Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Лица бизнеса

01.12.2005

ВЛАДИМИР ГУСАРОВ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ БАНКА "ДЕРЖАВА": "РАБОТА ПРИНОСИТ НЕЗАВИСИМОСТЬ"

…Я родился я в 1956 году в Новосибирске. В середине 60-х наша семья переехала в Москву. Отец был одним из первых экономистов в СССР, защитивших кандидатскую диссертацию по вопросам ценообразования. Поэтому когда создали Институт ценообразования, его сразу же пригласили в столицу. Со временем он сделал хорошую научную карьеру, став доктором экономических наук, профессором МГУ и Академии народного хозяйства. Кстати, моя мать тоже экономист, работала в Государственном Плановом комитете (Госплане), говоря другими словами - Министерстве планирования.

Я очень сильно увлекался математикой. Сдавал особые экзамены, чтобы попасть в небезызвестную школу № 91, в открывшийся в ней специальный математический класс. Ездил через пол Москвы - от метро "Рязанский проспект" на Новый Арбат, начиная с 8-го класса. Охота пуще неволи. В 9 классе в финале московской математической олимпиады даже получил вторую премию. Однако тут на меня стали влиять родители, которые активно советовали поступать на экономический факультет МГУ. В ту пору на факультете существовало отделение экономической кибернетики, где я мог применить и свои математические способности. Туда я и поступил в 1973 г. Из нашей студенческой группы вышли вице-премьер Жуков, представитель России в МВФ Можин, председатель Правления АКХ банка Калгин…

Однако со временем происходило мое отдаление от математических моделей экономики и переход в более традиционную сферу. С третьего курса я начал писать курсовые работы на кафедре "Экономика промышленности". Там же защитил диплом и отучился три года аспирантуры, в одной группе с Гайдаром, защитившись в 1981 году. Работать пошел в Институт экономических проблем комплексного развития народного хозяйства города Москвы. Но фактически там только числился, реально работая в Мосгорплане советником председателя. Впрочем, через год эта чиновничья работа мне наскучила. И я ушел на станкостроительный завод имени Серго Орджоникидзе, где проработал 4 года, с 1983-го по 1987-й. В 1987 году я вернулся на родную кафедру "Экономики промышленности" в качестве старшего научного сотрудника в лабораторию "Проблем хозяйственного расчета".

- Соскучились по науке?

- Причин было несколько. Главная заключалась в том, что руководству завода хотелось изменить внутреннюю систему хозрасчета, который там если и присутствовал, то в очень зачаточной форме. Своими руками они это делать не хотели, потому что реформа означала перераспределение фонда оплаты труда, и лучше бы ее проводил не свой, а человек со стороны. Задача была сложная, неподъемная, одному мне с ней было не справиться. А те, кто могли бы мне помочь, относились ко мне как к выскочке.

В то время начали открываться кооперативы, были разрешены совместные предприятия (СП), изучение которых входило в сферу моей научной компетенции. Участвовал в исследовании СП, проводившемся Бюро Совета министров по машиностроению - на жаргоне оно называлось Машбюро. В 1989 году собрали группу из пяти человек, включая меня. Мы объехали полстраны и с десяток только что открывшихся СП, написали доклад. Знакомство с СП зародило во мне желание открыть собственное дело. Во-первых, захотелось самостоятельности, во всех ее видах - начиная от материальной и кончая интеллектуальной. Во-вторых, была потребность самореализации в той сфере, где мои знания и силы, как мне казалось, могут быть правильно использованы.

Кооператив по производству кооперативов

- Вы чувствовали, что ваш потенциал в Советском Союзе не используется до конца?

- Я бы не стал говорить так резко, однако проблема независимости действительно возникала... Так вот, мы создали семейный кооператив, в котором кроме меня были отец, мать и мой младший брат, учившийся на экономическом факультете МГУ.

Занялись мы, естественно, консалтингом. Теоретически можно было открыть даже ресторан, но мы были недостаточно компетентны в этой области. Хотя мне порой кажется, что тогда можно было с успехом заняться чем угодно ввиду отсутствия какой-либо конкуренции - все ниши были пусты.

- Почему ваш "статусный" отец решился участвовать в кооперативе? В России люди его уровня редко шли на такое.

- Больше года я подвигал его к этому решению, которое далось ему весьма не просто. Однако со временем наша фамильная черта - стремление к независимости - пересилила. Я глубоко убежден в том, что отец не стал академиком или членкором именно по причине свободолюбия. Он был чужд всякого согласования интересов. Попросту говоря, никогда не лизал соответствующего места.

- Вы не были членом КПСС?

- Не был. Хотя на заводе, разумеется, мне предлагали им стать.

Как пошли дела в кооперативе?

- Не могу сказать, что все сразу складывалось суперуспешно. Однако определенные успехи были. Оказалось, что на тот момент уже существовала масса желающих открыть свое дело. Эти люди остро нуждались в наших советах. Отец в основном консультировал их по вопросам хозрасчета, я - по созданию совместных предприятий. Не сразу, но в течение года сложилась клиентская база. Найти потребителей было легко. Среди моих знакомых, среди студентов отца в Академии народного хозяйства была масса желающих создать кооперативы, СП, или выкупить предприятия, на которых эти люди работали. Возможность сделать это через аренду с выкупом существовала еще до "ваучерной" приватизации.

Наше семейное предприятие существовало до 1994 года. Мы занимались исключительно консалтингом, то есть работали в той сфере, в которой были компетентны. Желания диверсифицироваться не возникало.

Пора подумать о "Державе"

- А вот многие в те времена постоянно расширялись и делали себе громадные состояния... Вы не авантюрного склада человек?

- Думаю, что нет. Достигать сверхвыигрышей я не стремился. Помимо отсутствия таковой задачи присутствовало понимание, что занятия делом, в котором ты профан, повышают риски не прямо пропорционально, а в некой более сильной зависимости. Например, в квадрате.

Однако уже через год-два после начала работы нашей фирмы, когда искомая независимость была достигнута, пришла мысль: "Ну а дальше-то что?" Диверсифицировать деятельность, устремляться в торговлю, общественное питание, туризм или еще какую-нибудь отрасль? Какой-нибудь маленький свечной заводик приватизировать? В конечном итоге возникла идея создания коммерческого банка.

Это было очень непросто. Подготовительная работа началась в 1992 году и длилась года полтора. Лицензию мы получили, как сейчас помню, 5 марта 1994-го. Банк называется "Держава".

- Почему вы выбрали это название? Тогда о "державе" мало кто думал.

- Название предложил именно я. Что касается мотивации, то ее следует искать в области скорее психологии, чем идеологии. Да и название было звучным, запоминающимся. "Строительно-торговый банк" или "Транспортно-промышленный" - слишком банально. Сколько в России существует банков "Реконструкция"? Кроме того, имела место некая ностальгия…

- По Советскому Союзу?

- Может быть.

- Вы государственник?

- Это очень сложный разговор. В бывшем СССР я вижу две стороны. Отрицательную сторону олицетворяла действовавшая система власти, которая мало кого устраивала из тех, кто занимался бизнесом в конце 80-х. А другая - положительная - была некой, пусть весьма приблизительной, аналогией нынешнему Европейскому Союзу, или, как его называли раньше - Общему рынку.

"У наших клиентов прозрачный бизнес"

- Как вы нашли деньги на открытие банка?

- Мы были одними из трех соучредителей "Державы". Помимо нас участвовали Московская городская телефонная сеть и "Алроса". И те, и другие были клиентами нашей консалтинговой фирмы. У нас накопилось огромное количество связей, знакомых, клиентов. Нас знали как проверенных партнеров, которые не "кинут". И мы решили это использовать.

Еще одна причина того, почему мы решили войти в банковский бизнес - в консалтинге стала ощутимо возрастать конкуренция. Чтобы выжить, из маленькой семейной фирмы надо было превращаться в структуру совсем других размеров и другой организации.

- Иными словами, вы таки решились на принципиально иной вид деятельности.

- Мы были не первыми, кто решился. Номер нашей лицензии - 2738-й. То есть было создано почти 3 тысячи банков.

- Таким образом, с "семейным" типом организации бизнеса было покончено. Появился наемный персонал.

- У нас и по сей день количество сотрудников невелико. Вот "Альфа", например, зависит от того, сколько у нее отделений. Потому что ритейл - очень затратное дело. А у нас нет ни одного отделения.

- В это время делали себе громкие имена Виноградов, Смоленский. Выход на такой уровень вас не прельщал?

- Мы были готовы работать не торопясь и изначально не гнались за клиентами-гигантами. "Держава" обслуживала "Алросу", но банков, работающих с крупнейшей российской алмазной компанией, думаю, не меньше десятка. Впоследствии, кстати, "Алроса" - как и МГТС - предложила нам выкупить ее долю. Что и было сделано.

И сейчас владельцами "Державы" являюсь я и двое моих партнеров, которые изначально входили в число соучредителей.

- Вы не хотите расширяться, приглашать новых акционеров?

- Возможно, мы будем искать стратегического партнера и даже пойдем на уменьшение нашего общего пакета до блокирующего. На то он и бизнес, чтобы продаваться при наличии выгодных предложений. Нас может заинтересовать иностранный партнер с технологиями и опытом.

- Почему выбрана такая стратегия?

- Во-первых, было решено пересмотреть свой подход к клиентской базе. Раньше "Держава" ориентировалась на собственников средней руки, по размерам сопоставимых с нами. Общаться с олигархами и "олигофрендами" никогда не хотелось ввиду политической ангажированности этих деятелей, потому, что в любом конфликте они окажутся правой стороной.

Наших клиентов было больше пяти сотен. Но, начиная с прошлого года, мы стали ориентироваться на некие новации в банковской сфере. Те, кто занимаются банковским бизнесом, знают о рекомендациях Базельского комитета касательно принципов управления банками. Одними из важнейших постулатов являются следующие: хорошо знать своего клиента, а также его бизнес. И мы решили узнать источники происхождения средств наших вкладчиков. При этом старались получать информацию в документальной форме.

- Вряд ли к вам теперь стоит очередь клиентов.

- Однако это не пугает. Мы предпочитаем работать с людьми, бизнес которых абсолютно прозрачен.

- А какие плюсы находит собственники в вашем банке? За исключением индивидуального обслуживания - но сейчас все банки среднего уровня работают индивидуально.

- Сейчас все тяжелее жить в режиме появления у вкладчика неизвестно откуда сотен тысяч долларов. Комитет по финансовому мониторингу издает множество циркуляров. Центральный банк России тоже этими проблемами озаботился. Банки обязаны создать у себя службы по контролю за отмыванием денег... К нам тянется чистая публика, которая деньги не отмывает и понимает, что нужно играть по новым правилам. Хотя, опять же, какая-то часть клиентов от нас ушла. Ведь мы задаем слишком много вопросов: откуда взял деньги, как их зарабатываешь?

О пользе осторожных стратегий

- Масштабы вашего бизнеса сильно выросли с 1994 года?

- Двенадцать лет назад уставной капитал "Державы" равнялся примерно 200 тысячам долларов. В настоящий момент он составляет 800 млн. рублей. У нас есть еще финансовая компания, которая тоже обладает некоторым капиталом. Так что можно говорить о создании финансовой группы "Держава". Количество наших вкладчиков - около двухсот.

- Считаете ли вы, что могли бы достичь большего?

- Существовала изначально выбранная "осторожная" стратегия. Она заключалось в том, что мы не гоняемся за олигархами и близкими к ним, несмотря на то, что у них много денег. Это - не наше. Некоторое количество ошибок мы, конечно, совершили. Например, в 98-м году у нас было довольно много ГКО. Но клиентская база выдержала.

- Вы собираетесь и далее расти постепенно, не совершая резких движений, не залезая в другой бизнес?

- В ближайшее время капитал Банка будет уменьшен. При этом все нормативы ЦБ РФ будут выполняться. Из высвободившихся средств каждый акционер получит свою треть и будет волен делать с этими деньгами все, что ему угодно.

Увлечь людей интересными задачами

- У предпринимателей, которые начинали в то же время, что и вы, разные судьбы. Кого-то убили, кто-то уехал, кто-то остался в бизнесе. Иные занялись государственной деятельностью. Есть те, кто стали рантье. Чем вы отличаетесь от вашего поколения?

- Видимо, многим. Ведь то, о чем я говорил выше, не всегда характерно для российских банков.

- У других нет вашего профессионализма и честности?

- Я не говорил, что другие непрофессиональны и нечестны. Я только хотел сказать, что у нас (когда я говорю об общей собственности) узкая сегментация бизнеса, - исключительно финансовые услуги.

Огромную роль в нашем бизнесе играет не только коммерческое кредитование, которое в последнее время с новым подходом к клиентской базе заметно сокращается. Мы не можем стоять на одной ноге и занимаемся ценными бумагами, другими подобного рода активами. Не прямые инвестиции, а игра на рынках, если хотите.

Мы очень тщательно стараемся просчитывать риск и доходность. Может, это не совсем верно с точки зрения чистой науки, но мы приняли для себя следующий постулат: доходность существенно зависит от ликвидности. Вы можете обладать большим количеством неликвидных активов - и это сильно снизит вашу доходность. В то же время большое количество ликвидных доходов позволяет хорошо играть на рынках и повышать доходность при очень низком заданном уровне риска. Этот принцип уже довольно давно описан математически, речь идет о value at risk. Уже и в России на этот счет учебники написали. Мы просто применяем данную методику для определения размеров риска и пытаемся управлять с помощью разумных, считаемых вещей.

В отношении с вашими подчиненными вы автократ? Какова вообще ваша политика в области управления персоналом?

- В банке "Держава" работает около 120 человек, мы уже давно выдерживаем этот уровень. На верхнем и среднем уровне управления мы стараемся ориентироваться на выпускников МГУ. Все трое совладельцев "Державы" - так случилось - выпускники экономического факультета.

В управлении персоналом есть много разных тонкостей. Главная идея состоит в том, чтобы попытаться увлечь людей не столько большой оплатой, сколько скорее интересными задачами. Те, кому интересно узнать, сделать что-то новое, готовы работать не за деньги. Между прочим, средний возраст сотрудников у нас довольно низкий... Те, кто непосредственно связаны с финансовым бизнесом, моложе 30 лет. Я думаю, людей моего возраста в коллективе найдется максимум человек пять, не больше. И то они не являются профильными сотрудниками, это скорее разного рода обслуживающие подразделения, начальники охраны... В основном у нас работают сотрудники моложе тридцати.

- Корпоративный дух в "Державе" присутствует?

- А как же без этого? Вплоть до совместных мероприятий. Наши топ-менеджеры, а это человек тридцать, раз в год выезжают на так называемые выездные правления и проводят два дня вместе. Обычно это связано с представлением бизнес-плана на будущий финансовый год.

Работа приносит свободу

- Очень многие отказываются от интервью из-за страха перед властью. Она опирается на правоохранительные органы и чиновничество, которое активно собирает бюрократическую ренту. А в этих условиях лучше "не светиться"... Как вы оцениваете правление Путина в сравнении с ельцинскими временами?

- Я изначально заявлял о нашей крайней аполитичности и готов комментировать только "экономическую" сторону.

- Однако разве вы не чувствуете угрозу бизнесу? Режим моноцентричен, нет системы сдержек и противовесов. Не только олигархи, но и представители средних слоев предпринимателей испытывают беспокойство в связи с усилением давления государства на бизнес.

- Так называемые страновые риски включают в себя в том числе и политические. Хотя лично я не вижу политических рисков в России. Премьер-министр предлагает снизить НДС, идут реформы в РАО ЕЭС, в ЖКХ, административная реформа, наконец… Плохо или хорошо они идут - это другой вопрос.

- Очень многие предприятия вынуждены включать в состав акционеров госчиновников. Особенно на уровне регионов.

- Мы больше озабочены экономическими перспективами страны. Происходит дальнейшее развитие голландской болезни. Рано или поздно это приведет к эффекту домино в виде корпоративных дефолтов. Несколько отраслей экспортеров процветают, а всех остальных душит импорт. Это, кстати, является одной из причин, по которой мы свой кредитный портфель за прошлый год сократили в три раза.

Себестоимость всех видов продукции растет, как на дрожжах. Какие бизнесы окажутся прибыльными и конкурентоспособными, скажем, через год? Вот это намного больше нас занимает. С точки зрения бизнеса средней руки, угрозы экономического характера гораздо важнее политических. Хотя меня совсем не радует, что процесс разгосударствления экономики затормозился.

- То есть вы считаете, что о начавшейся контрреформе говорить нельзя? Просто замедлилась реформа?

- Да, безусловно. Однако в любом случае затягивание приватизации для экономики не является полезным.

- Последний вопрос. Ради чего вы работаете?

- Ради экономической независимости. А также чтобы познавать новое.

СПРАВКА

ДОСЬЕ: Владимир Анатольевич Гусаров родился в 1956 году. Окончил экономический факультет МГУ и в 1982 году защитил кандидатскую диссертацию. В 2001-2002 годах был слушателем курсов Гарвардского университета и Высшей школы экономики "Современные технологии управления", раздел "Финансы и инвестиции". С 1988 года в негосударственном секторе экономики. 1994-2000 - председатель правления АКБ "Держава". С 1995 года - член совета директоров, с 2000 года - председатель совета директоров АКБ "Держава".

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net