Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Российский мир

04.04.2014 | Алексей Рощин

Крым: цена вопроса

Ситуация после захвата Крыма сложилась весьма своеобразная: аншлюс крайне разочаровал и даже напугал остальной мир, однако и в самом Крыму, и по всей России случился массовый эмоциональный подъем, то и дело переходящий в приступы эйфории. Люди радовались, смеялись и едва ли не обнимались на улице даже с незнакомцами. Безусловно, поглощение состоялось на чрезвычайно позитивном эмоциональном фоне. Специалисты, конечно, ставят под сильное сомнение цифры крымского референдума, так как такое единодушие – 95% при высоченной явке – едва ли возможно при демократическом голосовании; однако, по независимым оценкам, 75-80% одобрения – цифры вполне реальные.

Почему россияне – и старые, и новоявленные – так дружно и массово впали в детство? Люди ведь реально ощущают себя как ребенок в первый раз на Ёлке в Кремле: вот сейчас явится добрый дедушка Мороз и даст мне всё-всё-всё!! Надо только закрыть глаза и мечтать! На чем же основана вся эта массовая эйфория с обеих сторон? Боюсь, что главным образом – на двух взаимно несовпадающих мифах: о «богатой России» и о «благословенном Крыме». Я достаточно поговорил в последние недели с теми и с другими, чтобы составить себе представления об основных ожиданиях.

Настрой у крымчан откровенно, можно даже сказать, бесхитростно меркантилен: «Наша Украина разорилась, толку от нее никакого, да и вообще она нас только зажимала, не давала денег и полномочий; а вы, Россия – страна богатая, широкой души, в одни Сочи вон сколько вбухали – весь мир охренел от вашего транжирства! Небось, на нас и еще больше отстегнете – не обеднеете. Нам нравятся ваши пенсии и ваши зарплаты у бюджетников, ваши рубли, небось, понадежнее гривен, а с ваших отдыхающих мы наверняка сможем слупить поболе, чем с наших голоштанных украинцев… Хотя какие они наши? Это мы теперь ВАШИ, дорогие россияне! Приходите сюда и сделайте нам, наконец, красиво!»

Однако и большинство так называемых «простых россиян» полны не менее сладких предвкушений: «О, Крым! Это же такой суперкурорт, лучше всякой Турции! Нам (России) жутко повезло, что мы его получили. Это ж почти как Греция – там всё есть! А нам теперь – поскольку он наш – разрешат там отдыхать практически бесплатно, да-да! Зря, что ли, нам его «вежливые человечки» отбивали у жадных хохлов? Спасибо Путину! А ведь поскольку Крым – курорт мирового значения, то он будет приносить России много-много денег, возможно, в связи с вхождением Крыма нам в России теперь даже повысят пенсии и зарплаты!»

Нетрудно заметить, что эти ожидания малость противоречат друг другу. И это еще полбеды. Куда более интересен вопрос – насколько они вообще соответствуют действительности?

В отечественном агитпропе, который в России неимоверно разросся и теперь охватывает едва ли не все официальные СМИ и половину русскоязычной блогосферы, принято с восторгом ссылаться на данные различных соцопросов среди россиян, согласно которым то ли 80%, то ли 85% «полностью одобряют» присоединение Крыма. Но все это, увы, стандартные пропагандистские уловки; как всегда в таких случаях, ответы решающим образом зависят от того, как именно задан вопрос.

Вопрос про Крым можно сравнить с вопросом про «мерседес». Если к рядовому обывателю пристать с вопросом, хочет ли он иметь в своей собственности новенький «мерс», - что он ответит? Особенно если при этом еще и ненавязчиво расписать прелести обладания шикарной машиной: мягкость хода, полная безопасность, эргономичность салона, множество приятных «ништяков» и приспособлений… А престиж? А комфорт? А повышение собственного социального статуса?! А сосед Вася, который лопнет от зависти?? Словом, ясно, что на вопрос об обладании «мерсом» не то что 80-85, а все 99,9% опрошенных ответят твердым «да, хочу!»

Сложности начнутся лишь потом – когда возжелавшему комфорта и престижа прикатят этот самый «мерседес», да и наконец расскажут условия покупки: 80 тысяч рублей в месяц в течение 5 лет, плюс страховка 300 тысяч, плюс расход бензина максимального октанового числа, плюс дорогое ТО, плюс необходимость теплого гаража, так как такую вещь на улице не бросишь, и т.д. Вот тут-то наш счастливый обладатель и взвоет. И начнет причитать: я, мол, сам живу в «хрущевке», зарплата у меня 40 тысяч, жена библиотекарь, теща пенсионер, дача 6 соток. Вы что, обалдели?? Я ж этот «мерс» ТАК хотел! Как «так»? – удивятся вежливые люди. Да так! Бесплатно!! – заплачет несчастный.

На самом деле тут и кроется вопрос, которого все мы – и россияне, и крымчане – старательно избегали, а кремлевские власти нам в том заботливо помогали. ЦЕНА ВОПРОСА. Никто не против ездить на «мерсе» и отдыхать в Крыму, никто даже не сомневается в том, что «я этого достойна» – и на дне остается только один маленький червячок сомнения: а, собственно, можем ли мы себе это позволить?

Смешно сейчас об этом говорить, но, тем не менее, если по логике, то все общественные дискуссии в период, предшествовавший референдуму 16 марта и экспресс-принятию Крыма в состав РФ, должны были бы бушевать вокруг одного – чего нам будет стоить присоединение, есть ли у нас на это деньги, какова наша решимость и чем именно мы готовы поступиться ради этой цели – и чем, соответственно, поступиться не готовы.

Ничего подобного, естественно, не было даже намеком. Наоборот – имело место полное единодушие, когда, скажем, в той же Думе решение о принятии Крыма было принято при 1 (одном!!) голосовавшем «против». И то этого одного (Илью Пономарева) тут же пригрозили лишить мандата и выгнать из ГД – чтобы, дескать, не портил «праздник».

Между тем очевидно одно: присоединением Крыма Россия взвалила на себя тяжкое бремя. И речь тут отнюдь не только о санкциях международного сообщества и не о перспективе войны с Украиной (у которой мы, как ни крути, оттяпали кусок территории). Речь о том, что Крым – это сама по себе очень не маленькая территория, которая объективно, всеми хозяйственными нитями, завязана на Украину, без помощи с Украины жить не может – и, следовательно, необходимы поистине грандиозные усилия для того, чтобы полностью переориентировать все ресурсные потоки – воду, энергию, грузы, пассажиров – с Украины на Россию. Придется платить, и платить МНОГО.

Волнует на сегодня этот вопрос народные массы в России? Нет, ни в малейшей степени. А почему? А потому что все уверены – платить будет «дядя». И мы даже знаем ФИО этого дяди: Владимир Владимирович Путин. У Путина – думают рядовые россияне – денег много, он заплатит! Что характерно, точно так же думают и рядовые крымчане. Это единственный пункт, по которому у россиян и крымчан наблюдается сегодня полное единомыслие.

Однако, к большому сожалению, у Путина ничего своего для Крыма нет. Все свои деньги он берет из наших карманов.

Например, на пенсии. В Крыму нынче тысяч этак 400 пенсионеров, которые, что характерно, никогда в жизни ни рубля не платили в Пенсионный Фонд РФ (хотя бы потому, что зарплату они получали в гривнах). Теперь, однако, всех этих людей добрая Россия берет на свое попечение, обязуясь выплачивать им пенсии по российским расценкам. Это выйдет порядка 3 миллиардов долларов в год. И это при том, что в Пенсионном Фонде РФ была «дыра» еще до всякого Крыма. Помните разговоры весной прошлого года про необходимость повышения пенсионного возраста? Теперь они, несомненно, разгорятся с новой силой.

В Крыму также наблюдается сильная нехватка собственных воды и электроэнергии. Все это поступает с материковой Украины. В Крыму также со времен СССР полностью развалена какая-либо промышленность, большая часть жителей живет «с сезона» – то есть, обслуживая отдыхающих. Надо завозить всё это из России – только до сих пор не очень понятно, как.

Предлагается строить огромный мост через Керченский пролив – больше 4 км по морю. Прикидочная первоначальная стоимость – более 3 млрд. долл. Вспомним Сочи: там практически по всем объектам первоначальная сметная стоимость в итоге оказалась превышена в 5 раз. Несомненно, то же самое произойдет и с мостом…

Если его вообще есть смысл строить. Соединить Крым с Россией порывались многие коммунистические вожди начиная со Сталина – идея-то заманчивая. Но дело не только в чрезвычайной инженерной сложности проекта, дело в специфике Черного моря. Оно, зараза, зимой замерзает – но не до конца, так как зимой же там бушуют страшенные штормы. Сильнейший ветер ломает ледяной покров и гоняет огромные льдины по морю. Представим себе, что на пути льдин будут бетонные опоры моста! Три месяца подряд 5- и 10-метровые волны будут шарашить об бетон огромные льдины! Собственно, таким вот образом первый, построенный еще при Сталине мост был смыт в море в первую же зиму после его постройки. И если мост обойдется в 10 млрд. долл. – это будет, согласитесь, вдвойне обидно. Особенно если учесть, что нагрузка на такой мост предполагается колоссальная: по нему должны идти железнодорожные поезда, ехать автомобили, проходить мощный электрический кабель – а также по нему же должна идти огромная труба с водой из реки Кубань для Крыма. Сможет ли вода из Кубани заменить для Крыма ту воду, которая сейчас поступает туда по каналу из Днепра? А, собственно, никто еще этого толком не считал. Хотя Крым уже взяли.

Каким бы животворящим ни оказался мост через Керченский пролив – его еще надо построить. По самым осторожным прикидкам, строительство займет минимум 4 года. А туристический сезон в Крыму проваливается уже сейчас.

И ведь, помимо всего прочего, в Крыму весьма непростая национальная обстановка. Есть крымские татары, составляющие 13% населения, которых прочее население откровенно побаивается. Многие из них настроены непримиримо по отношению к России – и всех усилий отечественного агитпропа недостаточно для того, чтобы это скрыть. Чего стоит хотя бы дивный лидер Мустафа Джемилев… По сути, в лице татар Россия получила еще один очаг национальной напряженности, как говорится, «мало нам Кавказа». Татары уже пытались силой помешать Аксенову воцариться в качестве премьера Крыма еще в феврале. По слухам, положение спас приезд в Крым Рамзана Кадырова, который провел с представителями крымских татар «плодотворные переговоры», и они затихли.

Вопрос – на каких условиях они затихли? Что им пообещали? Некоторые детали известны: крымско-татарский язык в качестве второго официального языка в Республике Крым, национальная квота (!) в 20% в Верховном Совете Республики Крым. И, как поговаривают, главное – татарам обещали в Крыму «вторую Чечню»: не в смысле ковровых бомбардировок, а наоборот – в смысле столь же щедрого финансирования всего «культурного своеобразия. Откуда? Да все оттуда же – из федерального бюджета. «Путин платит».

Словом, обещания поражают своей щедростью. И – чудес не бывает – платить за всё великолепие будет не Путин. Платить будем мы. Причем, важно понимать: некоторые обещания объективно невозможно выполнить быстро, другие просто не будут выполняться, увязнут в недрах могучей российской бюрократии и не менее могучего бардака.

В связи с этим будущее нетрудно предсказать: экономическое положение россиян в связи с Крымом начнет ухудшаться – и это будет восприниматься особенно тяжело, так как россияне к этому абсолютно не готовы. Одновременно и крымчане все отчетливее станут понимать, что вступили именно в Россию, а вовсе не в страну Лимонию. Что самостоятельности у них стало не больше, а меньше, а денег не прибавилось, а как бы даже и не убавилось. Фронтальное повышение пенсий и зарплат не сможет не вызвать повышения цен – и, по всему судя, даже простое «подтягивание» крымских цен к общероссийскому уровню станет для крымчан огромным и крайне неприятным СЮРПРИЗОМ.

В итоге неизбежно гигантское взаимное разочарование. Уже сейчас пора начинать думать о том, как мы будем его если не преодолевать, то хотя бы сглаживать.

Алексей Рощин – ведущий эксперт Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net