Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

16.01.2015 | Александр Ивахник

Пессимистический форум

В Москве проходит очередной Гайдаровский форум, который организуют Академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, Институт экономической политики им. Егора Гайдара. Традиционно в форуме участвуют ведущие представители правительства России и администрации президента, хотя в этом году, учитывая размах и накал антизападничества в политике страны, это кажется даже странным – ведь Егор Гайдар был стопроцентным западником и продолжает оставаться сильнейшим раздражителем для обретших сейчас идейно-политическую гегемонию традиционалистских сил. Тем не менее, на форуме выступили и премьер-министр, и ключевые фигуры социально-экономического блока правительства, и помощник президента по экономике, а спикер Госдумы Сергей Нарышкин даже попенял «коллегам из государственных учреждений США и Евросоюза» за неучастие в форуме. Это, по его словам, является «проявлением политики попыток изолировать Россию – попыток с правовой точки зрения никчемных и обреченных на провал с самого начала». Впрочем, в целом зарубежных гостей на мероприятие приехало в два раза больше, чем год назад – чего-чего, а внимания к России сейчас хватает.

Естественно, основной интерес участников форума и журналистов вызывало то, как руководители российской исполнительной власти оценивают положение экономики страны и какую антикризисную программу предлагают. К сожалению, выяснилось, что такой программы до сих пор нет, более того, в правительстве отсутствует консолидированная позиция по ряду ключевых вопросов.

Правда, премьер-министр Дмитрий Медведев сделал ряд важных заявлений, свидетельствующих о том, что есть понимание серьезности сложившейся ситуации и что государство пока не собирается покушаться на основные рыночные принципы. Так, премьер констатировал, что энергосырьевая модель экономики России исчерпана и нужно переходить к другой модели. Во-вторых, он подчеркнул: «Россия не собирается закрываться от мира. Было бы чудовищной ошибкой вернуться в прошлое». По словам Медведева, Россия не станет возвращаться к мобилизационной экономике, не будет ограничивать свободу частного предпринимательства, не будет вводить фиксированный курс рубля к доллару и евро и не откажется от свободной конвертации рубля. Такие «обещания от противного», вероятно, нужны, чтобы рассеять совсем уж катастрофические страхи предпринимателей и не допустить паники, но кроме них требуются и какие-то твердые позитивные ориентиры. А вот с этим как раз явный дефицит.

По существу глава кабинета ограничился констатациями самого общего плана. Вроде того, что Россия по-прежнему обладает значительными финансовыми резервами, которые гарантируют не только выплаты по долгам государства, но и обеспечение устойчивости банковской системы, а при необходимости – возможность оказания помощи компаниям при выплате ими внешних долгов. Будет обеспечена индексация пенсий и социальных пособий, приняты меры по поддержке рынка труда. Постепенно предстоит обеспечить снижение процентных ставок по кредитам до более комфортных условий. Вместе с тем, по словам Медведева, Россия не будет заливать кризис деньгами и «проедать» стратегические резервы. Для устойчивого роста нужно повысить уровень доверия между населением, бизнесом и государством. «Наша цель – раскрепостить предпринимательскую инициативу, снизить избыточное административное и правоохранительное давление», – заявил премьер. Такие слова, конечно, звучат красиво, но они произносились много-много раз, а при цене нефти в $45 за баррель и двукратном обесценении рубля экономическим агентам нужен какой-то более конкретный план действий государства. За неимением такового остается настаивать на уверенности в собственных силах. Дмитрий Медведев напомнил фразу президента Рузвельта, сказанную в период Великой депрессии: «Единственное, чего мы должны бояться, – это сам страх». «А вот страха у нас как раз нет!» – заверил всех премьер-министр.

Медведеву вторил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев: «В кризисной ситуации самое главное – сохранять душевное спокойствие, иметь крепкие тылы дома в семье, и больше всего думать о собственном здоровье и здоровье своих близких. Баррели, санкции – это все преходящее». Впрочем, министр не ограничился философскими сентенциями и выразил уверенность в том, что, имея 10 трлн. рублей в резервных фондах, Россия сможет пережить как минимум три «2015 года». Что касается антикризисной политики на ближайшее время, то Улюкаев считает, что необходимо сочетать жесткую монетарную и умеренно мягкую фискальную политику. По его мнению, сокращение бюджетных расходов может не улучшить структуру бюджета, а, наоборот, нанести вред.

С министром экономического развития не согласился глава Минфина Антон Силуанов. Он подчеркнул, что сейчас Россия не может себе позволить мягкую налогово-бюджетную политику. По словам Силуанова, при цене на нефть $50 за баррель доходы российского бюджета в 2015 году могут сократиться на 3 трлн. рублей, и под это нужно подстраиваться. «Не может государство тратить столько средств, сколько было при цене на нефть $100 за баррель. Иначе мы проедим резервы, а потом будем занимать у Центрального банка, и это приведет к инфляции, а инфляция – это индексация расходов и вхождение в так называемый инфляционный штопор», – уверен министр финансов.

Минфин предлагает сокращение расходов в 2015 году на 10% по всем статьям, кроме защищенных оборонных расходов, сообщил Силуанов. Но, по его мнению, и этого сокращения недостаточно. Министр отметил: «Мы не должны гнаться за индексацией всех зарплат на уровень инфляции, чтобы не попасть в ловушку. Иначе Резервный фонд можно будет проесть за полтора-два года». Глава Минфина подчеркнул, что сейчас, используя жесткую денежно-кредитную политику, нужно сосредоточиться на том, чтобы как можно быстрее решить вопрос с инфляцией. «После этого будет снижение ставок, возобновится кредитование, и за счет этого мы сможем найти инвестиционный ресурс, который сможет пойти на поддержку экономики», – считает Силуанов.

Таким образом, между двумя важнейшими экономическими ведомствами правительства нет согласия по основам финансово-экономического курса, наиболее адекватного антикризисным задачам 2015 года. На этом акцентировал внимание в своем выступлении на Гайдаровском форуме председатель правления Сбербанка России Герман Греф. «Мы, честно говоря, очень мало понимаем, что будет делать правительство. Должны быть объявлены направления политики. Мы должны понять цель экономической политики на 2015 год», – заявил глава крупнейшего российского банка. Греф также подчеркнул значение структурных проблем, с которыми российская экономика столкнулась еще до возникновения внешней напряженности и обвала цен на нефть. «Нужен радикальный поворот в экономической политике, который приводит к сдвигу в парадигме, ломает сложившийся стереотип и резко возрождает доверие бизнеса к власти», – заявил он. Однако никто из правительственных деятелей о структурных проблемах говорить не готов. И понятно почему: для того, чтобы приступить к решению этих проблем, необходим комплекс институциональных реформ, направленных на децентрализацию властных полномочий, сокращение экономической роли государства, создание независимой судебно-правовой системы. А это никак не вписывается в утвердившийся государственный курс, основы которого задаются не правительством.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net