Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Модернизация

20.05.2014 | Алексей Рощин

«Записки старого пиарщика». Эпизод 5: Таблица умножения

Политком.RU после некоторого перерыва возобновляет публикации статей политтехнолога Алексея Рощина из цикла «Записки старого пиарщика», посвященного наиболее интересным избирательным кампаниям из богатого опыта автора. В очередном материале – урок о том, какое преимущество дает кандидату его риторика, если она не просто хорошо звучит, но и несет в себе идею, по-настоящему задевающую избирателей за живое.

***

Эта кампания была необычна, прежде всего, клиентом: волею судеб и добряка-мужа (сумевшего по случаю сколотить несколько «лимонов» баксов) в этом качестве предстала скромная учительница, ведшая доселе абсолютно частную жизнь и никогда прежде не замеченная в политических амбициях. Более того - и в Сибири она уже давно не жила, благополучно перебравшись в столицу и подняв там на ноги двоих детей. А избираться все-таки решила в среде родных нефтяников, на фоне, так сказать, нефтяных вышек.

Предварительное исследование показало, что ни нефтяники, ни какие-либо еще другие жители сурового Севера никогда и слыхом не слыхивали о нашей учительнице. Рейтинг избираемости, как и рейтинг узнаваемости, находился на прочном и абсолютном нуле. Неплохое начало за 3 месяца до выборов.

Кроме того, нас никак нельзя было назвать единственными реальным кандидатами на мандат депутата Госдумы от одного из богатейших округов. Не считая всякой мелочи - мэров местных городов, местных писателей и прочего - было еще два серьезных претендента: один был действующим депутатом, и его поддерживали совместно местная администрация и одна из наших богатейших нефтяных компаний. Да и второй не хуже: сам - нефтяной генерал, за его спиной маячил другой, не менее богатый и могущественный нефтяной монстр, да еще он «совершенно безосновательно» кивал на благосклонность Кремля.

В ответ на все это великолепие мы могли предъявить разве что немного наличных - да и те, как известно, по закону «О выборах» нельзя использовать в ходе кампании. В общем – «не беда, что нас никто не поддерживает - зато нас никто и не знает!».

Так мы и начали. Одно было несомненно: кампания в духе «вот стою я перед вами, простая русская баба...» едва ли проканает. Этак не проймешь даже жён суровых бурильщиков, не говоря уж о них самих. Но и рассказывать о наших заслугах и громадье планов тоже было как-то не с руки. Во-первых, никаких особых заслуг у нас не было. Да, честно потрудились в нескольких школах - но и не более. Да и в «планов громадье» нам было тяжело соперничать с действующим депутатом Госдумы или с заслуженным нефтяным генералом.

Чистая авантюра! Полный ноль по всем параметрам. По всему выходило, что соперники нас просто не заметят, и нам суждено бесславно сгинуть в битве за «свои» 3 процента голосов с такими же неудачниками - без влияния, денег, известности и «административного ресурса».

Встать вровень с гигантами, завязать с ними борьбу, заставить их понервничать можно было только в одном случае: предложив оригинальный ход, сумев задеть жителей за живое. Но - легко сказать. Как же нам, москвичам, вот так вот взять и задеть за живое местных жителей, которые тут, может, каждый год видят такое, что мы за всю жизнь не увидим? Да еще обойти при этом конкурентов из местных, у которых «все схвачено»?

Может, и не удалось бы мне ничего придумать - но, по счастью, это был 1999 год. Кто уже забыл - ровно год после дефолта. Нефтяники все еще по инерции считались самыми богатыми и благополучными. По нашим исследованиям и интервью получалось, что и сами они по той же инерции продолжали себя считать таковыми. Но: при этом они уже давно пребывали в состоянии некоего... нет, еще не озлобления, но уже недоумения. Логика такова: я, конечно, остаюсь благополучным, но почему же в последнее время я как-то перестал это чувствовать? Может, с органами чувств что-то не то?

Был тот самый редкий случай, когда требовалось сказать что-то по существу. Не наводить тень на плетень, не рисовать кандидата сидящим на коне и целящимся из лука (дабы скрыть несомненный факт, что он кривой, хромой и горбатый). А влепить что-нибудь простое и общепонятное. Как раз такое, на что в принципе не способны другие - те, у кого за плечами могущественные нефтяные монстры.

Мы быстро зарегистрировали свою газету. Мы издали ее стотысячным тиражом. И в ней на первой полосе была статья под немудрящим названием «Где наши бабки?». В ней наша скромная учительница приводила совсем несложный расчет. «Смотрите, - говорила она. - Вот год назад - доллар стоил 6 рублей, так? А теперь он стоит 24 рубля. Рубль упал в 4 раза. Баррель нашей нефти на международном рынке год назад стоил 8 долларов, так? А сейчас он стоит 24 доллара. Цена выросла в 3 раза. Давайте подсчитаем, во сколько раз за год В РУБЛЯХ выросла цена нефти, которую мы с вами добываем? ТОЙ ЖЕ САМОЙ нефти? 3х4=12. В 12 раз!» «И во сколько же раз за тот же год, - уже грозно спрашивала учительница, - выросла наша с вами зарплата?». И сама отвечала: «Ни во сколько! Как же так?».

«И разве дело только в нефтяниках? - не унималась въедливая учительница. - А мои коллеги - учителя, а врачи и прочие бюджетники? Платят им из налогов. Местный бюджет формируется почти весь с той же нефти. Цена барреля выросла в 12 раз, значит, и сумма налоговых поступлений должна была вырасти так же. Почему же тогда зарплаты бюджетников остались, как были год назад?». Естественно, что те же мысли она стала озвучивать и на встречах с избирателями. Удар, таким образом, пришелся одновременно и по нефтяным монстрам, и по администрации. А что нам их было жалеть?

Конечно, в статьях были неточности. К примеру, стоимость барреля нефти никогда не падала до 8 долл. Минимум - болталась некоторое время где-то в районе $8,7. Да и про зарплаты нельзя было сказать, что их совсем не поднимали. Кое-где проиндексировали - на 10%, а то и на целых 15%... Только опровержений почему-то не последовало.

Вы удивитесь: неужели такие простые подсчеты уже задолго до нас не сделали, к примеру, местные журналисты? Нет! Мы проштудировали местную прессу. Ее там много: почти в каждом городке - своя газета. Финансируется или администрацией, или «своей» нефтяной кампанией. Пишут о многом. А о такой ерунде - нет.

Учительница наша поначалу возмущалась и говорила мне: «Но почему я должна рассуждать о каких-то баррелях? Это же профсоюзная тема!». Я полностью соглашался. Конечно, профсоюзная. Но есть ли они тут, эти профсоюзы? А если и есть - что ж делать, если им такая низкая проза неинтересна? Придется нам забивать голову избирателям всякой чушью.

И ведь сработало! Простые лозунги - 3х4 и «Где наши деньги?» - против административного, медийного, материального, еще бог знает каких ресурсов. Никакой известности, женщина с московской пропиской в суровом северном краю. До сих пор приятно вспомнить! Хотя кампанию мы не выиграли, но 18% с полного нуля набрали, второе место в гонке заняли. Прав был классик: идея, когда она овладевает массами - страшная материальная сила! Вопрос только - как ее найти, такую идею?

Алексей Рощин – ведущий эксперт Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net