Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В публичном пространстве активно обсуждают запрос ФСБ ключей шифрования сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» компании «Яндекс» - соответствующая информация появилась на РБК со ссылкой на источники, близкие к самой компании. По информации СМИ компания отказалась предоставлять доступ к шифрованию сервисов и не предоставила в спецслужбу соответствующие ключи, поскольку они могут дать доступ к паролям пользователей всей экосистемы «Яндекса».

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

18.04.2014 | Сергей Слободчук

Переговоры в Женеве как «Сказка про белого бычка»

Достигнутые в Женеве договоренности больше всего похожи не на план урегулирования кризиса, а на народную «Сказку про белого бычка». С тем же успехом, стороны могли закрепить в достигнутой резолюции такие воззвания как «Миру – мир!» и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь». Но главный риск – в том, что правящая администрация Украины взяла на себя ряд обязательств по деэскалации, в то время как существуют большие сомнения в наличие у нее соответствующих возможностей.

Честно говоря, российская и украинская сторона накануне встречи в Женеве слабо демонстрировали настрой на компромисс. И.о. министра иностранных дел Украины Андрей Дещица за день до Женевы озвучил директивы Кабинета Министров Украины, выдвинувшее России 5 требований: прекращение поддержки и осуждение террористических группировок (Дещица пообещал привезти в Женеву доказательства причастности РФ к поддержке протестующих на Юго-Востоке), отвод войск от восточной границы между Украиной и РФ, отзыв решения Госдумы, разрешившего президенту использовать войска в зарубежных странах. И, наконец, вывод российских войск, отмена решения по включению полуострова в состав России и возвращение Крыма под юрисдикцию украинских властей. А постоянный представитель Украины в ООН и других международных организациях Юрий Клименко заявил: «Украина не собирается обсуждать на этой встрече внутренние украинские вопросы, поэтому мы не будем обсуждать вопросы, связанные с федерализацией Украины. Этот вопрос не стоит в повестке дня». А на следующий день после ультимативных заявлений представители США, ЕС, Украины и России встретились в Женеве и приступили к обсуждению внутренних вопросов и вариантам урегулирования кризиса в Украине.

Правда, не совсем в заявленном накануне формате. Сначала Сергей Лавров и Джон Керри провели двусторонние переговоры за закрытыми дверями. Затем к ним присоединились Верховный представитель ЕС Кэтрин Эштон и и.о. главы МИД Украины Андрей Дещица. По итогам встречи стороны обнародовали резолюцию, посвященную мерам по деэскалации кризиса в Украине, также стороны договорились воздержаться от насилия в любом виде. Как оценивать достигнутые в Женеве договоренности? По сути дела, Женевская резолюция – это классическая «Сказка про белого бычка». Выходит так, что по итогам встречи переходная администрация Украины приняла на себя ряд обязательств. И здесь возникает очень большой вопрос, насколько временные власти в силах реализовать пункты резолюции.

Возьмем, к примеру, требование о том, что «все незаконные вооруженные формирования должны быть разоружены, все незаконно занятые здания – возвращены законным владельцам, захваченные площади, улицы - освобождены». Возникает вопрос – каким образом украинские власти собираются разоружать вооруженные отряды на Юго-Востоке, самооборону Майдана и другие вооруженные группировки? Министр внутренних дел Арсен Аваков несколько дней назад уже требовал разоружиться «Правый сектор», а спикер и и.о. президента Александр Турчинов в понедельник отдал указание о повторной антитеррористической операции на Донбассе. И что же? Несмотря на все требования и призывы, воз и ныне там. Правда, временные власти истолковали требования о разоружении на свой лад. Так, в ходе экстренного заседания правительства в четверг, Арсений Яценюк уже потребовал от протестующих и вооруженных ополченцев на Юго-Востоке немедленно сдать оружие. То есть, о «революционных» вооруженных группах в Киеве и украинских регионах речь вроде бы не идет. Вот всего лишь одна из реакций – заместитель главы народного ополчения Донбасса Сергей Цыплаков в ответ заявил, что ополченцы займутся разоружением и освобождением зданий только после освобождения арестованных сторонников и согласия властей в Киеве на референдум о статусе региона.

Движемся дальше. Женевские договоренности требуют, чтобы временная власть в Киеве объявила амнистию всем протестующим, кроме совершивших тяжкие преступления (и здесь Лавров сделал особый акцент на судьбе Павла Губарева). Но, к примеру, такие арестованные как «народный губернатор Донбасса» Павел Губарев и другие как раз и обвиняются в совершении тяжких преступлений вроде посягательства на конституционный строй и территориальную целостность Украины. И если администрация Турчинова-Яценюка не согласится их освободить и амнистировать, не идет речи даже о намеке на компромисс и мирное урегулирование на Юго-Востоке. Резолюция передает эстафету мониторинговой миссии ОБСЕ, которая и так уже работает в Украине – теперь миссия является ведущей силой, которая должна содействовать киевским властям и местным общинам в воплощении договоренностей в жизнь. И здесь снова возникает большой вопрос – согласится ли миссия отправиться на территорию Донбасса, где все еще проходит антитеррористическая операция, да и захотят ли ополченцы и активисты в Донецке, Харькове и Луганске слушать зарубежных эмиссаров.

Заключение о необходимости немедленного начала широкого национального диалога, который должен быть транспарентным – это чисто декларативная позиция в стиле «за все хорошее против всего плохого». Если стороны конфликта готовы найти общий язык, то для этого не требуются женевские резолюции. А если не настроены, то никакие резолюции не помогут. И, наконец, вопрос будущей украинской Конституции. Первоначально власти в Киеве анонсировали презентовать проект будущего Основного закона 15 апреля, но затем сроки переместили на 15 мая. Но на сегодняшний день остаются совершенно непонятными все без исключения вопросы по Конституции: какую форму правления она закрепит, какую модель взаимоотношений «Киев-регионы» будет содержать, какие термины полномочий предлагаются для президента, Верховной Рады и местных советов? Не говоря уже о таком важнейшем вопросе как механизм принятия новой Конституции – за нее снова, «как воры в ночи», будут голосовать только депутаты Верховной Рада? Или, может быть, новую Конституцию примет специально созванное для этой цели Конституционное собрание? Или все-таки народ Украины, по примеру всех развитых стран, примет свою Конституцию на референдуме?

Несмотря на агитационную кампанию властей в Киеве о том, что за протестами на Юго-Востоке стоит Россия, есть принципиальное отличие от ситуации в Крыму. Вооруженные ополченцы и демонстранты в Луганске, Донецке и Харькове заявляли требование провести референдум с тем, чтобы расширить права своих регионов, но остаться в составе Украины – о желании присоединиться к России заявляла только небольшая группа радикально настроенных протестующих. И в этом плане женевские заявления способны сыграть деструктивную роль, тем более, переходная администрация в Киеве уже заявила, что намерена разоружать только Юго-Восток. А в таком случае просматривается крайне негативный для интересов единой Украины вариант, когда, не дождавшись протянутой руки из столицы, протестующие перейдут на радикальные позиции, заявив о планах референдума о независимости. Существует и международное измерение достигнутых договоренностей – если администрация Турчинова-Яценюка в течение ближайших двух-трех недель не продемонстрирует успехов в части успокоения Юго-Востока, получится так, что они собственными руками распишутся в том, что не контролируют ситуацию в стране.

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net