Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

16.08.2014 | Сергей Слободчук

Санкции в овечьей шкуре

Верховная Рада приняла закон о санкциях, впервые внедрив в законодательство Украины понятие «ограничительные меры» и конкретизировав полномочия президента и Верховной Рады в смысле оснований и порядка их применения. Какие «подводные камни» содержит новый закон? И не окажется ли так, что под видом санкций внедряется феодальная система уплаты «дани» и механизм неправового передела собственности?

«Региональные» патриоты

Законопроект Кабинета Министров Арсения Яценюка о санкциях во втором чтении и в целом собрал 244 голоса депутатов разных фракций и групп, при необходимом минимуме в 226. Костяк голосовавших составили провластные фракции. «Батькивщина» Александра Турчинова-Юлии Тимошенко дала 81 из 86, «УДАР Виталия Кличко» – 40 (из 41), «Свобода» Олега Тягныбока - 35 (из 35) голосов. Закон также поддержали 28 внефракционных депутатов (сегодня они стали крупнейшей группой в Верховной Раде, насчитывающей 95 мандатов). Кнопку «за» нажали, в том числе, такие авторитетные депутаты как Виктор Балога (экс-министр МЧС в правительстве Николая Азарова, экс-глава Секретариата президента Виктора Ющенко), Анатолий Гриценко (экс-министр обороны в правительстве Юлии Тимошенко в 2005 году, кандидат в президенты на выборах 25 мая), Антон Пригодский (близкий соратник Виктора Януковича). «За» проект голосовала такая раскрученная медиаперсона как Инна Богословская (один из первых депутатов, вышедших в декабре 2013 года из фракции Партии регионов). А дальше простой подсчет говорит, что «путевку в жизнь» проекту дали группы «Суверенная европейская Украина» (во главе с крупным бизнесменом Игорем Еремеевым) и «Экономическое развитие» (под руководством экс-премьер-министра и выходца из фракции ПР Анатолия Кинаха). Состоящие в основном из выходцев из ПР, они обеспечили 29 (от общего количества в 35) и 31 (из 40) голосов, соответственно. И наоборот, похудевшая до 77 парламентариев фракция Партии регионов не дала ни единого голоса. Впрочем, как и составленная из «региональных» выходцев депутатская группа «За мир и стабильность» (всего 36 депутатов).

Ключевые моменты

Итак, что же предлагает новый закон? Статья №1 гласит: «могут применяться специальные экономические и другие ограничительные меры (далее - санкции)», а также формулирует круг юридических и физических лиц, против которых могут применяться подобные «средства воздействия». И вот здесь сразу спотыкаешься о несколько норм, позволяющих довольно вольную трактовку и манипулятивное применение.Сначала все идет стандартно, по западным канонам, когда ограничительные меры применяются против юридических и физических лиц из недружественной страны. Но, как оказывается, закон разрешает применять санкции, в том числе, и против граждан Украины. Для сравнения, в США и ЕС санкции – мера воздействия против физических и юридических лиц, происходящих из других государств. Действительно, зачем применять санкции против своих собственных граждан, когда есть полиция, прокуратура и суды? К примеру, санкции США можно разделить на две группы – персональные и экономические. Для иллюстрации: в 2011 году президент Барак Обама ввел санкции против руководства Сирии и ряда коммерческих компаний в виде ареста счетов 129 сирийских граждан (начиная с президента Башара Асада, его ближайшего окружения и родственников), а также замораживания любых операций с участием 49 сирийских компаний. Если же говорить о санкциях США против Беларуси, то здесь санкции аналогично нацелены против руководства страны. А вот что касается коммерческой плоскости, то здесь мишенями санкций, к примеру, стали крупнейшие компании, играющие важную роль при наполнении белорусского бюджета.

Например, санкции США действуют в отношении «Белнефтехима», а также предприятия, в которых «Белнефтехим» обладает прямым или косвенным доходом в размере 50% или более. Первоначально режим санкций против Беларуси «включила» еще администрация Джорджа Буша-младшего в 2006 году, а затем его неоднократно продлевал Барак Обама – последний раз в июне 2014 года.

Что касается ЕС, согласно европейскому законодательству, существует две группы санкций – персональные (запрет на въезд и арест активов) и финансово-экономические (замораживание любых операций с конкретными компаниями, перечисленными в специальном списке). Законодательная база для применения санкций – статья 215 Договора о функционировании Европейского Союза. А круг объектов, согласно пункту второму ст. 215 все того же договора – это физические или юридические лица, группы или негосударственные образования конкретного государства.

Ключевой момент №2 – это государственный орган (или органы), уполномоченный инициировать вопрос о санкциях. Согласно статье 5, таким правом наделяются Верховная Рада, президент, правительство, Национальный банк и Служба безопасности Украины. Как видим, достаточно широкий спектр государственных органов, имеющих право инициировать вопрос о санкциях против иностранной компании, гражданина, лица без гражданства и далее по списку. Однако не стоит забывать, что инициировать и вводить – это две большие разницы.

Ключевой момент №3 – это, собственно, сам перечень ограничительных мер. И если блокада активов, запрет государственных закупок или запрет на финансовые операции – это стандартная практика, то дальше возникают закономерные вопросы. А именно, статья 4 под названием «Виды санкций» предоставляет власти полномочия запрещать или ограничивать ретрансляцию теле- и радиоканалов. Или, как Вам, к примеру, такая санкция как «ограничение или прекращение деятельности средств массовой информации и других субъектов информационной деятельности, в том числе в сети Интернет»? А ведь «список Шиндлера» содержит еще и «ограничение или запрет производства или распространения печатной продукции и других информационных материалов», и возможность ограничивать или вообще прекращать предоставление телекоммуникационных услуг или использование телекоммуникационных сетей. То есть, получается, что теперь чиновники имеют законное право «обрубить» услуги мобильной связи и ТВ, как для коммерческой компании, так и для обычного гражданина.

Да, справедливости ради, премьер-министр Арсений Яценюк, представляя проект в Раде, озвучил просьбу Кабмина исключить такие санкции как запрет на предоставление почтовых услуг, запрет теле- и радиотрансляции, прекращение деятельности СМИ, а также ограничения на выпуск печатных СМИ и информационных материалов. Однако сайт Верховной Рады свидетельствуют, что депутаты голосовали за проект, содержащий все вышеперечисленные «меры убеждения». Поэтому велик риск, что несмотря на все прозвучавшие обещания, на стол президента ляжет законопроект именно в своей первоначальной версии. Кстати, непосредственно перед голосованием народный депутат Олег Зарубинский попросил премьера уточнить, будут ли санкции касаться, в том числе, и граждан Украины. На что Яценюк прямым текстом ответил, что «санкции касаются только государства-агрессора, только иностранных субъектов предпринимательской деятельности, только иностранных компаний…» Но, снова-таки, подчеркнем – розданный депутатам текст проекта содержит в списке объектов санкций, в том числе, и граждан Украины.

Наконец, ключевой момент №4 – это порядок применения санкций. Например, речь идет о таких мерах как блокада активов, ограничение торговых операций, ограничение или прекращение транзита ресурсов, полетов или перевозок по территории Украины, остановка исполнения экономических и финансовых обязательств (например, платежей и расчетов) (закон называет такие меры секторальными). В таком случае действует сложный порядок: сначала решение принимает Совет национальной безопасности и обороны (подконтрольный президенту орган) – затем утверждает президент своим указом – финальную точку ставит Верховная Рада, принимая в течение 48 часов соответствующее постановление. Если же речь идет о персональных санкциях, то здесь срабатывает более простой порядок – сначала решение СНБО, а затем указ президента.

Друзьям все, врагам - закон

Резюмируем: новый закон создает серьезные шансы для злоупотреблений. Получается, что, ссылаясь на санкции, правящая администрация сможет использовать его, чтобы закрыть неугодный телеканал, газету или Интернет-сайт. И это при том, что по украинскому законодательству, Интернет-сайты до сих пор не являются СМИ.

Именно поэтому, краеугольный вопрос нового закона о санкциях – это кто и на каких основаниях будет определять ответ на вопрос «казнить нельзя помиловать»? А ведь закон дает власти возможность толковать повод для санкций в чересчур широком смысле. Как, к примеру, оценивать, что в деятельности отдельного гражданина или коммерческой компании присутствуют «действия…, создающие реальные и / или потенциальные угрозы национальным интересам, национальной безопасности, суверенитету и территориальной целостности Украины»? Начать хотя бы с того, что такого понятия как национальные интересы нет в законодательстве Украины, а тем более нет списка таких интересов. Да и быть не может – на практике каждая партия или общественная организация по-своему видит национальные интересы своего государства – именно отсюда и происходит конкуренция идеологий, программ и манифестов политических и общественных структур. Да вот простой пример – Партия независимости Великобритании Найджела Фараджа выступает за выход страны из ЕС, лейбористы видят национальные интересы только в ЕС, а консерваторы во главе с Дэвидом Кэмероном «за» ЕС, но требуют большей автономии от Брюсселя в принятии решений. Получается, если сейчас при власти консерваторы, то они должны обвинить Партию независимости в «предательстве национальных интересов». А когда к власти вернется Лейбористская партия, то обвинит в тех же самых прегрешениях самих консерваторов. И список вопросов только по данному конкретному пункту можно развивать все дальше и дальше.

А кто и как будет определять, например, что такое «существенное участие» иностранной компании в уставном фонде фирмы из Украины? Это 10 %? 20 %? Или каждый раз это будет произвольная величина? Что называется «по щучьему велению»?

А каким образом СНБО и Администрация президента будут оценивать, что в деятельности партии (а партия по законам Украины – это юридическое лицо) или коммерческой компании присутствуют «факты нарушений Всеобщей декларации прав человека, Устава Организации объединенных наций»? Ведь Декларация и Устав – это такие документы, когда кого угодно можно обвинить в их нарушении или ненадлежащем исполнении. И наоборот, норма об использовании в качестве основания для санкций резолюции Генассамблеи и Совета Безопасности ООН и решения и регламенты Совета ЕС – это здравая попытка привязаться к международным актам, объявляющим санкции.

И, наконец, главная загвоздка заключается в разнице между теорией и практикой. Потому как современная Украина – красноречивый пример воплощения на практике правила генералиссимуса Франко «Друзьям все, врагам - закон». И если страна функционирует по законам олигархического капитализма, то чиновники используют законы не для восстановления справедливости или поддержания порядка, а для злоупотребления в корыстных целях собственного обогащения и карьеры.

А в олигархической стране ссылки на Всеобщую декларацию прав человека и гражданина и Устав ООН – это космическая теория. Если же говорить о жизненных реалиях, то для Украины характерно тесное сращивание бизнеса и политики. По большому счету, все депутаты Верховной Рады тесно ассоциированы с крупным и средним бизнесом. Не говоря уже о том, что многие депутаты – прямые владельцы / совладельцы фабрик, заводов и коммерческих компаний. А мандат народного депутата они рассматривают исключительно в ракурсе роста своих доходов и развития собственного бизнеса.

Кстати, забавно получается, а ведь собственники «фабрик, газет, пароходов» своими руками создали законодательную базу и механизм для перераспределения собственности. Ну, и, конечно же, дали Администрации президента и Совету национальной безопасности законное право взимать «дань». А то ведь, не ровен час, так по новым законам теперь понадобится всего одно заседание СНБО, чтобы любого коммерсанта, политика или журналиста записать в «пособники террористов» или «нарушители Декларации прав человека и гражданина». А Совет, как мы понимаем, это вам не суд с его волокитой, переносом заседания, заслушиванием сторон и тому подобными бюрократическими проволочками, занимающими не один месяц времени. И вершить суд да дело СНБО будет с оперативностью сталинских «троек», штамповавших приговоры десятками, а то и сотнями. Как говорится, без лишней волокиты. Без шума и пыли.

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net