Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

20.03.2014 | Антон Евстратов

«Шиитская дуга»: уже не фантом?

Усилившиеся в последнее время контакты – политические, экономические и даже военные, между Ираном и Ираком, не прекращающаяся поддержка Тегераном режима Башара Асада в Сирии и мощное шиитское революционное движение в странах Персидского залива дают основания для подтверждения тезиса о постепенном складывании так называемой «шиитской дуги». Данный термин был употреблен королем Иордании Абдаллой еще в 2004 году в связи с усиливавшимся в то время ирано-иракским взаимодействием, которое, по мнению монарха, могло угрожать влиянию традиционно значимых в арабском мире суннитских монархий Персидского залива.

Если в то время слова короля можно было воспринимать не более, чем подобие истерики излишне напуганного проамериканского и просаудовского главы маленькой страны, то сейчас они все более и более наполняются смыслом. Если в 2004-м американские войска присутствовали в Ираке и не давали этой стране фактической независимости, то сейчас Багдад, в целом избавившийся от иностранного военного присутствия, проводит гораздо более самостоятельную внешнюю политику. Такая политика, в частности, недавний договор с Тегераном о закупках военного снаряжения и оружия, уже выводит Иран – центр притяжения шиитов всего мира – на иракский оружейный рынок, ранее монополизированный США и Россией, и дает ИРИ дополнительные рычаги влияния на ситуацию в этой стране. Неудивительно, что Соединенные Штаты уже высказывают возмущение – им пришлось требовать объяснений у высших должностных лиц арабской республики, что не только показывает зависимое положение последней, но и ярко демонстрируют внезапную беспомощность Вашингтона.

Впрочем, США - как раз та сторона, которой возмущаться в сложившейся ситуации совершенно не с руки – именно американские войска уничтожили, пожалуй, самого опасного антииранского политика региона Саддама Хусейна, освободили сдерживаемые им и в значительной степени проиранские шиитские силы, после чего те ожидаемо, пользуясь поддержкой большинства населения, взяли власть в Ираке.

Постепенно теряя Междуречье, Соединенные Штаты, по-видимому, решили взять некоторый реванш в Сирии, также находящейся под сильнейшим политическим и экономическим влиянием Исламской Республики. Открыто поддерживая боевиков оппозиции, первоначально даже не учитывая их принадлежность к организациям, уже запятнавшим свои руки кровью американских граждан, они стремились подорвать военную мощь, экономическое состояние и внешнеполитический имидж правительства Башара Асада. В случае победы оппозиции, США и все противники Ирана убивали сразу несколько зайцев – они уничтожали самого сильного союзника ИРИ и нарушали территориальную связь Тегерана с ливанским движением Хезболла, таким образом, в прямом смысле этого слова разрывая складывающуюся шиитскую дугу на куски. Однако Башар Асад оказался сильнее, чем про него думали, а поддержка Ирана и России не позволили США и их союзникам помочь оппозиции прямым вторжением. В результате – Иран еще крепче привязал к себе Дамаск, полностью зависимый теперь от него экономически и политически, а также обязанный своими победами во многом именно вмешательству проиранской «Хезболлы».

Три ключевых государства возможной шиитской дуги имеют очень серьезный внешнеполитический фактор, который на взаимовыгодной основе в перспективе может позволить им играть важнейшую роль на Ближнем Востоке. Этот фактор – поддержка России. Тегеран и Москва проверили координацию своих внешнеполитических позиций в ходе сирийского гражданского противостояния и показали в этом отношении образцовую «игру». В свою очередь, сам Иран имеет с РФ тесные связи в ряде стратегических направлений, в числе которых военное сотрудничество, и атомная энергетика. Ирак, в свою очередь, хотя и испытывает пока на себе значительное влияние недавно ушедших США, является покупателем российского оружия, так что Москва заинтересована и в поддержке правительства аль-Малики не только по геополитическим, но и по чисто экономическим причинам.

Шиитская дуга, фактически, даже в том виде, в котором она существует сейчас, может соединять своей территорией Запад Афганистана со Средиземным морем, на побережье которого расположен Ливан. Там значительное влияние имеет зависимая от Ирана шиитская группировка Хезболла. В результате, небольшие усилия всех сторон данного содружества могут уже в ближайшем будущем создать для региона крупнейший военно-политический блок, готовый и желающий бороться с доминированием в арабском и мусульманском мире аравийских монархий, а также настроенный явно антизападно.

Однако, если Запад находится далеко, и в целом имеет возможность установить конструктивные отношения с шиитским альянсом, как за счет сотрудничества в Ираке, так и благодаря наличию в регионе таких связующих нитей, как, например, Турция Эрдогана, то на аравийские монархии «дуга» может воздействовать гораздо более успешно. Речь идет о шиитском меньшинстве в Саудовской Аравии, Катаре и Кувейте и большинстве в Бахрейне. Не прекращающиеся выступления в Манаме показали силу сплоченных революционными идеями масс шиитов. Три года борьбы в Бахрейне проходят без значительной поддержки Ирана и какой-либо другой шиитской страны, притом, что король и правительство королевства держатся буквально на штыках саудовских солдат. Нетрудно представить, что бы произошло с Бахрейном, вмешайся в ситуацию тот же Тегеран хотя бы косвенно. Цепная реакция из шиитских революций если не полностью перекроит карту Аравийского полуострова, то, как минимум, заставит его государства надолго забыть о борьбе за какое-либо внешнеполитическое влияние.

Говоря о возможном сближении шиитских государств и возможностях шиитской ветви ислама занять по-настоящему влиятельное положение в масштабах всего Ближнего Востока, нельзя не отметить, что этот расклад исключительно благоприятен для современной России. Как было отмечено выше, с Тегераном, Багдадом и Дамаском у Москвы партнерские отношения, и даже Хезболла не включена Москвой в список террористических организаций. Вместе с тем, конкуренты в регионе у России с ними общие. Саудовская Аравия – известный и основной противник РФ в сфере продажи нефти, а то, что не так давно пообещал сделать с Катаром Сергей Лавров вообще забыть достаточно сложно. Антизападная риторика Тегерана, Дамаска и Хезболлы, в свою очередь, надежно блокируют возможную конкуренцию России в этих странах со стороны США, ЕС и их союзников. Сирийские события и решающая роль в них Москвы заставили все чаще звучать в России голоса о скором ее возвращении на Ближний Восток. Шиитская дверь – пожалуй, наиболее удобный, легкий и выгодный для этого путь.

Антон Евстратов – обозреватель Политком.RU по Ближнему и Среднему Востоку

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net