Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

16.06.2014 | Алексей Макаркин

Борьба за Мариуполь

Одним из драматических эпизодов вооруженного противостояния на Востоке Украины – борьба за контроль над Мариуполем, вторым по величине городом Донецкой области, входящим в десятку крупнейших городов Украины (по состоянию на 1 мая 2013 года в нем проживали 482 тысячи человек). В ходе этих событий проявились многие закономерности, свойственные конфликту в целом – и, в то же время, у мариупольской ситуации есть свои уникальные особенности. На сегодняшний момент конфликт в Мариуполе можно разделить на четыре этапа, причем четвертый продолжается и сейчас.

Первый этап: постепенная радикализация

Как и в других городах Донецкой и Луганской областей, смена власти в Киеве в феврале нынешнего года была воспринята абсолютным большинством населения Мариуполя резко негативно. Уже 23 февраля, в городе состоялся митинг Антимайдана, объединившего наиболее последовательных противников киевских революционеров, на котором звучали радикальные лозунги – люди требовали раздать им оружие и противостоять Киеву. Показательно, впрочем, что некоторые участники митинга держали украинские флаги – государственная символика сочеталась у них с георгиевскими ленточками. Это и неудивительно – участники Антимайдана считали законным президентом Виктора Януковича и рассматривали себя в качестве «легитимистов», защитников законной власти.

Не случайно, что «антимайдановцы» апеллировали за поддержкой к городской легитимной власти, которую возглавляет 70-летний городской голова (мэр) Юрий Хотлубей. Этнический грек (в Мариуполе проживает довольно многочисленная община понтийских греков), он в советское время сделал успешную карьеру партийного работника в Донецке и Киеве. В 1989 году он был направлен в Мариуполь в качестве первого секретаря горкома партии, а в следующем году стал председателем горсовета (этот пост он сохранил и в независимой Украине). В 1994 году Хотлубей единственный раз проиграл прямые выборы городского головы и вернулся в Киев, где занимал ответственные посты в правительстве и администрации президента Леонида Кучмы. Спустя четыре года он выиграл новые выборы и с тех пор регулярно переизбирался на этот пост. В последний раз это произошло в октябре 2010 года, когда при самой низкой явке избирателей в истории Мариуполя (35,7%), действующий мэр получил более 50% голосов. Как и абсолютное большинство представителей восточноукраинских элит, Хотлубей интегрировался в Партию регионов и был сторонником Януковича.

23 февраля Хотлубей был вынужден выйти к «антимайдановцам» и согласиться на то, чтобы ему повязали георгиевскую ленточку – но, судя по всему, без всякого энтузиазма. Как он сам, так и его сторонники не приехали на Харьковский съезд сторонников Януковича, прошедший 22 февраля – они позиционировали себя как приверженцы «единой и неделимой Украины». В последующие дни позиция Хотлубея все более расходилась с позициями пророссийских сил. Бегство из страны Януковича и фактический переход Крыма под контроль сторонников России способствовали их радикализации – с этого времени они возлагали свои надежды уже не на «регионалов», а на собственные силы и поддержку России (хотя официально и выдвигались лозунги федерализации).

1 марта несколько тысяч горожан собрались на митинг под российскими и красными флагами (украинских уже не было), после которого наиболее активная их часть ворвалась в здание горсовета и подняла над ним флаг России. Официальными организаторами митинга были коммунисты, находившиеся в оппозиции к Хотлубею, но реальными лидерами стали люди, ранее не участвовавшие в электоральных процессах. Впрочем, тогда пророссийские активисты еще не имели четкого плана действий – они стремились оказать давление на городское начальство с тем, чтобы оно отмежевалось от новых киевских властей и поддержало ориентацию на максимальное сближение с Россией (образцом для находящегося на побережье Азовского моря Мариуполя здесь выступал расположенный недалеко Крым).

В последующие недели активность пророссийских сил росла, хотя регулярно проходили и мероприятия их оппонентов из Евромайдана. Если на митингах противников новой власти присутствовали до нескольких тысяч человек (8 марта, во время максимальной мобилизации в связи с праздником – 5 тысяч), то на альтернативных акциях – несколько сотен. 15 марта пророссийские силы потребовали отставки Хотлубея и проведения референдума о федерализации, 18 марта мэр обещал не выдвигаться на новый срок и провести местные выборы в ближайшее время. Однако 20 марта с поста начальника Мариупольского ГУВД был смещен Александр Бугай, на которого, насколько можно судить, пророссийские силы возлагали свои надежды. Это обострило противостояние – в ближайшие же выходные, 22-23 марта, рядом с Мариупольским горсоветом прошли митинги, формально в поддержку Януковича, который к тому времени уже давно находился на территории России. Но эти лозунги были связаны не с симпатиями к бежавшему главе государства, а с позицией российской власти, которая официально признавала Януковича легитимным президентом и предоставляла ему возможности для обращений к украинскому населению. Однако официальная апелляция к Януковичу была важна для мариупольских сторонников России с политико-психологической точки зрения – она сохраняла за ними (в собственных глазах) привычную роль легитимистов и превращал в «бунтовщиков» тех чиновников, которые отказывались признавать за Януковичем его статус.

Второй этап: жесткое противостояние

23 марта на митинге с участием нескольких тысяч человек был избран «народный мэр», которым стал Дмитрий Кузьменко – Хотлубею было выражено недоверие. Он вместе со своим братом Денисом руководит несколькими городскими организациями (Боксерский клуб «Фортиус», общественная организация «ТОР»), которые сторонники считают спортивными и благотворительными, а противники – криминальными, замешанными в рэкете и других преступлениях. Братья Кузьменко – молодые люди (Денис родился в 1981 году, Дмитрий – в 1986-м), их отец известен в местной элите как директор местного предприятия «Азовобщемаш». Характерно, что одним из требований участников митинга (наряду с проведением референдума о федерализации) было восстановление полковника Бугая на посту начальника милиции. Тогда же у Мариупольского горсовета был создан палаточный городок.

Мэр Хотлубей и городской совет не признали «народного мэра», настаивая на альтернативной повестке, соответствующей официальной позиции Партии регионов (децентрализация и русский язык как второй государственный). Они могли опираться на поддержку менеджмента холдинга «Метинвест» миллиардера Рината Ахметова, в который входят два расположенных в Мариуполе крупнейших металлургических комбината - «Азовсталь» и Мариупольский меткомбинат (ММК) имени Ильича.В течение последующих трех недель ситуация в городе оставалась неопределенной – Хотлубей и его команда находились на своих рабочих местах в городской администрации, а пророссийские силы проводили митинги и сохраняли палаточный городок. Арест сотрудниками Службы безопасности Украины Дмитрия Кузьменко 5 апреля мало изменил ситуацию – лидеров пророссийских сил стал его старший брат Денис. После провозглашения 7 апреля Донецкой народной республики поляризация сил в Мариуполе еще более усилилась – Хотлубей вновь выступил за единую Украину, тогда как его оппоненты (около 1 тысячи человек) 13 апреля заняли здание горсовета. Флаги Украины были сняты, вместо них установлены флаги Донецкой области, красный флаг и флаг ДНР. Около тысячи человек соорудили перед входом в здание высокие баррикады и обнесли колючей проволокой. Исполняющим обязанности «народного мэра» на время отсутствия младшего Кузьменко стал Вячеслав Куклин, 60-летний просоветски настроенный местный активист, давно выступавший с критикой «ахметовского» руководства ММК имени Ильича. Однако реальным лидером сторонников ДНР в Мариуполе остался Денис Кузьменко.

Мариупольская милиция заняла нейтральную позицию в конфликте, отказавшись как поддерживать пророссийские силы, так и противодействовать им. Уже вскоре в городе стали происходить инциденты, приведшие к кровопролитию. Сразу же после захвата горадминистрации были жестоко избиты несколько сторонников нынешней украинской власти, а 16 апреля попытка приверженцев ДНР блокировать и штурмовать воинскую часть привела к первым убитым – стрельба со стороны военных привела к трем убитым и 13 раненым. Характерно, что Денис Кузьменко дистанцировался от штурмовавших, заявив, что столкновение инициировали выходцы из других городов. Видимо, речь шла о людях тогдашнего военного лидера ДНР («командующего Народной армией» и «министра обороны») Игоря Какидзянова из Горловки.

В последующие дни противостояние продолжалось. Похоже, что украинские власти сделали принципиальную ставку на приоритетное восстановление контроля над Мариуполем. Это было связано с несколькими факторами. Во-первых, с географическим положением города, который достаточно удален от Донецка, что затрудняло оказание военной поддержки силами ДНР (расстояние между городами составляет более 100 км). Зато Мариуполь находится недалеко от административной границы с Днепропетровской областью – ее губернатор Игорь Коломойский стремился расширить влияние за пределы своего региона, в том числе содействовать «наведению порядка» в Донецкой области. Во-вторых, с позицией местной элиты, которая не только не признавала ДНР, но, в отличие от большинства деятелей Партии регионов из Донецкой области, пыталась – хотя и не очень решительно – ей противодействовать. В-третьих, с особенностями местных сторонников ДНР, которые, на первый взгляд, были настроены относительно умеренно, а жесткую позицию занимал лишь «иногородний» Какидзянов.

Операции по возвращению контроля над Мариуполем предшествовало назначение 1 мая приказом министра внутренних дел Украины нового начальника Мариупольского УВД полковника Валерия Андрущука, решительного противника ДНР. В начале мая ситуация вокруг города резко обострилась, к Мариуполю были подтянуты созданные под эгидой Коломойского батальоны «Днепр» и «Азов», официально входящие в состав МВД. В операции также принял участие праворадикальный депутат-популист Олег Ляшко, проводивший тогда активную президентскую избирательную кампанию (в которой он занял третье место). 6 мая батальоном «Азов» в боевом столкновении около Мариуполя был пленен Какидзянов.

7-8 мая здание горсовета дважды занимался силами батальона «Днепр» при поддержке вооруженных сил. Однако оба раза войска и «Днепр» покидали здание горсовета, который вновь занимали пророссийские силы. Основная причина заключалась в недооценке настроений сторонников России в Мариуполе, которые оказались не столь умеренными по сравнению с позициями их лидера. Основной актив (до тысячи человек) был готов защищать ДНР, в том числе с риском для жизни. Приход в город «чужаков» (хотя бы из Днепропетровска, а не из Львова) был негативно воспринят и колеблющейся частью местного населения. В условиях жесткого противостояния милиция держала нейтралитет и отказывалась подчиняться приказам Андрущука и еще одного проукраински настроенного офицера, начальника городского ГАИ Виктора Саенко, разобрать баррикады и занять здание горсовета. Армия также не собиралась выполнять «оккупационные» функции, а «Днепр» оказывался в этой ситуации в изоляции. Городская элита, тесно связанная с Ахметовым, в этой ситуации предпочла попытаться достигнуть компромисса с ДНР на взаимоприемлемых условиях.

9 мая произошли самые кровопролитные события в Мариуполе за все время конфликта, в результате которых с обеих сторон погибли, как минимум, 9 человек, и 42 получили ранения. Утром этого дня возник конфликт в здание УВД, который обе стороны – и проукраинская, и пророссийская – трактуют диаметрально противоположно. Для пророссийских сил главными виновниками случившегося были Андрущук и Ляшко. Первый якобы пытался организовать разгон митинга, посвященного Дню Победы, а после отказа милиционеров выполнять его приказы выстрелил в одного из своих подчиненных (фамилия которого так и не была обнародована) и вызвал на подмогу батальон «Днепр», вместе с которым прибыл и Ляшко. В рамках этой версии мариупольская милиция выглядела жертвой нападения со стороны «бандеровцев» - в результате штурма «Днепром» здания УВД оно сгорело. Активное противодействие «блицкригу» со стороны населения способствовало изгнанию «агрессоров».

Украинская версия была иной и сводилась к тому, что вооруженные люди при поддержке части милиционеров захватили здание УВД, а батальон «Днепр» стал жертвой предательства, попал в засаду и понес потери. В частности, был тяжело ранен командир части Национальной гвардии Сергей Савинский и убит заместитель командира «Днепра» Сергей Демиденко. Заместитель Коломойского Борис Филатов резко негативно отозвался в связи с этим о властях Мариуполя: «Местные мариупольские власти - грязные, дешевые, подлые, региональные крысы. Подонки, облизывавшие Януковича и те, кто будет облизывать любого диктатора за возможность красть и грабить людей. Подлое племя генетических рабов». Действительно, мэр Хотлубей дистанцировался от «Днепра», который утром 10 мая был вынужден покинуть Мариуполь. Андрущук оказался в плену у пророссийских сил, откуда затем был выкуплен (слухи о самосуде над ним оказались ложными).

Третий этап: конфликт с Ахметовым

После драматических событий 9 мая ситуация в городе внешне стабилизировалась. Мариуполь покинул не только батальон «Днепр», но и Национальная гвардия. Новым временным главой УВД Мариуполя был назначен Олег Моргун, который обвинил в развязывании конфликта Ляшко и его людей. 15 мая генеральные директора ММК Юрий Зинченко и «Азовстали» Энвер Цкитишвили, Хотлубей, Моргун, представители различных общественных организаций Мариуполя, а также Денис Кузьменко подписали меморандум о порядке и безопасности, в котором были закреплены совместные инициативы по обеспечению общественной безопасности в Мариуполе. «События 9 мая в Мариуполе показали, что вооруженное противостояние - это путь к гибели людей, это путь в политический тупик. Эти события не должны повториться. Наш приоритет - мир в Мариуполе, спокойная жизнь города, обеспечение стабильной работы промышленных и коммунальных предприятий», - говорилось в этом документе. В городе из работников предприятий Ахметова был создана народная дружина, которая занялась патрулированием улиц вместе с сотрудниками милиции. В свою очередь, в документе фиксировалось, что «лидеры ДНР, народные дружины, милиция обеспечивают в Мариуполе отказ от любых незаконных действий (насилие, захват зданий, применение оружия)». Также в нем содержался призыв к украинским властям отказаться от создания блокпостов в районе города.

Однако компромисс оказался недолговечным. Ахметов, видимо, рассчитывал на то, что в создавшейся ситуации именно он станет «главным арбитром» в Мариуполе, куда не пустили людей Коломойского. Однако отношения между олигархом и ДНР стали быстро ухудшаться – для пророссийских активистов позиция Ахметова, выступавшего за сохранение Донецкой области в составе Украины, была неприемлемой. В условиях радикализации ДНР у Ахметова практически не осталось рычагов влияния на «республику». 19 мая «ахметовцы» пытались организовать в Мариуполе марш мира, но он был сорван из-за противодействия со стороны ДНР. По словам Цкитишвили, «эти нелюди были намерены использовать многолюдную мирную демонстрацию как мишень для стрельбы, чтобы потом выставить себя в качестве пострадавших». Сама жесткая формулировка свидетельствовала о том, что радикальный конфликт между ахметовцами и ДНР стал неизбежным. Тем более, что после пленения Какидзянова из Донецка на помощь Кузьменко (а, возможно, и для контроля над ним) был направлен другой командир – Андрей Борисов по кличке «Чечен», назначенный «комендантом» города. Это способствовало радикализации Кузьменко – поле для компромиссов для него также сократилось.

25 мая в Мариуполе – единственном крупном городе Донецкой области – прошли президентские выборы, хотя и при невысокой активности избирателей. В тот же день был задержан Денис Кузьменко, обвиненный в вооруженном сопротивлении сотрудникам милиции, организации массовых беспорядков, попытках сорвать выборы на отдельных избирательных участках. При задержании был убит его охранник. Осложнение ситуации в Донецке после неудачной попытки захвата аэропорта, ожесточенные бои в Славянске привели к тому, что руководство ДНР не могло выделить сколько-нибудь значительные ресурсы на поддержку своих сторонников в оказавшемся «на отшибе» Мариуполе. Борисов оказался недостаточно авторитетной фигурой – своего «Стрелкова» в городе не нашлось. В этих условиях моральный дух сторонников ДНР в городе стал падать – возможно, что свою роль сыграл и пример Славянска (если для одних сторонников России это безусловный образец героизма, то для других – демонстрация возможных запредельных рисков гражданской войны). Местная милиция был ориентирована на Ахметова (ее пророссийские настроения преувеличивались – достаточно отметить, что во время драматических событий 9 мая погибли лишь два милиционера, из которых, по крайней мере, один – полковник Саенко – явно был сторонником украинских властей). Правда, и ряды сторонников единой Украины оказались ослаблены – 29 мая Хотлубей оказался в больнице и временно перестал исполнять обязанности мэра.

1 июня сторонники ДНР, казалось, получили новый импульс – на митинге был избран новый «народный мэр», которым стал бывший руководитель коммунального предприятия «Альянс Гис» Александр Фоменко, ранее также возглавлявший местных коммунистов. Это был первый представитель мариупольской элиты, решившийся связать свою судьбу с ДНР, однако переломить ситуацию ему не удалось. 11 июня Фоменко был задержан украинскими спецслужбами, на следующий день пошли слухи о предстоящем штурме города. По некоторым данным, часть вооруженных сторонников России 12 июня покинули Мариуполь, направившись в Донецк.

Четвертый этап: реванш Киева

13 июня батальон МВД Украины «Азов» при поддержке украинских силовиков и бронетехники зачистили городской центр Мариуполя от вооруженных сторонников ДНР. Наиболее ожесточенные бои развернулись возле местного штаба ДНР, при этом в столкновениях активно применялись минометы. К концу дня над административными зданиями Мариуполя подняты украинские флаги. В результате операции были убиты не менее пяти бойцов ДНР, несколько десятков арестованы. Население отреагировало на случившееся внешне спокойно, на улицы почти никто не вышел (лишь после завершения основной части операции несколько десятков человек отправились на место перестрелки, где оживленно дискутировали с милиционерами, но не более того). Операция получила активную поддержку местной элиты. Генеральные директора Зинченко и Цкитишвили призвали сохранять спокойствие и выразили уверенность, что «благодаря скоординированным действиям военных и правоохранителей город удастся очистить от террористов, и в Мариуполь вернется привычная размеренная жизнь». Показательно, что Зинченко провел параллель с событиями 9 мая, отметив, что «Мариуполь уже видел, какие трагедии может вызвать присутствие в городе непонятных батальонов с непонятно кому подотчетными командирами». Хотя 13 июня в операции участвовали также люди Коломойского (только не из «Днепра», а из «Азова») и все тот же депутат Ляшко, но в данном случае она была согласована с «ахметовцами». Мариупольская милиция во главе с полковником Моргуном участвовала в силовой операции, хотя большой активности не проявляла и выполняла вспомогательные функции. По словам Цкитишвили, «мы увидели очень хороший и, к сожалению, наверное, уникальный сегодня пример того, как регулярные части украинской армии, в сотрудничестве с городской милицией, делают все, чтобы оградить мирных людей от всем понятных опасностей и неприятностей».

Судьба Борисова остается не до конца ясной. По одним данным, он был среди уехавших 12 июня в Донецк, а по другим (исходящим от Ляшко) был убит при невыясненных обстоятельствах в ночь с 12 на 13 июня.

Для украинской власти восстановление контроля над Мариуполем стало важным завоеванием, которое она склонна рассматривать как пример для других городов Донецкой и Луганской областей. Президент Петр Порошенко распорядился временно перенести в Мариуполь Донецкую областную администрацию, и губернатор Сергей Тарута уже вечером 13 июня прибыл в город, где его встречал выздоровевший Хотлубей. В то же время есть серьезные сомнения, что мариупольский прецедент может быть распространен на города, в которых находятся куда более решительные командиры и многочисленные отряды пророссийских сил (не случайно, что Цкитишвили подчеркивает уникальный характер мариупольского прецедента). И в самом Мариуполе реванш Киева не привел к полной стабилизации – уже 14 июня было совершено нападение на колонну украинских пограничников, в результате которого были убиты 5 и ранены 7 «силовиков». Также погиб пастор протестантской церкви «Обновление», автомобиль которого случайно оказался на месте боя. Вооруженное противостояние в Донецкой и Луганской областях продолжается и, более того, становится все ожесточеннее с обеих сторон.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net