Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

29.12.2014 | Алексей Макаркин

Украина без новой революции

В 2015 году украинская политика будет оставаться турбулентной, однако нового Майдана не произойдет. Аналогия с роковым 1917-м годом в России уже не сработала – вслед за революционным февралем не последовал «красный октябрь». Порошенко не похож на Керенского, а Ленина в современной Украине не наблюдается.

Виктор Янукович был свергнут не американским империализмом, а активной частью украинского общества, которая поверила в реалистичность европейского будущего своей страны и отвергла клептократический режим. Россия не смогла предложить внятную альтернативу европейской мечте – ее «мягкая сила» оказалась недостаточной, а образ великой энергетической державы, постоянно вспоминающей о славной истории, не выдержал конкуренции с «Европой без границ». Как это уже было неоднократно в истории (например, на Балканах в XIX веке), Россия сделала ставку на традиционалистские силы, тогда как модернисты стали воспринимать ее как препятствие для реализации своей мечты.

И пусть членство в Евросоюзе выглядит журавлем в небе даже без учета российского фактора - после вступления Болгарии и Румынии в ЕС и массы проблем, связанных с этим событием, европейцы стали крайне осторожны в вопросе расширения (пока планку преодолела лишь Хорватия, признанная «отличница» в подготовительной школе кандидатов в ЕС). Главное – это надежда, которая на сегодняшний момент далеко не исчерпана (в том числе и на предоставление безвизового режима с ЕС уже в 2015 году). Отсюда и популярность идеи назначения на значимые должности иностранцев, будь то несколько министров или защитник интересов бизнеса (литовец), или главный антикоррупционер (номинирован американец) – которые, как считается, не подвержены всеобщей коррупции. Кстати, на сходных антикоррупционных настроениях в Раду прошла и ранее не слишком известная партия «Самопомощь», опередившая куда более раскрученный Блок Тимошенко.

Конечно, в 2015 году поддержка украинской власти снизится – эффект триумфальных для связанных с Майданом партий парламентских выборов-2014 (когда в сумме они получили конституционное большинство) не повторится. И новый министр финансов, «украинская американка» Наталья Яресько, имеет все шансы стать аллергеном для миллионов жителей страны – она уже сейчас является автором весьма сурового по степени финансовых сокращений бюджета 2015 года. Далеко не факт, что новым чиновникам – вне зависимости от их происхождения – удастся решить проблему системной украинской коррупции и сделать страну привлекательной для инвесторов. Но вспомним далекий 1992 год в России, когда многие предсказывали быстрый развал режима Бориса Ельцина из-за еще более непопулярных решений. Однако прогнозисты ошиблись – тогда активный модернистский слой населения поддерживал власть, понимая, что коммунистический реванш разрушит их надежды на карьеру и благосостояние.

Сходный процесс происходит в современной Украине – с той разницей, что стремление на Запад сочетается с ростом патриотических настроений, на основе «отталкивания» от России. У просоветски и пророссийски настроенной части украинского общества нет вождей – одни полностью обанкротились (как коммунист Симоненко), другие бежали в Россию и превратились в эмигрантов, мечтающих о реванше - со многими хорошо известными особенностями эмигрантского менталитета вроде преувеличения собственных возможностей. Более того, внутри Украины в полной мере действует жуткий демонстрационный эффект Донбасса – даже многим антимайдановцам не хочется, чтобы в их город пришла настоящая война, сопровождаемая разрухой.

Отношения между сторонниками Петра Порошенко и Арсения Яценюка будут продолжать оставаться напряженными – возможно, что в 2015 году будут и громкие отставки, и переформирование правительства. При том, что позиции премьера пока что выглядят довольно прочными – он не только опирается на ресурс второй по величине фракции в Раде, но и пользуется расположением кредиторов Украины, считающих его последовательным рыночником, способным выполнять (хотя и по мере сил – страна в уходящем году «отклонялась» от жестких критериев МВФ) взятые на себя обязательства. В перспективе возможны и серьезные конфликты внутри быстро «слепленной» партии Порошенко, в которую вошли немало политиков, использовавших имя еще недавно сверхпопулярного президента для прохождения в Раду, но не более того. Бурные обсуждения бюджета показали, что Порошенко – как год назад и Януковичу – приходится лично приезжать в Раду, чтобы убедить своих сторонников правильно проголосовать. Миноритарные фракции, входящие в правительственное большинство (сторонники Юлии Тимошенко, Олега Ляшко, да и «Самопомощь»), будут демонстрировать свое «народолюбие», критикуя премьера и его кабинет. Похоже, что большинство вскоре утратит свой «конституционный» характер, необходимый, впрочем, лишь для принятия поправок в Основной закон, которые были в программах всех партий Майдана (реформа судебной системы, децентрализация и др.) – слишком трудно удержать в его рамках конкурирующие политические силы.

Запад не будет кормить Украину, но и не даст ей полностью обанкротиться – уже в начале 2015 года у страны есть неплохие шансы получить новый транш кредита МВФ. Что касается России, то ей придется занимать в отношениях с Украиной двойственную позицию, которая не удовлетворит ни сторонников замирения с Западом, ни адептов создания «великой Новороссии» от Донецка до Приднестровья. Ее отношения с Украиной вряд ли улучшатся, но надо будет решать массу текущих задач. Идея строительства моста в Крым становится все менее реалистичной – не случайно, что от этой чести отказался предусмотрительный Геннадий Тимченко – а «пробитие» коридора в Крым с помощью военной силы чревато слишком высокими рисками (от новых санкций до значительных потерь). Остается и проблема Донбасса, который нельзя не присоединить (велики международные издержки и слишком разорена территория), ни бросить (сильный удар по престижу, ощущение геополитического поражения), ни даже содержать в течение длительного времени (экономика не позволит).

Поэтому с Украиной придется договариваться как по частным, так и по крупному вопросам. Частные – это вроде обмена поставок электроэнергии в Украину на снятие введенной в рамках жесткого торга блокады Крыма. Или очередные компромиссы по газовому вопросу. Крупный – как добиться того, чтобы Украина финансировала «республики» в обмен на самый широкий особый статус (впрочем, Рада не готова его предоставить, а многие участники «республиканских» вооруженных формирований не согласны принять). Однако даже если удастся договориться о «большом компромиссе» (и, что еще труднее, реализовать его), то нормальных партнерских отношений между странами все равно не будет. Будут вынужденные компромиссы, временные сделки разной степени прозрачности - и не более того. Найти формат для хотя бы минимального восстановления доверия между Россией и Украиной – задача не 2015 года и, видимо, имеющая какие-то шансы на успех лишь в долгосрочной перспективе.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net