Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

18 декабря в публичном пространстве появилась информация о прошедших обысках в доме Михаила Гуцериева и связанных с ним компаниях. При этом представитель группы «Сафмар» опроверг информацию об обысках: «Все компании группы «Сафмар» и ее руководитель Гуцериев работают в штатном режиме». Сам Гуцериев в интервью РЕН ТВ назвал сведения об обысках провокацией.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Кавказ

14.07.2014 | Сергей Слободчук

Иди с Амировым

Приговор бывшему мэры Махачкалы Саиду Амирову и его племяннику Юсупу Джапарову продемонстрировал решимость Кремля, говоря словами одного из героев «Чапаева и пустоты» Виктора Пелевина, в стиле «не только пресечь надо, но и свою линию провести». Интрига только в одном – окажется ли дело Амирова всего лишь расправой над одним из кланов Дагестана или речь идет все же об идейно другой схеме управления республикой, когда Москва сумеет отодвинуть клановые отношения на периферию?

Власть плана и власть клана

Сам арест одного из полновластных хозяев Дагестана в лице многолетнего мэра Махачкалы Саида Амирова стал сенсацией лета 2013 года, прозвучавшей даже за пределами России. Что уже говорить о прозвучавшем на днях приговоре в виде 10 лет колонии строгого режима. Сотрудники Следственного комитета РФ и бойцы спецназа ФСБ по Дагестану задержали Саида Амирова в его собственном особняке в Махачкале 1 июня 2013 года. Днем ранее правоохранители задержали его родного племянника Юсупа Джапарова, занимавшего пост заместителя мэра города Каспийск. За минувший год Следственный комитет выдвинул против Амирова с племянником целый список обвинений, главные из них – организация заказного убийства и.о. отдела СК России по Дагестану Арсена Гаджибекова в декабре 2011 года и подготовка покушения на руководителя Пенсионного фонда Дагестана Сагида Муртазалиева. С тех пор мэр Махачкалы находился в СИЗО «Лефортово» в Москве, а вот приговор суда от 9 июля 2014 года оба обвиняемых заслушали в Ростове-на-Дону.

Дагестанские элиты традиционно руководили республикой по клановым правилам. За сотни лет, не исключая советский период, сформировалось две большие группы кланов Дагестана. Группа №1 – это кланы, сформированные из представителей одного рода, включающие братьев, сестер, двоюродных и так далее родственников. Как правило, они происходят из одного родового села и действуют на локальной территории. Вторая группа не такая многочисленная, но гораздо более влиятельная – это правящие кланы, представляющие собой союз нескольких родов, как правило, одной национальности. Вот как раз крупные кланы Дагестана и контролируют государственные дотации и другие финансовые потоки, крупный бизнес, большие села. А, главное, распределяют между своих руководящие должности на государственной службе и в государственных монополиях. Клановость приводит к тому, что реалии Дагестана – когда большинство должностей на государственной службе фактически передаются в наследство представителям одного клана. Отсюда происходит и специфика дагестанской политики – это борьба не политический партий, а разных правящих кланов внутри местного отделения «Единой России».

Все в дом, все в семью

Саид Амиров – представитель даргинского клана, одного из «главных» кланов Дагестана. Самый известный выходец «даргинских» - многолетний председатель Госсовета республики Магомедали Магомедов, руководивший Дагестаном еще с советских времен и по 2006 год. Большинство глав крупных кланов, включая Амирова, находятся у политического и экономического «руля» еще с 80-х годов XX века. Как работает клановость Дагестана на практике – во времена Магомедова-старшего его земляки работали на посту мэра 4 городов и министра финансов Дагестана, племянники руководили комитетом по виноделию и портовой таможней, тесть занимал пост главы Верховного суда, сын Магомедсалам Магомедов был спикером дагестанского парламента с 2006 по 2007 годы. Клан Амирова – это сам мэр Махачкалы (где проживает каждый третий из 3 миллионов дагестанцев), два родных племянника, являющиеся депутатами Госдумы, сын Далгат – руководитель службы судебных приставов Дагестана, ряд депутатов Национального собрания. Аварцы, хунзы, лезгины и другие народности аналогично имеют свои кланы.

Многие годы отношения между Кремлем и правящими кланами Дагестана строились по принципу бартера – кланы демонстрировали политическую лояльность, а центр в ответ закрывал глаза на коррупцию, семейную передачу должностей и межклановые разборки с уклоном в перестрелки, покушения и убийства. Если при Ельцине было «необходимо и достаточно», чтобы Дагестан просто оставался в составе России, то с приходом Владимира Путина добавилась еще и задача высоких показателей «намолота» за президента и «Единую Россию» во время выборов. Схема взаимоотношений «по бартеру» устраивает дагестанские кланы, а вот Кремль в последние годы демонстрировал усилия по внедрению новой схемы отношений. И на то есть, как минимум, две причины. Во-первых, с течением времени центральная власть осознала, что именно кланы – главная причина постоянной криминальной нестабильности и коррупции в республике.

Причина №2 - рентген последних 10 лет демонстрирует: экономика республики не развивается. Так, дагестанский экономист Михаил Чернышов прямо говорит, что «республика погрязла в паутине мифов и фиктивных результатов». По его словам, логика проста – чем больше статистики о росте населения, сельского хозяйства, нефтедобычи и т.д. Дагестан передаст в Москву, тем больше дотаций получит. Поэтому, утверждает Чернышов, данные переписи населения, информация об успехах овцеводства и других отраслей существуют только на бумаге. Если же рассуждать языком цифр, то, к примеру, темпы нефтедобычи в Дагестане постоянно падают вплоть до того, что республика уже давно не обеспечивает собственные потребности в количестве 1, 3 – 1, 5 млн. тонн нефтепродуктов (в пересчете на сырую нефть). Или еще один красноречивый пример – еще в 2006 году президент Муху Алиев утвердил программу административной реформы, но она так и осталась на бумаге. Затем административную реформу включили в Стратегию развития Дагестана до 2010 года, но стратегию так и не приняли. Принятая в 2010 году президентом Магомедовым программа аналогично осталась на бумаге. И это логично – какая еще система подбора кадров, если испокон веков принято назначать на «хлебные» должности «своих людей»?

Клан кланом выбивают

Кремль начал свои попытки изменить правила игры еще в 2006 году, когда Администрации президента удалось добиться добровольной отставки Магомедали Магомедова с поста председателя Госсовета. Затем с 2006 по 2010 года Дагестаном руководил Муху Алиев, для которого специально был введен пост президента, избираемого дагестанским парламентом. Идея заключалась в том, что Алиев – компромиссная фигура для всех дагестанских кланов. Но казавшаяся сильной сторона с течением времени на самом деле оказалась слабостью - не имевший своей команды Алиев просто не смог проводить линию федерального центра и крупных бизнес-групп (в первую очередь Сулеймана Керимова). В 2010 году Алиев по собственному желанию уходит в отставку – совпадение с созданием Северокавказского федерального округа и приходом на пост полномочного представителя Александра Хлопонина. Поскольку ставка на «компромиссный» вариант не сработала, Кремль переориентировался на правящие кланы, доверив руководить республикой сыну Магомедова-старшего и бывшему спикеру парламента республики Магомедсалам Магомедову. Но Магомедов не справился с задачей работать посредником между Кремлем, крупным бизнесом и местными кланами. В январе 2013 года после встречи с президентом Владимиром Путиным он тоже по собственному желанию подал в отставку. Ему в претензию вменили срыв экономических планов республики (как будто такие планы когда-либо выполнялись) – дагестанцы так и не увидели ни обещанного стекольного завода, ни аэропорта, ни курортной зоны и т.д. Но в результате отстранения клана Магомедовых на первые позиции в Дагестане автоматически вышел клан Саида Амирова.

Именно здесь возник конфликт между клановыми традициями и решением Кремля перевести Дагестан в ручное управление, раз уж не сработали ставки ни на компромиссных политиков, ни на представителей правящих кланов. Если не сработали варианты с «компромиссным» президентом Алиевым и выходцем из влиятельного клана Магомедовым, было принято решение назначить «технического» президента и взять Дагестан в ручное управление через полпреда президента. И одновременно – жестко и показательно «выпороть» всех, кто попытается саботировать «линию центра на местах». Поэтому в январе 2013 года президент России назначил своим указом временным президентом Дагестана аварца Рамазана Абдулатипова (вице-премьер в правительствах Черномырдина и Кириенко, министр в правительстве Примакова, до назначения – депутат Госдумы от «Единой России»), давно живущего в Москве и не связанного наглядными контактами с ведущими дагестанскими кланами.

Поэтому заявления Амирова насчет того, что обвинения против него и его племянника являются надуманными, частично верны. Но только в том плане, что истинная первопричина приговора – это новая схема взаимоотношений Кремля с дагестанскими элитами, а конкретные обвинения в организации заказного убийства и т.д. – только повод. И прозвучавший в зале суда приговор бывшему мэры Махачкалы Саиду Амирову и его племяннику Юсупу Джапарову продемонстрировал решимость Кремля в том плане, как писал Виктор Пелевин, когда «не только пресечь надо, но и свою линию провести». Что касается нового поворота в политике Кремля, можно прогнозировать два варианта развития ситуации – либо Москва с помощью назначаемого президента осилит проводить свою линию, либо Дагестан вернется к привычной для него клановой политике.

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net