Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

21.01.2015 | Алексей Токарев

Столкновения истории и социологии

Роль личности в истории определяется историками, которые пишут школьные учебники. «Потребляя» их, общество вырабатывает собственное отношение к личности. И, как в отношении любого объекта, требующего его внимания, похожа на красавицу, сердце которой постоянно склонно к измене.

Прикладная социология как наука может быть максимально субъективной. И даже пропагандистской, переставая быть собственно наукой. Анализировать то, как отвечают, следует лишь после того, как изучили то, как спрашивают. В 2007 году крупнейшая российская социологическая служба проводила опрос, который по типу являлся формирующим. Т.е. тут важен не ответ респондента, а вопрос социолога и то ощущение, с которым респондент уйдёт восвояси. Россиян спрашивали: «Как вы считаете, Россия должна жить по плану Путина или без плана?». Комментарии излишни.

21-24 ноября прошлого года Левада-центр провёл опрос на тему роли личностей в истории, опубликовав пресс-релиз только вчера. То ли опрос был приурочен к каким-то сложно вспоминаемым историческим датам, то ли социологи Левады решили поэкспериментировать, но выбранные для массового всероссийского исследования персоналии оставили больше вопросов. В качестве вариантов ответов на вопрос «как вы считаете, чего больше, хорошего или плохого, принёс России…» предлагались Николай Второй, Григорий Распутин, Владимир Ленин, Лев Троцкий и «белые времён гражданской войны». Что случилось с «красными», социологи умалчивают.

Стоит ли обратить внимание на странные альтернативы Левады? Стоит. Почему Распутин и Троцкий? Почему не Родзянко, Пуришкевич, Свердлов, Калинин и Милюков? Очевидно, их меньше помнят в народе, но тогда хорошо было бы увидеть методологию этого исследования, чтобы понять, как формировался выбор Распутина и Троцкого. Проще говоря, если предложить массовому сознанию выбор между Николаем, Лениным, Сталиным и Хрущёвым, очевидно, что у генералиссимуса оценки будут наиболее полярными. Здесь и случается столкновение между исторической и социологической наукой. Когда история пытается предложить исследовать героев и антигероев смутных времён 20-х годов, социология послушно исполняет её прихоть, хотя и поднимает голову, вопрошая: почему в качестве альтернативы не указаны красные и Нестор Махно. И далее: если есть очевидные лидеры красных, то почему в качестве альтернатив не предложены очевидные лидеры белых. Как проверить, знают ли больше Троцкого или Врангеля? Социология могла бы проверить. Но история почему-то не задала такой вопрос.

Так или иначе, в скачке с этими номерами победил последний российский царь. 52 % респондентов посчитали, что Николай Второй принёс больше хорошего. 46 % - «рейтинг» Владимира Ленина, 23 % - Григория Распутина, 17 % - Льва Троцкого, 15 % - белых. Белые же получили наивысший «антирейтинг» (44 %), наименьший показатель у царя – 16 %. Если замерять отдельно отношение россиян к личности первого коммунистического вождя, то тенденцию проследить будет сложно. В декабре 2006 года роль Ленина в истории положительно оценивали 40 %, в марте 2012 года – 39 %, в январе 2014 – 51 %.

Тогда же, в ноябре 14-го, когда в головах россиян соревновались Троцкий и Распутин, Левада-центр выяснял отношение к брежневскому «застою». Отношение оказалось схожим названию эпохи. С декабря 2006 по ноябрь 2014 23-28 % респондентов посчитали, что легислатура Брежнева – это «сначала период благополучного развития, а потом «застой», который привёл к краху СССР». От 16 до 24 % людей за это время считали, что «застой» - исключительное благо. Самыми стабильными были сторонники возложения вины за распад (в версии социологов «развал») СССР на Михаила Горбачёва и «демократов»: 17-19 % россиян в 2006-2014 годах считали, что «в этот период возникли серьёзные проблемы, но развалили…» Наконец, только на время, предшествующее «эпохе пышных похорон» возлагали вину за распад СССР от 18 до 24 % опрошенных.

Похожие цифры (19-21 %) за последние 8 лет отображали число тех, кто не мог определиться со своим отношением к Иосифу Сталину. Да и среди определившихся сложно выделить тенденцию массового отношения. С 2006 по 2013 годы число явных сталинистов (8-11 %) было примерно равно количеству антисталинистов (9-11 %). Лишь в декабре 2014 года 16 % респондентов посчитали, что вождь сыграл безусловно положительную роль в истории страны. В целом же число оценивающих его «скорее, положительно» всегда было больше тех, кому нравилась оценка «скорее, отрицательно». Минимум 33 % в первом случае и максимум 27 % - во втором. Сейчас цифры выглядят как соотношение 36/21. Парадоксально, но социологи не предлагают населению вариант ответа «нейтрально» в случае с Иосифом Сталиным, но делают это по отношению к Михаилу Горбачёву и Борису Ельцину. С учётом того, что и вопросы в отношении генсека и обоих президентов разные, сравнивать результаты методологически некорректно.

В случае с первыми президентами СССР и России, как это ни странно, нейтральное отношение за последние 14 лет превалировало всегда. По отношению к Михаилу Горбачёву от 35 до 45 % респондентов были настроены нейтрально. Однако, «очень положительное» отношение к нему ни разу не вырывалось за рамки статистической погрешности.

Даже в марте 2000 года, когда в народной памяти были живы последствия дефолта, а государственная информационная политика начала рассказывать про «лихие 90-е», всё больше отстраивая имидж современных лидеров от того времени, которое всех их и породило, нейтрально к Борису Ельцину относились 32 %. В мае 2007 года, сразу после его смерти, - 51 %. Сейчас – 38 %. Время лечит, что подтверждается табличными данными Левады. Потихонечку к декабрю 2014 года выросло число тех, кто относится к Ельцину «очень положительно». Теперь этот показатель в 4 % респондентов даже вышел за рамки статистической погрешности (3,4 %). Процент относящихся «очень отрицательно», напротив, снизился с 25 на закате ельцинской легислатуры до 16 – сегодня. Что же касается «эпохи Ельцина», то в марте 2000 15 % считали, что она принесла больше хорошего, и 67 – больше плохого. Наибольшее сближение цифр было, естественно, в мае 2007 года: 26/47. Крайние данные – апрель 2013 года: 14/66.

«Перестройку» мы оценивали схожим образом. Несмотря на почти два десятилетия, прошедшие с её начала, в апреле 2002 года соотношение «больше хорошего/больше плохого» соответствовало 19/66 %, в апреле 2013 – 16/66. В том и сложность анализа «голых цифр», без знания методологии исследования, без многолетнего проведения «поля», без погружения в результаты, что понимания у стороннего наблюдателя не возникает – и это, конечно, проблема наблюдателя, но не вина социолога.

Способна ли социология двигаться «от мнений к пониманию», что является девизом Левада-центра? Что стоит за мнениями о том, кто стране принёс больше пользы? Как изменяется отношение населения к означенным персонажам после крупных медийных событий (вроде телесериала «Брежнев», показанного к столетию Леонида Ильича в 2006 году)? Насколько консолидирована нация по отношению к своей истории? Почему массовый человек считает, что Распутин принёс больше вреда, чем Троцкий? Очевидно, что ответы на эти вопросы требуют нескольких социологических волн, и их постулирование следует считать не критикой, а лишь возможными направлениями для развития.

Социология в каждый конкретный момент времени показывает степень примирения нации с собственной историей. В нашей стране крайне сложно исследовать тенденции в отношении прошлого, поскольку «рейтинги» и «антирейтинги» властителей и отождествляемых с ними эпох скачут даже больше, чем пункты нынешних вождей, завися от множества факторов. Например, Ельцина, ушедшего на пенсию, страна недолюбливает, но усопшего Ельцина страна начинает прощать, буквально полгода спустя возвращаясь к нелюбви. Парадоксы массового восприятия – как их объяснить, кроме как без помощи социологов?! Непредсказуемость российского прошлого начинается с Владимира Ленина, поскольку отношение к Николаю Второму более-менее устоялось. Но правомерно ли спрашивать у человека с улицы, кто больше помог или навредил стране, предлагая в качестве альтернатив вождей и тех, с кем они боролись. Не логичнее ли ставить Ленина в одну цепочку со Сталиным, Хрущёвым, Брежневым, Андроповым, Черненко, Горбачёвым, Ельциным, Путиным и Медведевым, чем с выдворенным из СССР в 1929 году Троцким? Опять же социология выяснит всё, что угодно. Вопрос в том, что следует спрашивать. Казалось, прикладная социология должна всеми силами убивать лозунг о продажности империализму, но иногда она сама помогает современной России оставаться «страной с непредсказуемым прошлым».

Алексей Токарев - к.п.н., научный сотрудник Центра глобальных проблем Института международных исследований МГИМО (У) МИД РФ

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net