Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

07.05.2014 | Алексей Рощин

Уроки Навального

Выборы мэра Москвы 2013 года постепенно скрываются в тумане времени, тускнеют на фоне последних событий. Кто сейчас вспоминает про «перспективного молодого политика», нежданно-негаданно получившего возможность бороться за пост столичного градоначальника и, прямо скажем, наделавшего в столице шороху? У нас ведь нынче совсем другая повестка дня: дальнейшее вставание с колен, противостояние с Западом, поддержка «русских братьев» на Украине, обустройство Крыма.

Однако есть мнение, что, как бы ни складывалась международные дела, а России не удастся надолго свернуть с демократического пути развития. Можно даже сказать, что в это просто хотелось бы верить – что гражданское противостояние в стране будет все же проходить в легальных формах борьбы на выборах, а не в виде государственного/негосударственного террора, перманентного майдана и гражданской войны.

Выступление Навального на выборах московского мэра оказалось самым крупным электоральным успехом так называемой «несистемной» (то есть реальной) оппозиции за много-много последних лет. Он, как известно, набрал 27% голосов – больше, чем все остальные оппоненты Собянина, вместе взятые. Сам Собянин при этом набрал чуть больше 50% голосов, и по ходу подсчета результатов по участкам (которое длилось в Москве дольше обычного) даже возникала вероятность, что в Москве может быть второй тур.

При этом даже противники Навального признавали, что он провел очень яркую и запоминающуюся кампанию. По ходу и сразу после выборов даже звучали восторженные голоса, уверяющие, что кампания Навального в отечественной избирательной практике – это вообще нечто экстраординарное, «новое слово», открывшее новые горизонты, «он делал то, что до него не делал никто и никогда» и т.д.

Факт тот, что за отведенное ему время кандидат Навальный действительно сделал впечатляющий рывок в избирательной гонке. Еще в июне по всем опросам он не набирал в Москве и 3% - а закончил, набрав в 9 раз больше. Те московские пиарщики и политтехнологи, которые обещали Собянину «легкую прогулку» и уверяли, что у него нет никаких реальных конкурентов – сели, что называется, в лужу. Чуть-чуть больше 50% - этот результат Собянина ни у кого не повернулся язык назвать триумфальным.

Но это с одной стороны. Если посмотреть с другой – действительно, Навальному (или даже кому-то еще из его конкурентов) не хватило каких-то 1,5 процентов «лишних» голосов, чтобы сотворить реальную сенсацию – не допустить всеми заранее предсказанной победы московского «и.о. мэра» в первом туре. Тогда был бы второй тур, а там уж… С этой точки зрения Навальный «недожал», «недокрутил», не воспользовался благоприятными обстоятельствами до конца – словом, потерпел неудачу.

Так все-таки, что же это было – мэрская кампания Навального? Грандиозный триумф «новых избирательных технологий» или эффектное падение яркого оппозиционера, не сумевшего («в условиях максимального благоприятствования со стороны властей») добиться хотя бы второго тура, не говоря уж о выигрыше? Оговоримся, что «максимальное благоприятствование» здесь надо понимать в специфическом российском смысле «управляемой демократии» - то есть кандидата от оппозиции всего лишь подвели под уголовное дело, подержали в тюрьме, но все ж дозволили почти беспрепятственно вести агитацию, не сняли с выборов и даже честно подсчитали голоса.

Давайте все ж объективно разберем, с одной стороны, в чем заключалось «новаторство Навального», и с другой – попробуем понять, в чем были его главные ошибки, что не позволило ему хотя бы «зацепиться за второй тур».

Новаторство Навального в области политтехнологий

Если «отжать» мнения экспертов от восторженного рева поклонников и даже фанатов Навального, то можно выделить три аспекта, которыми оппозиционер, что называется, удивил:

а) Задействование интернета как основного «мотора» кампании

б) Широкое использование в качестве агитаторов добровольцев (волонтеров)

в) Изобретение «кубов» - легких переносных агитационных сооружений, устанавливаемых в местах скопления горожан (например, у станций метро)

Разберем эти новшества по порядку.

Интернет

Собственно, было бы чрезвычайно странно, если бы Навальный не задействовал в своей кампании интернет в максимальной степени. Ведь не зря консервативные публицисты давно прозвали его «киберактивистом», да и вообще не секрет, что именно интернету (прежде всего, своим блогам в социальных сетях) Навальный в первую очередь обязан своей всероссийской известностью и даже славой разоблачителя и борца с коррупцией.

И действительно, именно в интернете в ходе мэрской кампании Навальный с еще большей, чем обычно, силой размещал разоблачительные статьи о своем конкуренте Собянине и его семье, там же регулярно выкладывал ролики с записями встреч и инструкциями для потенциальных волонтеров – куда приходить и где будут «кубы».

Однако меня как наблюдателя больше удивило то, что «рожденный интернетом» как политдеятель Навальный на самом деле использовал возможности своего прародителя как-то робко и совсем без того размаха, какой можно было бы ожидать от «киберактивиста». Тем более, что Навальный в данном случае оказался практически в идеальной ситуации: Москва – чуть ли не единственный город/регион в России, где, благодаря реально широкому проникновению и компьютерной грамотности большинства населения, масштабные кампании в «виртуале» действительно имели бы смысл с точки зрения прямого воздействия на значимую часть электората.

Но нет – этого не случилось, хотя некоторые ходы прямо напрашивались. Например (как оно принято в России), Навальный наряду со всеми прочими кандидатами был отрезан от телевидения – в смысле от наиболее популярных и «смотрибельных» телеканалов. Однако у него под рукой был интернет и собственный раскрученный «бренд». Казалось бы – что мешало сделать несколько игровых роликов (может быть, даже с задействованием пары-тройки популярных артистов) и разместить в качестве «вирусных» на том же Ютубе?

Этого сделано не было. Точно так же не были задействованы мультимедийные возможности интернета: было много волонтеров, «братьев Навального» и т.п. – но не было даже попытки предложить им какую-нибудь «песню за Навального», «марш Навального» или «гимн Навального», танец «за Навального» и чего-то в этом роде – хотя, опять же, все это сам бог велел «раскручивать» через интернет. Несмотря на мультимедийность интернета, Навальный и его штаб почему-то упорно, как на заре книгопечатания, предпочитали «грузить» избирателя главным образом текстовой информацией.

Волонтеры

Многие мои знакомые политики и политтехнологи действительно были поражены количеством добровольных помощников и агитаторов в штабе Навального. Для прожженного, испорченного «Единой Россией» и подобными ей фейковыми партиями российского политикума широкое участие добровольных – то есть бесплатных! – агитаторов в политической кампании представляется чем-то немыслимым.

Политический бомонд и его обслуга в лице различных пиарщиков и политтехнологов привыкли к тому, что бесплатных агитаторов, равно как и бесплатных пирожных, не бывает, что за агитацию надо платить и это, вообще говоря, одна из наиболее «тяжелых» статей расходов на любую кампанию. Для нечистых на руку политтехнологов «оплата агитаторов» еще и одна из наиболее доходных статей «левого» заработка (до половины этих денег просто «списывается» в карман).

И тут Навальный попортил всю эту общепринятую картину, показав на деле, что перспективный, молодой и популярный политик может построить агитацию через реальных волонтеров!

Конечно, это был в некотором роде шок. Хотя многие опытные руководители кампаний (и я в том числе) давно говорили о том, что лучший агитатор – это агитатор, работающий «за идею», а не за деньги, как поденщик. Собственно, при ближайшем рассмотрении сама идея «агитации за деньги» выглядит порочно и противоречиво, раз за разом порождая ситуации, когда «агитатор» или, в лучшем случае, норовит избавиться от агитационных материалов возле ближайшей помойки, или, что еще хуже, раздает «агитки», одновременно сквозь зубы костеря предмет агитации на чем свет стоит. Не секрет, что особенно от такого рода «платной агитации» страдает в последние годы «Единая Россия».

Привлечение большого количества волонтеров, преимущественно молодых, для большинства коих политика чуть не впервые в жизни оказалась «фан», возможностью поучаствовать вместе с симпатичными сверстниками в интересном и захватывающем деле – безусловная заслуга штаба Навального и одна из очевидных составляющих его успеха. Вот только вопрос – можно ли считать это новаторством?

Для циничной, меряющей все на деньги нынешней РФ – пожалуй, да. Но если посмотреть с точки зрения исторического, мирового контекста – тут скорее не новаторство, а «возвращение к истокам», к классике. В мире как раз куда более принято опираться при агитации на бесплатных, добровольных агитаторов. Не обязательно, чтобы все были чисто «за идею» вообще; важно лишь, чтобы агитатор был ориентирован не на получение материального вознаграждения «здесь и сейчас», а ожидал для себя каких-то благоприятных перемен, связанных с победой «своего» кандидата на выборах. Хороший агитатор – это партийный активист, ожидающий в случае победы своего кандидата/партии улучшения своих жизненных/карьерных перспектив.

По сути, рассматриваемой кампанией Навальный начал довольно успешное партстроительство через привлечение к «движухе» молодых низовых активистов; едва ли его вина в том, что после выборов партстроительство застопорилось.

«Кубы»

Кубы – легкая разбираемая конструкция, что-то типа палатки, стены которой представляют собой агитационные плакаты со слоганами «За Навального!» и т.п. Они устанавливались в людных местах (например, у узловых станций метро), рядом с ними располагались активисты-волонтеры, которые не только раздавали всем желающими агитационную литературу, но и охотно вступали в беседы с интересующимся по поводу кандидата, отвечали им на «каверзные» вопросы и передавали свое личное мнение о нем.

Сам факт, что многие «на полном серьезе» увидели в применении таких «Кубов» некое «новое слово» в выборных технологиях, говорит лишь о том, в каком печальном и недоразвитом состоянии находится отечественная практика выборных кампаний. Положа руку на сердце, единственным принципиальным новшеством «кубов» является то, что неслыханно «подобревшая» московская власть дозволяла этим «кубам» быть.

Для большинства городов и весей России это немыслимо: какой-то оппозиционер (!) в центре города (!!) в людном месте (!!!) нагло соорудил самодельную палатку и смущает народ недозволенными речами о его высокопревосходительстве?? Запретить! Немедленно убрать!! Пожалуй, единственным залогом успеха «кубов» был еще не прошедший в 2013 году испуг властей перед «болотной активностью» 2011-12 гг. Только этим можно объяснить то, что «на кубах» удавалось часами агитировать.

Если, допустим, во время кампании по выборам в МГД кто-то из оппозиционных кандидатов захочет повторить опыт «кубов» - почти нет сомнений, что к агитаторам еще на стадии развертывания «куба» подойдет дяденька полицейский и потребует убрать безобразие, мотивируя это отсутствием разрешения, тем, что куб «мешает проходу людей» или еще тысячей причиной.

С технологической же точки зрения в самом «кубе» как таковом нет ничего особо оригинального, опыты подобного рода случались и до Навального. Удивительно в нем лишь то, что Навальный имел здоровую наглость его ставить – и это «прокатило».

Как видим, пока ничего особо «новаторского» мы в кампании Навального не нашли – а значит, секрет его успеха не раскрыт. К анализу ошибок его кампании перейдем во второй части.

Алексей Рощин – ведущий эксперт Центра политических технологий

Продолжение следует…

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net