Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В публичном пространстве активно обсуждают запрос ФСБ ключей шифрования сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» компании «Яндекс» - соответствующая информация появилась на РБК со ссылкой на источники, близкие к самой компании. По информации СМИ компания отказалась предоставлять доступ к шифрованию сервисов и не предоставила в спецслужбу соответствующие ключи, поскольку они могут дать доступ к паролям пользователей всей экосистемы «Яндекса».

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

09.06.2014 | Сергей Слободчук

G-Обещания «третьего уровня»

Единственный достойный внимания вывод саммита в Брюсселе на прошедшей неделе – пока санкций против России не будет. Конечно, первые лица G7 наперебой заявляют о санкциях, а вот на деле происходит следующее. Англичане думают: «ага, сейчас французы уйдут с российского рынка, а мы сразу же туда вклинимся», французы с тем же прицелом следят за Великобританией. А все вместе ищут способы, как под предлогом санкций «под шумок» вытеснить немцев, голландцев, итальянцев etc.

На наших глазах сформированная после распада СССР система международных отношений и международного права переживает кризис. Поэтому каждая встреча «Большой семёрки» после Крыма – это в первую очередь ответ на вопрос, нужна ли G7 вообще? И в самом деле, если G7 – великие державы в понимании XIXвека, пишущие «правила жизни» для всего мира, тогда почему «высшие» не могут диктовать условия России? Единственный достойный внимания вывод саммита в Брюсселе - санкций против России как не было, так и не будет. Об этом свидетельствуют как прямые заявления Дэвида Кэмерона, Франсуа Олланда, Ангелы Меркель, так и чрезмерный перебор с обещаниями санкций «третьего уровня» и т.д. А перебор, как уже не раз свидетельствовали предыдущие месяцы, призван создать дымовую завесу, скрывающую готовность к реальным действиям.

Примеры из практики свидетельствуют – если Запад всерьез и по-настоящему нацелен объявить какие-то санкции, он их объявляет. Наглядный пример – осенью 2012 года военная хунта совершила переворот в Гвинея-Бисау [1]. 18 мая 2012 года Совет безопасности ООН единогласно объявил о санкциях против руководства военной хунты и армейской верхушки, которые препятствуют возвращению конституционного правления. Для начала санкции предусматривали запрет на выезд из страны и перемещения по миру, но СБ также пригрозил ввести эмбарго на поставки оружия и заморозить все финансовые операции с Гвинея-Бисау. К слову, военная хунта в Гвинея-Бисау – это отморозки, живущие за счет наркотраффика и прочих криминальных «прелестей». Однако, первые лица путчистов быстро заявили, что на самом деле «их просто не так поняли», вернули власть гражданской администрации и стали вести себя «тише воды». А вот когда нужно сохранить лицо, но без риска для кошелька, тогда делается ставка на нагнетание эмоций. Вот почему продукция саммита в Брюсселе - это дежурная серия ритуальных заявлений в стиле «еще чуть-чуть и вот тогда».

Что касается принятого по итогам саммита в Брюсселе коммюнике, стоит обратить внимание на несколько выводов. Начать с того, что санкций против России не будет - и не только потому, что никакого «третьего уровня» санкций не существует в природе. Согласно законодательству ЕС, существует всего две группы санкций – персональные (запрет на въезд и арест активов) и финансово-экономические (замораживание любых операций с российскими компаниями, перечисленными в специальном списке) [2]. Поэтому заявления вроде запрета на въезд и ареста никогда не существовавшей собственности Владислава Сурков, как и обещания санкций «третьего уровня» - активная работа на публику, мало пересекающаяся с действительностью. Даже в компьютерной игре, чтобы перейти на третий уровень, сначала нужно полностью пройти второй. С другой стороны, никто не запрещает говорить о «третьем» или «пятом уровне санкций», коль уж так хочется.

Конечно, участники «семерки» зафиксировали в заявлении ряд условий. Но ближайшее изучение снова приводит к выводам об их декоративной роли. К примеру, накануне саммита в Брюсселе Владимир Путин заявил о готовности России к диалогу с новыми украинскими властями в лице новоизбранного президента Петра Порошенко. А теперь наложим на ситуацию слова Дэвида Кэмерона, прозвучавшие по итогам Брюсселя: «Россия должна принять определенные меры: признать легитимно избранного президента Петра Порошенко, положить конец трансферу оружия через границу и прекратить поддержку пророссийских сепаратистов на востоке Украины». При этом Кэмерон знает, что российские власти уже признали Порошенко, а что касается оружия и поддержки, то такие обвинения пока никто не доказал. Зато формулировка в стиле «если солнце взойдет на западе» помогает Кэмерону на словах пообещать санкции, а на деле заранее подстраховаться аргументами, чтобы их не включать.

И, наконец, лидеры стран ЕС на словах обещают санкции, а на деле Герман ван Ромпей все в том же Брюсселе заявил, что исключение России из «группы восьми» на постоянной основе - невозможно. Не кажется, что санкции и участие в «Большой восьмерке» - это взаимоисключающие дороги, ведущие в противоположном направлении?

Если же говорить о реальной линии поведения Запада в вопросе санкций, то главный индикатор поведения Запада в вопросе санкций – это позиция Великобритании. По большому счету, режим санкций начался и закончился еще в марте 2014 года, когда английская пресса сфотографировала документы одного из министров нынешнего кабинета консерваторов и либеральных демократов. Перед министром лежала инструкция от премьера Дэвида Кэмерона с указаниями – соглашаться на все санкции, поддерживать все инициативы партнеров из США и ЕС, но сразу же разрабатывать способы законного обхода санкций, чтобы вытеснить конкурентов из Франции, Бельгии, Голландии, с российского рынка и создать условия для вхождения английских компаний. Собственно, с тех самых пор тема санкций ЕС (как, впрочем, и США) превратилась в «Сказку про белого бычка». А все последующие заявления – просто попытка скрыть, что «пациент скорее мертв» и убедить окружающий мир, что «пациент скорее жив».

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)


[1] Подробнее см. «Ограниченный контингент» для Гвинея-Бисау» - http://www.politcom.ru/13916.html

[2] Подробнее см. «Санкции ЕС между теорией и практикой» - http://www.politcom.ru/17194.html

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net