Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

22.12.2014 | Марина Войтенко

Новая экономическая реальность – кризис объявлен

Один из наиболее популярных сюжетов в соцсетях на прошедшей неделе таков. Студенты одного из престижных московских ВУЗов обратились к преподавателю с просьбой провести семинар о текущем состоянии экономики. Ответ был категоричен и исчерпывающ: зачем все эти хлопоты, достаточно одного слова. История умалчивает, какого именно, но экспресс-опросы социологов, результаты которых попали в публичное пространство, свидетельствуют: «сухой остаток» ожиданий – впереди кризис.

Из этого гена стремительно формируется новая экономическая реальность, скорлупу которой в однодневье пробил «черный вторник» валютного рынка, когда доллар и евро перелетели отметки в 80 и 100 рублей, торговые площадки для финансовых инструментов впали в состояние, близкое к истерике, поставки новых товаров ритейлерам начали приостанавливаться, а ценники выстроились в очередь в секторе прыжков в высоту.

Центробанк, надо отдать должное, среагировал молниеносно. Ключевая ставка была повышена до 17%, а уже 17 декабря был принят масштабный пакет мер, направленный на стабилизацию валютного рынка и банковской системы и существенное снижение девальвационных и инфляционных ожиданий , что уже позволило рублю несколько отыграть позиции (в среднем до около 61 рубля за доллар США и 73 рубля за евро).

Решения ЦБ РФ направлены на снижение чувствительности банков к рыночному риску (введен временный мораторий на признание отрицательной переоценки по портфелям ценных бумаг – залоги будут приниматься по старой стоимости). Чтобы не ухудшать значения нормативов пруденциальной отчетности (прежде всего, достаточности капитала), кредитным организациям разрешено использовать в таких расчетах средние курсы иностранных валют за третий квартал. Одновременно расширены возможности предоставления банковскому сектору валютной ликвидности (до $5 млрд. увеличены лимиты аукционов соответствующих РЕПО сроком на 28 дней, аукционы со сроком на год будут проводиться еженедельно, Минфин по согласованию с Центробанком будет продавать на рынке свои валютные остатки – в настоящее время около $7 млрд., при необходимости валютные вливания для обеспечения централизованного клиринга гарантированы Московской бирже ).

Существенно расширены возможности для банков в управлении процентными и кредитными рисками, о чем Центробанк просили многие месяцы. Тем не менее, (наконец-то) ослаблены требования, касающиеся формирования резервов на возможные потери (что позволит в текущих условиях проводить реструктуризации корпоративных кредитов, в которых, по оценкам, может нуждаться до 90% портфелей); отсрочено введение нормативов полной стоимости потребительских кредитов (это позволит как минимум не свести маржу по ним к нулю), а также увеличен диапазон стандартного рыночного отклонения депозитных ставок с 2% до 3,5% от среднерыночных максимальных значений. Последнее вкупе с повышением стоимости страхового возмещения по вкладам физлиц с 700 тыс. рублей до 1,4 млн. рублей (закон на этот счет принят ГД РФ 19 декабря) имеет целью повысить мотивации населения к сбережениям.

Будет проводиться и докапитализация банков за счет 10% из ФНБ (394 млрд. рублей по состоянию на 1 декабря) и федерального бюджета, из которого в Агентство по страхованию вкладов будет внесен имущественный взнос в размере 1 трлн. рублей в виде ОФЗ, которые можно будет учитывать в капитале банков при обмене на субординированные облигации или депозиты.

Кроме того, при необходимости ЦБ РФ готов применять беззалоговое кредитование как нерегулярную меру для ограниченного круга банков. Результативность всех этих решений и намерений, уверены эксперты, будет напрямую зависеть от скорости их внедрения в деловую практику.

Несмотря на масштабность и радикальность, объявленные меры, тем не менее, способны сыграть лишь роль сильнодействующих антибиотиков при лечении букета застарелых хронических болезней российской экономики. О новой фазе их обострения свидетельствовали еще итоги октября, когда ВВП (с учетом сезонной очистки) после нулевого роста в течение двух кварталов подряд показал снижение на 0,1%. Настораживающей выглядела динамика оборота розничной торговли (0,0%) и реальной заработной платы (-0,2%). Правда умеренный оптимизм вселяли промвыпуск (0,2%), инвестиции в основной капитал (0,5%), строительство (0,6%) и реальные располагаемые доходы населения (2,0%). Как геостационарный спутник, экономика прочно зависла на стагнационной орбите. Риски полномасштабной рецессии значимо усиливались, но темпы конца года все еще виделись как слабоположительные.

Предварительные итоги ноября-2014, опубликованные на прошедшей неделе Росстатом, такую уверенность основательно поколебали. Общегодовые темпы (нет сомнений) останутся в плюсе (показав, впрочем, несколько меньший результат, чем ожидаемые МЭР и ЦБ РФ 0,6%). Но, динамика четвертого квартала, скорее всего, окажется отрицательной.

Статведомство не привело расчетов ВВП за ноябрь. Это, по традиции, будет сделано позже. Состояние же других основных показателей, однако, вовсе не порадовало. Итоги 11 месяцев в сравнении с январем-ноябрем-2013 по ряду макропараметров все еще позитивны: промвыпуск прибавил 1,5%, агросектор – 3,3%, грузооборот транспорта – 0,1%, розничный товарооборот – 2,2%, реальные зарплаты – 2,1%. В то же время, уверенно обосновались в отрицательной области: инвестиции – падение на 2,8%, реальные располагаемые доходы населения – снижение на 0,3%, внешнеторговый оборот – сокращение на 3,5% (экспорт – «-1,2%», импорт – «-6,9%»).

При сопоставлении с ноябрем-2013 и октябрем-2014 базовые показатели глаз радуют все меньше: динамика производства – 99,6% и 99,8%, сельского хозяйства – 97,9% и 66,7%, транспорта – 99,5% и 97,4%, капвложений – 95,2% и 93,8%, реальные доходы населения – 95,3% и 97,3%. Немногим выше нуля рост у реальной зарплаты – 100,5% и 100,7%. В плюсе торговая розница – 101,8% и 100,3% со всем эффектом ажиотажного спроса конца осени, разогретого ожиданиями инфляции и девальвации. Внешняя торговля, подскочив на 4,2% в сравнении с октябрем (во многом за счет ослабления рубля и перестройки структуры продовольственного импорта), относительно ноября-2013 все же потеряла 9,2% (при этом скорость сжатия импорта – 12,4% – была почти вдвое выше, чем у экспортных поставок – 6,9%).

Пожалуй, главное и знаковое отличие ноябрьской «картинки» - ситуация в промышленности. С очисткой от сезонного и календарного факторов она упала на 1,2% против роста в октябре и сентябре на 0,3% т 1,7% соответственно. Перемена знака принципиальна и означает, что даже слабый рост экономики, по сути, потерял последний «бастион» поддержки.

Потребительский спрос перестал таковым быть еще к середине третьего квартала, склонность же инвестиционной динамики выполнять эту функцию и вовсе не наблюдается. Перспективы – еще жестче. На потреблении будут негативно сказываться ухудшение ситуации на рынке труда и рост цен, на капвложениях – сокращение прибыли, рост стоимости кредитов и значительное подорожание импорта инвестиционных товаров. Понятно, что без подпорки со стороны промвыпуска, который, строго говоря, в последние месяцы поддерживался анаболиками в виде гособоронзаказа и замещения импорта из Украины, экономика в целом заметно «просядет» уже в начале 2015 года.

Новая реальность, которая начинает (если непредвзято смотреть на макроэкономические итоги ноября и декабрьский шок на финансовом рынке) развиваться как «хроника объявленного кризиса», обесценила большую часть ранее сделанных прогнозов и предположений. В числе «пострадавших»: МЭР с ожиданиями спада-2015 в 0,8% ВВП, Всемирный банк с пессимистическим сценарием (при среднегодовых ценах на нефть в $70 за баррель) рецессии глубиной в 1,5%, международное рейтинговое агентство Fitch с оценкой падения ВВП на 2,8% (при нефтеценах в $66 за баррель) и, конечно, консенсус-прогноз российских экспертов, предположивших снижение экономики на 0,4% (составлен на основе опросов ИА «Интерфакс»).

Теперь на фоне наблюдаемых трендов некой «точкой опоры», пожалуй, становится так называемый стрессовый сценарий Банка России с макроэкономическими показателями, рассчитанными при среднегодовой цене на нефть в $60 за баррель. В этом случае спад ВВП в 2015 году составит 4,6%, в 2016-ом – 1,0%, в 2017-ом можно надеяться на восстановительный отскок в +5,7%. Расходы на конечное потребление домашних хозяйств сократятся в 2015-2016 годах на 6,4% и 2,5%, выйдя в плюс (4,8%) только в 2017 году. Сходную динамику продемонстрируют и инвестиции в основной капитал: от резкого – на 10,2% – сжатия-2015, затем падения на 1,2% в 2016 году до увеличения-2017 на 5,2%. Прирост кредита нефинансовым организациям в следующем году окажется ниже 5%, затем годовые темпы прибавят соответственно 4-8% и 13-18%. Инфляции при всем этом «назначено» терять скорость с 9,3-9,8% в 2015 году до 5,8-6,3% и 3,5-4,3% в течение двух следующих лет.

Оценки экспертного сообщества в целом совпадают с выводами стресс-сценария , отличаясь более высокими ожиданиями по инфляции (10-14%) в 2015 году и констатацией чрезмерного оптимизма центральных банкиров по поводу роста-2017. Реалистичнее выглядели бы темпы около 2,5-3,0%, как более соответствующие потенциалу общемировой динамики.

Аналитические подразделения глобальных банков снижают прогнозы роста для Еврозоны, Китая и Японии (на 2015 год – 0,8-0,9%, менее 7% и 1,1-1,2% соответственно). Оценки ФРС для американской экономики: 2014 год – 2,3-2,4%, 2015-й – 2,6-3,0%, 2016-й – 2,%-3,0%, 2017-й – 2,3-2,5%. Дешевая нефть в принципе может добавит мировому росту до 0,7% на двухлетнем треке, поскольку выравнивание спроса и предложения на этом рынке, по мнению многих экспертов, а также МЭА и ОПЕК, займет около года .

Для России это означает, что нефтеценовой фактор-2015 будет продолжать негативное воздействие на национальную валюту. Кроме того, по-видимому, придется принимать на себя дополнительные риски всей группы развивающихся экономик, связанные с тем, что ФРС может начать повышать базовую ставку уже к середине следующего года. Именно так участники рынков прочитали коммюнике по итогам заседания Федрезерва 16-17 декабря с.г., где фраза об удержании ставки на низком уровне «в течение существенного времени» после завершения программы количественного смягчения была заменена обещанием «проявить терпение» в отношении нормализации денежно-кредитной политики.

Разворот ФРС может привести к дополнительному давлению на рубль и это необходимо учитывать в последующих действиях ЦБ РФ . Вместе с тем, очевидно, что глубина спада в РФ в 2015-2016 годах решающим образом будет зависеть от содержания экономической политики. Пока ее вектор – адаптация к новой реальности и страховка от повторений ажиотажного спроса на валютную ликвидность. Стратегический же план структурных реформ, необходимых для диверсификации экономики даже не выработан. Но именно их предстоит проводить в ближайшие два года. Если не получится, рост-2017 не выйдет из интервала 1,0-1,5%.

Валютная паника минувшей недели обнажила суть новой экономической реальности – системный кризис российского государственно-монополистического капитализма, когда на низшую фазу делового цикла накладываются существенные структурные ограничения (их кумулятивный эффект может привести к тому, что рост совокупной факторной производительности в 2015 году окажется нулевым) и усиливающаяся неэффективность госрегулирования в целом. Выход из «объявленного кризиса» только один – в новую экономическую модель, открывающую в идеале новую историческую эпоху для обновленной страны.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net