Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Пиар в России

03.03.2005 | Валерия Филимонова

СУДЬБА ПРАВИТЕЛЬСТВА ФРАДКОВА: КТО ОТВЕТИТ ЗА МОНЕТИЗАЦИЮ?

Волна народного недовольства монетизацией льгот сделала свое дело: депутаты Госдумы, принявшие закон, выдвигают претензии правительству - исполнителю закона. Правительство старается спешно погасить недовольство пенсионеров, митингующих на улицах российских городов. СМИ пестрят сообщениями об обострившихся разногласиях между премьер-министром Михаилом Фрадковым и министрами экономического блока - Алексеем Кудриным и Германом Грефом. Такова вкратце общественно-политическая картина, сложившаяся в результате реформы социальной сферы. Как будет развиваться ситуация дальше? Мы попросили ответить Михаила Виноградова, Алексея Макаркина и Станислава Радкевича на следующие вопросы:

1. Какова судьба кабинета министров, которому Госдума дала возможность исправить негативную ситуацию, сложившуюся в связи с внедрением закона о монетизации льгот? Состоится ли отставка правительства?

2. Существует ли на самом деле внутренняя борьба в треугольнике Фрадков - Греф - Кудрин?

3. Как будет складываться судьба премьер-министра Михаила Фрадкова?

Михаил ВИНОГРАДОВ - руководитель департамента политического консультирования Центра коммуникативных технологий "PRОПАГАНДА":

1. Вероятность новых самостоятельных попыток Госдумы повлиять на работу правительства выглядит не слишком высокой. Сейчас в рядах политической элиты наблюдается некоторое успокоение: уличные акции протеста не преподносят новых сюрпризов, что прочитывается чиновниками как подтверждение привыкания граждан к новой системе, их постепенной адаптации к монетизации льгот. Если не случится новых волнений, депутаты Госдумы не будут мотивированы всерьез критиковать правительство.

2. Что касается внутренней борьбы в правительстве, то она, безусловно, существует и проходит куда интереснее думских баталий. Причин противостояния внутри кабинета министров несколько. Во-первых, сказывается фактическая подчиненность ключевых министров (в том числе и экономических) президенту, а не премьеру. Во-вторых, вполне естественен конфликт функций: Греф призван заниматься инновациями, Кудрин - бюджетно-финансовым блоком, а Фрадкову приходится активнее других ориентироваться на политическую конъюнктуру и, в частности, учитывать доминирование силовых элит в нынешней политической жизни.

3. Несмотря на весьма критические оценки премьерства Фрадкова со стороны комментаторов и общественного мнения, необходимо признать, что премьер-министр демонстрирует хорошие способности по обеспечению собственного политического выживания. Так, прошлой весной многие ждали, что расстановка сил в Белом доме будет определяться отношениями в треугольнике Фрадков-Жуков-Козак, но премьер-министр довольно быстро нейтрализовал Жукова и Козака.

Конфликт вокруг монетизации льгот выявил высокий уровень ожиданий элиты по поводу замены правительства. Но это отнюдь не означает, что сценарий отставки запущен или готовится к воплощению в жизнь. Если противники Фрадкова и приступят к длительной осаде Белого дома, их операция, скорее всего, завершится неудачей. Как показывает опыт постсоветской России, едва ли не любой долгосрочный (рассчитанный на несколько месяцев) проект по смене кабинета министров обречен на провал. За исключением увольнения Евгения Примакова, все правительственные кризисы режиссировались и реализовывались в течение нескольких дней, максимум - трех-четырех недель.

Алексей МАКАРКИН - заместитель генерального директора Центра политических технологий:

1. Судьба кабинета министров будет зависеть от того, станут ли снова наши граждане выходить на улицы по каким-либо поводам, имеющим прямое отношение к деятельности федерального правительства. Если начнут выходить - у кабинета министров будут существенные проблемы, если все утихнет - правительство будет чувствовать себя более-менее комфортно.

Кабинет министров представляет собой компромисс различных кремлевских групп: есть премьер-министр, которого считают человеком, близким к силовой части, есть так называемый либерально-экономический блок и есть представители других групп влияния. Будет ли выгодно сейчас президенту, чтобы усилилась борьба за передел портфелей исполнительной власти? Думаю, вряд ли.

Но с другой стороны, есть одна объективная проблема, и она может вызвать отставку правительства (хотя вряд ли в обозримом будущем). Это проблема очень серьезного противостояния между премьером и экономическим блоком. Если мы вспомним, все начиналось с конфликта между министрами экономического блока и премьер-министром Касьяновым. Можно сказать, что сейчас идет вторая серия, но с одной очень важной разницей. Обратим внимание, что когда было правительство Касьянова, Кудрин и Греф в большинстве случаев действовали как конкуренты. У них были сложные отношения с Касьяновым, но в то же время они конкурировали и между собой. К тому же была серьезная четвертая сила в правительстве - фигура Шувалова (который вначале был союзником Касьянова, а потом на некоторое время стал его оппонентом перед уходом в президентские структуры). В общем, ситуация была и тогда, и сейчас сложная, и было бы большим упрощением описывать ее как борьбу между премьером и экономическим блоком. Она более многопланова.

2. Сейчас мы видим ситуацию оппонирования премьера, с одной стороны, и экономического блока, с другой (который как будто забыл о своих междоусобных разногласиях, имеющих вполне понятный институциональный характер). Теперь Кудрин и Греф вместе противостоят премьеру. Почему это произошло? Не от хорошей жизни. Когда премьером был Касьянов, то он являлся для ближайшего президентского окружения человеком посторонним, внешним. И в той ситуации министры экономического блока имели прямой выход на президента, для него они были своими, а Касьянов, какой бы высокий ранг не имел, все равно оставался чужим.

Сейчас ситуация такова, что министры сохранили выход на президента, но и Фрадков является человеком, которого поддерживает значительная часть президентского окружения из числа так называемых силовиков. В этом случае президент априори не встает на защиту ничьих сторон. Он учитывает интересы и тех и других. Поэтому Кудрин и Греф вынуждены сблизиться друг с другом и действовать заодно, отодвинув в сторону реальные противоречия межведомственного характера.

3. Я думаю, что у нас правительство - всегда коллективный "козел отпущения" за проблемы, которые имеют отношение к экономике. Президент - государь, он выше всего, а правительству приходится отвечать за все ошибки и глупости. В этой ситуации, судя по тому, как Фрадкова принимали в парламенте и как он ведет себя в публичном пространстве, я бы посчитал, что персонально он не будет играть эту роль. Скорее, на нее могут "номинировать" и уже "номинируют" министра Зурабова.

Что касается Фрадкова, то президент не критиковал его персонально, а критиковал правительство - и то в довольно мягкой форме. Поэтому, я думаю, в ближайшем будущем, Фрадков останется во главе правительства. На каком-то этапе неизбежно встанет вопрос о дееспособности правительства: он вставал при правительстве Касьянова, встанет и сейчас. Президент, конечно, очень хочет, чтобы этот этап наступил не завтра и не послезавтра, но рано или поздно придется сделать выбор.

Сейчас в СМИ существуют разные точки зрения: одни решительно атакуют премьера, другие - экономический блок. Это свидетельствует о том, что внутренняя борьба уже давно выплеснулась в публичное пространство. Президент не хочет менять баланс сил в своем окружении. Ему необходимы и силовики, и либералы. Поэтому вопрос о судьбе правительства будет откладываться, но откладывать это до бесконечности невозможно, когда-нибудь придется принять решение.

Станислав РАДКЕВИЧ - руководитель департамента аналитики ГК "НИККОЛО М":

1. Закон о монетизции льгот (как и все законы) был подготовлен и принят Госдумой, одобрен Советом федерации и утвержден Президентом Путиным. Только после всего этого его приняло к реализации правительство. Поэтому ответственность за закон, в первую очередь, несут его авторы - законодатели, во вторую - президент РФ, и только в третью - исполнители, правительство. Но, разумеется, своей доли вины ни думцы, ни президент не признают. Найдут крайнего: во всем будет виноват кабинет, причем, в первую очередь, Фрадков и Зурабов.

Отсрочку этим господам дали не столько чтобы "исправить ситуацию", сколько чтобы дождаться эффекта от следующей непопулярной реформы - перехода к стопроцентной оплате жилищно-коммунальных услуг. Там опять может случиться массовое недовольство граждан, и тогда премьера и главных "социальщиков" отдадут на заклание сразу за все. И за всех.

2. Прежде всего, существуют различия в мировоззрении. Самый либеральный - Греф, чуть менее - Кудрин, еще меньше - Фрадков. Существует разная степень близости к президенту. Самый близкий - Кудрин, чуть подальше - Греф, еще дальше - Фрадков.

Вряд ли между ними идет какая-то напряженная внутренняя борьба. В силу небольшой разницы в возрасте и взглядах у этих людей, скорее всего, иногда возникают не совсем схожие взгляды на отдельные экономические проблемы. И почему-то мне кажется, что им пока хватает самоиронии с цитированием из классика: "Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь". Или что-то вроде того.

3. Складывается впечатление, что премьер - незаурядный человек, чьим имиджем либо никто не занимается, либо делает это по-любительски. То есть Фрадков лучше, чем он кажется. После отставки (во многом незаслуженной) перед ним откроется целый веер возможностей, и самые интересные - в области крупного частного бизнеса.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net