Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Регионы Выборы в России Выборы в США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Во Франции правые всегда были идеологически расколоты, и в их рядах было множество персональных конфликтов. Правые идеологические течения существовали постоянно, хотя они, конечно, видоизменялись и во многом потеряли свою специфику в последние десятилетия.

Бизнес, несмотря ни на что

Как известно, в России две беды, и если первую в приличном обществе поминать не принято, то о второй говорят громко и вслух все: от президента и до владельца старенького «Запорожца». Речь идет о дорогах.

Интервью

Скоротечный военный мятеж в Турции закончился полным провалом. В стране начались массовые репрессии. Как может повести себя почти всесильный сейчас президент Эрдоган? Какие варианты действий перед ним открыты? На эти темы в беседе с «Политком.RU» размышляет известный российский востоковед, член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Взгляд

08.09.2014 | Татьяна Становая

Россия-НАТО: взаимное сдерживание

4-5 сентября в Уэльсе прошел саммит НАТО, на котором тема Украины стала центральной. В мероприятиях принял участие президент Украины Петр Порошенко, который договаривался о механизмах поддержки страны в условиях «военной агрессии» России. Саммиту предшествовал визит президента США Барака Обамы в Эстонию: американский президент не исключил пересмотра Основополагающего акта РФ-НАТО, который среди прочего подразумевает запрет на размещение постоянных войск альянса в странах Балтии. Тем временем, правительство Украины внесло на рассмотрение Верховной рады законопроект об отмене внеблокового статуса страны.

Украинский кризис вернул Россию и НАТО к взаимной конфронтации после 23-летнего процесса налаживания ограниченного партнерства. Несмотря на то, что такое партнерство строилось в условиях сохраняющегося высокого уровня недоверия, добиться удалось многого. Созданный в 2002 году совет Россия-НАТО стал площадкой для диалога, который, хоть и не являлся достаточно эффективным, однако позволял обеспечивать регулярные контакты и сотрудничество по локальным вопросам (борьба с терроризмом, Афганистан, совместные участие в спасении подводных лодок и т.д.). С 2004 года проводились совместные военные учения. Однако наладить позитивную атмосферу в отношениях все равно не удавалось. Должность постпреда России при НАТО долгое время занимал Дмитрий Рогозин, известный своей антизападной риторикой (хотя при этом ему удавалось оставаться вполне конструктивным дипломатом). Россию раздражал и тот факт, что практически все стратегически значимые инициативы встречали прохладное отношение в альянсе. Это касалось, например, проекта договора о европейской безопасности или вопросов о создании секторальной системы ПРО. Раздражало Россию и отсутствие права вето, например, на размещение элементов ПРО в Чехии и Польше. Хрупкий процесс диалога не выдерживал испытания сначала вмешательством НАТО в Югославию в 1999 году, затем войной в Грузии в августе 2008 года, а украинский кризис может и вовсе похоронить все успехи.

Однако принципиальная разница между грузинским и украинским кризисами состоит в том, что тогда, в 2008 году, грузинскую тему удалось быстро ввести в управляемое русло, весьма эффективным оказался арбитраж президента Франции Николя Саркози, а Европа быстро увлеклась решением своих внутренних финансово-экономических проблем. Требования стран Восточной Европы защитить их от возможной «агрессии» России остались неуслышанными. Весьма эффективно развивалось и сотрудничество по Афганистану, что даже привело к созданию в Ульяновске перевалочной базы НАТО. Успехом России можно назвать фактические блокирование расширения НАТО на Восток (саммит в Бухаресте в апреле 2008 года). Правда, этот успех носит ограниченный характер: интеграции Украины и Грузии помешали не столько беспокойства Путина, сколько разногласия между самими членами альянса.

В 2010 году на Лиссабонском саммите НАТО была принята новая стратегическая концепция, чему предшествовали жаркие споры о роли альянса после разрушения двухполюсного мира. Основными угрозами в новой стратегии было названо распространение ядерного оружия и других видов ОМУ, терроризм, распространение баллистических ракет, транснациональная нелегальная деятельность, кибератаки, угрозы для транспортной и транзитной инфраструктуры. Сотрудничество же с Россией в документе было названо «стратегически значимым». В него также включен и пункт о взаимосвязи безопасности России и НАТО, что было сделано по просьбе России.

Украинский кризис может девальвировать все усилия по выстраиванию хрупкого партнерства России и альянса. Главнокомандующий союзных сил НАТО в Европе, американский генерал Филипп Бридлав заявил, что на саммите Североатлантического альянса поставит вопрос об угрозе от России, которая вторглась в материковую часть Украины. Действительно, риторика представителей НАТО и членов альянса в адрес России была предельно жесткой. В самом альянсе вмешательство в войну на Украину полностью исключают. Однако речь уже однозначно идет о помощи Киеву со стороны членов НАТО, прежде всего, США. Многие страны - члены НАТО рассматривают варианты передачи Украине оружия и военной техники, заявил генерал Бридлав.

В Пентагоне подтвердили, что поставки нелетального военного оборудования на Украину будут продолжаться, а в конце сентября 200 военнослужащих армии США примут участие в международных учениях на западе Украины, писал «Коммерсант». Представитель военного ведомства США Джон Кирби в начале сентября заявил, что присутствие российских сил на границе с Украиной Пентагон по-прежнему оценивает примерно в 10 000 солдат. Кирби отметил, что они очень боеспособны, находятся в полной боевой готовности и расположены к границе ближе, чем это было весной. Источник «ИТАР-ТАСС» в Пентагоне говорил, что США намерены и дальше поставлять на Украину военное оборудование. По словам собеседника агентства, «продолжится закупка дополнительных предметов, в том числе приборов ночного видения, тепловизоров и раций».

Возвращается и тема атлантической интеграции Украины. Цель вступления в НАТО была актуальна после «оранжевой революции» в 2004 году. Однако избравшийся в 2010 году Виктор Янукович утвердил внеблоковый статус страны. Пока вопрос о членстве в НАТО в повестке альянса не стоит. Однако процесс реформирования ВС страны, позволяющий Киеву интегрироваться в НАТО, ускоряется. Решение о членстве в организации будет принято после проведения ряда реформ, заявил Порошенко во время совместной пресс-конференции с генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном в рамках саммита альянса в Уэльсе. «Вот почему мы обращаем такое внимание на реформирование и модернизацию украинских Вооруженных сил. Будем разрабатывать сектор защиты, обороны, увеличивать его до уровня НАТО», — отметил президент. Киев вскоре представит разработанную вместе с ЕС и НАТО программу реформ.

Теперь правительство Украины внесло в Верховную раду законопроект об отмене внеблокового статуса страны. Формально Украина не может вступить в альянс, имея неурегулированный территориальный спор. Однако выход из положения может быть найден двумя путями. Либо это ограничение будет снято (что маловероятно, так как многие страны НАТО не хотят идти на запредельный риск в отношениях с Россией), либо для Украины будет создан новый формат взаимодействия. Важно подчеркнуть также, что на сегодня вопрос о военном прямом противостоянии НАТО и России не идет. Однако если Украина получит членство, то встанет вопрос о выполнении НАТО своих обязательств. Поэтому пока речь может идти о суррогатных формах взаимодействия, которые, тем не менее, будут носить крайне раздражающий характер для России, так как они объективно сближают Украину и альянс. А также могут способствовать перевооружению украинской армии.

Сам альянс адаптируется к новой ситуации и возвращается, по сути, к хорошо ему знакомой политике сдерживания Москвы. Пока вопрос о переписывании стратегии не стоит. Однако уже сегодня можно очертить круг решений, который будут приняты с учетом украинского кризиса и пересмотра отношения к России.

Во-первых, обсуждается вопрос о создании и совместной подготовке сил быстрого реагирования, которые будут включать 14 000 солдат. Эта инициатива была озвучена Расмуссеном (внесена Великобританией) в преддверии саммита и поддержана Пентагоном. Речь идет о создание системы коллективной защиты на случай вооруженного нападения на одну из стран-членов. В «Плане действий по оперативному реагированию», где Россия впервые названа «угрозой евроатлантической безопасности» говорится о создании сил быстрого реагирования численностью до бригады. Новый экспедиционный корпус сможет приступить к выполнению миссии за 48 часов и без дополнительных согласований. Более активно будут проводиться учения на территории стран Восточной Европы и будет усилено патрулирование их воздушного пространства.

Во-вторых, усиливается военное присутствие США и НАТО в Прибалтике. Барак Обама в ходе визита в Эстонию объявил о размещении дополнительных частей ВВС на эстонской авиабазе Эмари. На четырехсторонних переговорах с Бараком Обамой (в них приняли участие лидеры всех трех прибалтийских государств — Эстонии, Латвии и Литвы) тема усиления присутствия НАТО в регионе была одной из основных. Президент США дал понять: из-за «нарушений со стороны России» Основополагающий акт РФ-НАТО от 1997 года (именно там содержится такой запрет) может быть скорректирован. В России на это сразу отреагировали, указав, что пересмотреть соглашение в одностороннем порядке невозможно, а министр иностранных дел Сергей Лавров назвал слова Обамы некорректными политически и юридически. Пересмотр может быть только «коллективным», отметили в МИДе. Против пересмотра акта выступила и Германия. «Мы считаем важным соблюдение зафиксированных в документе совместных правил, мы не будем отклоняться от них», - заявила министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен. Она обратила внимание на нарушение Россией ряда соглашений, но в то же время добавила, что «наступит эпоха после Путина, после кризиса», передает Deutsche Welle.

Тем не менее, запрет, имеющий место в Основополагающем акте, уже придумали как обойти. Новые базы в Латвии, Литве, Эстонии, Румынии и Польше будут создаваться не на постоянной, а на «непрестанной» основе дислокации войск. На каждой из них будут дислоцироваться 300-600 специалистов в области разведки, логистики и планирования. На базах по принципу ротации будут размещаться боевые подразделения, а также техника. Таким образом речь формально идет не о расширении военного присутствия, а о «демонстрации флага», что пока не является нарушением акта (впрочем, у России на этот счет может быть другое мнение).

В-третьих, нынешняя ситуация вокруг Украины и изменение отношения к России провоцирует амбиции руководства НАТО и надежды вдохнуть в альянс новую жизнь. По словам заместителя генсека НАТО Александра Вершбоу, «саммит откроет новую главу в истории альянса». По его словам, теперь будет положен конец сокращению военных бюджетов стран НАТО.

На этом фоне показательно решение Франции приостановить поставки в Россию первого построенного вертолётоносца «Мистраль» (подробнее об этом в материале ниже). Контракт не расторгнут, но решение о поставках будет принято в ноябре вместо октября, когда в Россию должен был быть направлен первый корабль. Президент Франции Франсуа Олланд связал это с эскалацией напряженности на востоке Украины. Фактически взят курс на ограничение доступа России к современным военным технологиям. В России, прежде всего, обеспокоены «североатлантическими» амбициями Украины, а также размещением войск НАТО у своих восточных границ. Сергей Лавров заявил, что стремление киевских властей пересмотреть внеблоковый статус Украины подрывает усилия по мирному урегулированию конфликта на юго-востоке страны. «Это верная попытка пустить под откос все усилия, направленные на завязывание диалога с целью обеспечить национальную безопасность», - заявил он. Однако помешать этому Москве уже вряд ли удастся. А это означает, что Россию и НАТО ожидает новый период глубокой конфронтации. Со своей стороны, Москва намерена увеличивать расходы на оборону, укреплять военное присутствие в ключевых регионах (включая Арктику) и создавать новые вооружения.

Кроме того, поставлен вопрос о пересмотрен военной доктрины РФ. В интервью «РИА Новости» заместитель секретаря Совета безопасности России Михаил Попов заявил, что в новой редакции, которую планируется подготовить к концу года, должны найти отражение новые угрозы, связанные с такими событиями последних лет, как «арабская весна», конфликты в Сирии и на Украине. Речь идет о необходимости противостоять «непрямым действиям» вроде активности радикальных организаций, частных военных компаний и задействования протестного потенциала населения. В документе будет уделено внимание вопросам импортозамещения, переоценены и угрозы безопасности с учетом планов НАТО по усилению присутствия в восточноевропейских странах — членах альянса. Что же касается Украины, то Попов отметил, что ранее российская военная инфраструктура на границах со странами СНГ, в том числе и с Украиной, была в основном демонтирована и обеспечение безопасности границ с этими странами было возложено исключительно на пограничников. Кроме того, среди существенных угроз безопасности России должны фигурировать продолжение развертывания вокруг России систем противоракетной обороны США и НАТО и создание гиперзвукового оружия, добавил замсекретаря Совбеза (создание ПРО как угроза для России упоминается и в действующем тексте доктрины).

Как заявил «Ведомостям» человек, близкий к руководству Минобороны, прежняя военная доктрина исходила главным образом из необходимости поддержания потенциала сил ядерного сдерживания и борьбы с сепаратизмом и терроризмом на основе опыта конфликтов на Северном Кавказе. Но события «арабской весны» оказали глубокое воздействие на военно-политическое руководство России и стали одной из причин жесткой реакции Кремля на события на Украине: именно эти факторы окажут, вероятно, главное влияние на «неядерную» часть доктрины. Экс-начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ, генерал армии Юрий Балуевский в интервью «Интерфаксу» заявил, что в уточненной военной доктрине, изменениями которой в Минобороны РФ пытались напугать НАТО и США, разрешения на превентивный ядерный удар не будет - зато, возможно, появится описание «внутренних врагов». Однако пока это может оставаться лишь пожеланием «ястребов», оно не обязательно будет поддержано политическим руководством страны.

Главная интрига – как Россия ответит на приближение военный инфраструктуры НАТО к своим границам. В версии 2010 года первым пунктом среди внешних военных опасностей указывалось стремление наделить НАТО глобальными функциями, «реализуемыми в нарушение норм международного права, приблизить военную инфраструктуру стран — членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем расширения блока». Андерс Фог Расмуссен тогда, в 2010 году, говорил, что «НАТО — не враг России», а доктрина «не отражает реальности и явно противоречит всем нашим попыткам улучшить отношения между НАТО и Россией».

Парадокс российской внешней политики заключается в том, что на протяжении последних двух десятилетий Россия боролась с расширением НАТО, а препятствование атлантической интеграции Украины является одной из фундаментальных основ нынешнего украинского кризиса. Теперь же, получив опосредованный военно-политический контроль над восточными регионами Украины, Россия утратила возможность использовать этот рычаг для диалога о внеблоковом статусе Украины. Активность сепаратистов в Донецке и Луганске вписывалась в большой план формирования механизмов ветирования атлантической интеграции Украины (по данным ряда источников, Россия хотела продавить в Конституцию Украины пункт о праве регионов на выход из состава Украины в случае вступления страны в НАТО), однако Киев на компромиссы по этим вопросам не пошел. Вопреки опасениям, речь вовсе не идет о репродукции противостояния с НАТО советского периода. Россия вряд ли будет признана угрозой западному миру. Скорее речь будет идти о политике сдерживания в отношении «путинской России» (показательно заявление Германии о невечности режима Путина). Это означает, что Россию ожидает длительный период существования «в осаде», ведь пока она может ответить только ассиметрично.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Главной медийной фигурой этого лета в конфликте между Константинополем и Москвой стал архиепископ Телмисский Иов (Геча) – представитель Вселенской патриархии при Всемирном совете церквей. На сегодня именно он является главным переговорщиком Фанара (Константинопольской Церкви) с украинской стороной.

В самый разгар российской парламентской избирательной кампании представляется вполне актуальным и уместным посмотреть на то, как проходят выборы в Латинской Америке. Страны континента сравнительно давно развиваются по демократической парадигме. Это означает, что там регулярно осуществляется смена всех ветвей власти снизу доверху. Но каждое государство имеет собственную специфику.

12 августа Владимир Путин назначил главой своей администрации Антона Вайно, который сменил в этом качестве Сергея Иванова. Если Иванов работал с Путиным еще в 1970-е годы в Ленинградском управлении КГБ, то Вайно познакомился с президентом, когда тот уже был главой государства. Новый руководитель АП принадлежит к другому поколению, чем президент и Иванов – он родился в 1972 году, когда Путин уже учился в университете.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net