Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

01.12.2014 | Марина Войтенко

«Игла» надломилась

27 ноября ОПЕК на своем 166-ом заседании приняла решение сохранить квоты добычи сырой нефти, установленные еще в декабре 2011 года (30 млн. баррелей в сутки). Сделано это, как подчеркнуто в официальном заявлении нефтекартеля, «в интересах восстановления равновесия на рынке», поскольку «стабильные цены – на уровне, который не мешает глобальному экономическому росту, но одновременно позволяет производителям зарабатывать достаточную прибыль и инвестировать в удовлетворение будущего спроса, - жизненно необходимы для удовлетворения мирового экономического благополучия».

В условиях сохраняющегося избыточного предложения (по разным оценкам, оно в последние полгода превышает спрос на 0,8-1,8 млн. барр./сутки) мировой рынок нефти отреагировал предсказуемо: Brent в день заседания ОПЕК сначала спикировал до $71,3 за баррель, затем скорректировался выше $73, но закончил неделю на уровне около $70 за баррель (WTI упал до $65,99). Среднесрочные прогнозы аналитиков пересматриваются: большая часть исходит из того, что коридор ценовых колебаний в перспективе 3-5 лет будет составлять $70-90 за баррель. Причем в ближайшие недели тренд станет определяться способностью котировок «пробить» уровень $75, волатильность рынка при этом усилится, а аппетит к спекулятивным играм с поставочными фьючерсами будет оставаться заложником динамики курса доллара (желания рисковать при растущем «американце» не добавляется).

За охлаждением ценовой конъюнктуры[1] многие эксперты склонны видеть «фундаментальный рыночный сдвиг» – картель нефтедобывающих стран больше не способен выполнять функцию балансирования спроса и предложения. В ценовой войне всех против всех, развернувшейся в последние месяцы, никто не хотел уступать: снижение добычи автоматически означало бы потерю доли рынка. Немалое число аналитиков по-прежнему усматривают в сложившейся ситуации геополитически окрашенную «схватку» традиционной нефти со сланцами. Другие же уверены, что имеет место очередная «очистка» (происходит каждые 15-20 лет) мировой нефтедобычи от мало- или вовсе нерентабельных проектов при ценах в $70-80 за баррель. Суть еще одной экспертной позиции сводится к тому, что потери гарантированы всем участникам «большой нефтяной игры», которая в конечном счете закончится вничью – мировой рынок найдет новый механизм саморегулирования.

Примечательно, что текущая ситуация добавляет аргументов всем этим точкам зрения. Сланцевая «революция» в США уже вывела внутреннюю добычу до почти 9 млн. барр/сутки, позволив сократить импорт нефти из стран ОПЕК на 40% (до 2,9 млн. барр/сутки – самого низкого показателя с мая 1985 года). Останавливаться Штаты не собираются, так как удешевление энергоносителей – весьма существенный стимул к восстановлению и росту экономики.

В то же время, мировые нефтяные гранды, по данным инвестиционной группы CarlyleInternationalEnergyPartners, уже выставили на продажу активы на $300 млрд. (только BP и Shell на общую сумму в $60 млрд.), закрывая или приостанавливая ряд мегапроектов[2]. Эта тенденция уже коснулась и России. При $80 за баррель нерентабельными оказываются Баженова, Тюменская и Ачинская свиты, разработки арктического шельфа и др.

В настоящее время всего в мире добывается 4,1 млрд. тонн нефти (466 млн. т в США, 523 млн. т в РФ, 542 млн. т в Саудовской Аравии). На эту «большую тройку» приходится 36% мировой добычи. Если добавить еще 9 стран, где годовое производство превышает 100 млн. тонн, то эта доля увеличивается до 70%. Объективное основание для нового регулятивного формата, таким образом, уже есть. Разговоры о нем уже начались. Достигнута даже договоренность о проведении ежеквартальных мониторинговых конференций силами ряда участников ОПЕК, России и Мексики.

Для РФ сейчас объективно сложно наращивать добычу (ее основной объем идет со старых, прошедших пик, месторождений Западной Сибири – 470 млн. тонн). Главная задача – сохранить ее уровень в 505-520 млн. тонн до 2020 года. По словам главы Минэнерго Александра Новака, «это наш вклад в стабилизацию ситуации на мировых нефтяных рынках». Вместе с тем, чтобы остаться на этом «плато» нужно бурить как минимум вдвое больше и инвестировать в отрасль до $1 трлн. Без этого, считают в министерстве, добыча упадет к 2030 году на 100 млн. тонн (в Лукойле, впрочем, этого ждут уже к 2020-му, если не изменится ныне действующий режим налогообложения[3]).

Наблюдатели отмечают, что отпущенные на свободу нефтяные цены могут несколько повыситься, если страны ОПЕК, как было обещано, будут соблюдать «квотную дисциплину». В последние пять месяцев реальные поставки были в среднем на 950 тыс. барр/сутки выше установленного потолка. Даже сокращение на 300 тыс. имело бы значение для разворота цен вверх (о готовности к этому ОПЕК сообщил 26 ноября TheWallStreetJournal).

Главный же фактор (и пока наиболее неопределенный) – это перспективы общемирового роста. Оценка самого картеля: глобальный ВВП увеличится в 2014 году на 3,2%, в 2015-ом – на 3,6%. Последний прогноз (25 ноября) ОЭСР немного выше – 3,3% и 3,7% соответственно. Причем риски отставания от этих «планок» выше, чем возможность их опережения. Как ожидается, относительно стабильно станут развиваться экономики США и Великобритании (3,0% и 2,7% в 2015 году), в еврозоне и Японии подъем будет много медленнее (1,1% и 0,8%). Китай продолжит притормаживать с 7,3% до 7,1% и 6,9% в 2016 году. Среди других emergingmarkets уверенный прогресс в Индии, Индонезии и ЮАР окажется контрастом слабой динамике в России и Бразилии. ВВП РФ, по версии ОЭСР, вырастет на 0,3% в 2014 году, а в 2015-ом покажет нулевой результат.

На таком прогнозном фоне, как справедливо полагают в российском Минфине, сценарий в $80 за баррель может оказаться умеренно-оптимистическим. Давно и хорошо известно, что отечественная экономика высокочувствительна к изменениям нефтеценовой конъюнктуры. По расчетам аналитиков Альфа-банка, при потере в $10 на один баррель доллар США прибавляет в цене 1,5-2 рубля, экспорт сокращается на $30 млрд., профицит текущего счета платежного баланса – на $10-15 млрд., совокупные доходы бюджета – на $10 млрд., ВВП снижается на 0,4%.

Министр финансов Антон Силуанов, выступая на прошлой неделе в Совете Федерации, предположил, что в 2015 году бюджет недополучит из-за нефти 1 трлн. рублей доходных поступлений. Ущерб для экономики в целом составит $100 млрд. (недополучение прибыли, торможение инвестиций, приостановка проектов и т.п.). Плюс к тому еще $40 млрд. – отрицательный кумулятивный эффект от санкций (оценка на трехлетнем треке – $170-200 млрд.).

Последствия этих «нагрузок» уже начинают проявляться. По итогам октября сводный опережающий индекс (СОИ), рассчитываемый Центром развития НИУ ВШЭ, после нескольких месяцев положительной (хотя и снижающейся) динамики вновь оказался в отрицательной области – «-0,6%». При текущих нефтяных ценах, слабеющем рубле, растущих ценах (в МЭР ожидают, что годовая инфляция достигнет 9,2%) и процентных ставках весьма вероятным сценарием-2015 становится переход от стагнации к рецессии.

Зампред ВЭБ Андрей Клепач полагает, что спад в 2015 году может быть «минимально на 0,3-0,4% или даже больше». Средний показатель роста ВВП-2015, согласно ноябрьскому консенсус-прогнозу Центра развития НИУ ВШЭ, составил 0,24%. При этом 7 из 23 экспертов уверены в отрицательной динамике от 0,5% до 1,5%. Настроения прогнозистов, отметим это особо, ухудшаются по мере ослабления курса рубля и растягивания сроков переноса этого эффекта на внутренние цены. Уже понятно, что пик инфляции (возможно до двузначных показателей) придется на середину первого квартала-2015. В дальнейшем начнется ее снижение, однако, ответ на вопрос о продолжительности действия курсового фактора решающим образом зависит от цены на нефть.

На минувшей неделе после решения ОПЕК рубль упал до исторических максимумов: официальный курс ЦБ РФ на 29 ноября – 49,3320 рублей за доллар (прирост за сутки на 1,66 рубля) и 61,4108 рубля за евро (прирост на 1,79 рубля), средние биржевые курсы с расчетами «завтра» достигли соответственно 50,41 и 62,75 рубля.

Определенный ориентир в том, чего ожидать дальше даст корреляция валютного курса и цены на нефть, представленная в консенсус-прогнозе агентства Bloomberg: при $120 за баррель курс 36 руб./$, при $110 – 37 руб./$, при $100 – 38 руб./$, при $90 – 41 руб./$, при $80 – 45 руб./$, при $70 – 50 руб./$, при $60 – 58 руб./$. Как видим, наиболее вероятный интервал курсовых колебаний в ближайшие недели – 40-50 руб./$.

Этот параметр, по-видимому, придется всесторонне учитывать в действиях правительства и денежных властей в поиске нового равновесия для экономики в целом. В Минфине уже высказались о необходимости сдерживания увеличения госрасходов, их оптимизации и ужесточения бюджетного правила. «Запасной вариант» бюджета на 2016-2017 годы с сокращением на 10% расходной части становится все более реальной проекцией будущего финансовой системы с одновременным фискальным мораторием в целях поддержания деловой активности.

Такой шаг и даже размышления на эту тему – вызов всей сложившейся системе госуправления[4]. Между тем, надлом углеводородной «иглы» ставший очевидным осенью-2014, существенно усложняет задачи, стоящие перед «политическим классом». Сочетание циклического спада и структурного кризиса, естественно, требует адекватной реакции. При этом, сохранение курса денежно-кредитной политики и соответствующие реформы институционально-регулятивной среды для экономики сами по себе лишь часть необходимого ответа. Помимо этого требуется еще и срочная перезагрузка нынешней российской модели взаимоотношений государства, общества и бизнеса. Без этого разбираться с последствиями многодесятилетнего «углеводородного иглосидения» придется сильно затратнее и дольше.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Вслед за нефтяными ценами снижаются прогнозы и для рынка природного газа. Economist Intelligence Unit (EUI), аналитическое подразделение британского журнала The Economist, 24 ноября изменило прогноз средней цены «голубого топлива» в 2015-2016 годах. В США миллион британских тепловых единиц будет стоить $4,3 (ранее предполагалось $4,45) из-за превышения предложения над спросом. В Европе цена опустится на $0,3 до $10,3 за млн. БТЕ. В то же время, в Азии ожидается жесткий дефицит газа, который не сможет покрыть существенное увеличение добычи в Австралии. Повысится спрос на СПГ из США. Мировое же потребление газа в ближайшие два года будет расти на 2,2% в годовом выражении.

[2] Речь идет, например, об арктических проектах Shell, совместном проекте американской Chevron и австрийской OMV в британском секторе Северного моря, проекте Statoil в Баренцевом море, освоении блока «Кашаган» в Казахстане, глубоководных разработках BP в Мексиканском заливе и др.

[3] По мнению вице-президента Лукойла Леонида Федуна, сокращение добычи в РФ может начаться уже в 2015 году, так как для многих компаний цена в $80 за баррель будет означать приостановку проектов на новых месторождениях. В самом Лукойле безубыточный уровень составляет до $25 за баррель с учетом нефти с иракской «Западной Курны – 2».

[4] В ноябрьском докладе S&P по рейтингам РФ снижение качества госуправления определено как более высокий риск потерь суверенным рейтингом инвестиционного уровня, чем угроза рецессии и падение цен на нефть.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net