, что возможное прямое вовлечение Турции в армяно-азербайджанское противостояние в мае 1992 г. (когда после занятия карабахскими войсками Шуши и Лачинского коридора активизировались боевые действия и на армяно-нахичеванском направлении) было резко осажено не только в результате недвусмысленного предупреждения со стороны тогдашнего командующего ОВС СНГ маршала Шапошникова. Турция была вынуждена остановиться также в результате пусть не столь демонстративных, но не менее решительных и действенных сигналов Анкаре из Вашингтона, хотя и армянские войска более не продолжили свое наступление на Нахичеван.

Таким образом, турецко-азербайджанские военно-политические отношения имеют двойственный характер. С одной стороны, Турция действительно является ключевым партнером Азербайджана в военно-технической сфере, а степень турецкого военного вовлечения в Нахичеван является фактором, способным вообще поставить под сомнение реальный контроль и суверенитет официального Баку над этой автономной республикой и дислоцированными там азербайджанскими войсками. Однако, с другой стороны, Турция, является одним из основных сдерживающих факторов для Баку в карабахском конфликте.

Естественно, это никак не влияет на более благоприятное восприятие Анкары армянской стороной (что невозможно без полноценной нормализации армяно-турецких отношений), но оказывает сдерживающее влияние на региональную безопасность. В условиях продолжающейся блокады Армении со стороны Турции, последняя не воспринимается ни Арменией, ни тремя странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ (Россией, Францией и США) как беспристрастный игрок, что затрудняет для турецкой стороны реальное вовлечение в карабахский переговорный процесс, протекающий исключительно в формате МГ ОБСЕ.

Сергей Минасян - доктор политических наук, заместитель директора Института Кавказа, Ереван, Республика Армения

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net