Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

26.01.2015 | Татьяна Становая

Украина: новый виток кризиса

Украинский кризис снова обострился; вокруг Донецка не прекращаются бои. Самое ожесточенное противостояние складывалось в аэропорту города: после длительных перестрелок, ополченцам все-таки удалось его занять. Прошедшие 21 января переговоры между главами МИД стран «нормандской четверки» вскоре были полностью обесценены военными действиями на востоке Украины: ополченцы не скрывают, что намерены расширить зону своего контроля, при этом публично отказавшись продолжать мирные переговоры с Киевом. Петр Порошенко при этом стягивает войска к зоне конфликта. Обстрел Мариуполя 24 января, повлекший за собой многочисленные жертвы, еще более обострил ситуацию.

Возобновление военных действий на востоке Украины связано, прежде всего, с различной трактовкой минских соглашений сторонами конфликта. Ополченцы неоднократно говорили, что по неким секретным протоколам, им должен был отойти Донецкий аэропорт и ряд других территорий. Однако Киев, якобы, не выполнил свои обязательства, из-за чего обстановка в конфликтных зонах постоянно оставалась напряженной. По другим данным, речь шла о предварительно согласованном «обмене» аэропорта на другие территории, но от такого варианта отказалась ДНР. Особенностью Донецкого аэропорта также является и тот факт, что с его территории активно простреливался сам город, что поднимало градус напряженности. Обстрелы города с начала года усилились, что одновременно накладывалось и на критичное ухудшение ситуации в зонах, подконтрольных российским силам. Резкое ухудшение условий жизни, близкое к гуманитарной катастрофе, отключения воды и электричества, мародёрство, а также нарастание противоречий среди самих ополченцев – все это не способствовало готовности выполнять мирные обязательства. Кроме того, сильным раздражающим фактором является и неясность позиции Москвы по отношению к Украине и «республикам».

С начала года негативные тренды усугубились, что было связано, во-первых, с возобновлением военных действий, а, во-вторых, срывом и минского, и нормандского форматов. Встреча контактной группы в Белоруссии в середине января не состоялась из-за отказа лидеров ЛНР и ДНР приезжать лично: они потребовали прекращения обстрелов и направления в Минск официального представители киевской власти (до сих пор Украину представляет Леонид Кучма). Намечавшийся же саммит в Астане с участием лидеров России, Украины, Франции и Германии, был отложен из-за позиции Германии, посчитавшей, что Россия не выполняет свои обязательства по минским соглашениям.

Вокруг Украины резко выросла неопределенность. На сегодня у Киева есть определённые основания, которые могут подталкивать к принятию решения о возобновлении военной операции. Прежде всего, это расчет на то, что Россия не станет активно вмешиваться по образцу августовского противостояния: страна ослаблена санкциями и падением мировых цен на нефть. Ещё один аргумент – критичное ухудшение положения на территориях, подконтрольных ополченцам и усталость населения от осадного положения. Однако и аргументов против АТО немало: возобновление войны может стать сильнейшим ударом по бюджету страны, а это, в свою очередь, может поставить под удар переговоры Киева с МВФ о выделении Украине финансовой помощи. Евросоюз готовит дополнительный пакет финансовой помощи, который может составить около 1,8 млрд евро. Дополнительно Украина получит государственные гарантии под кредиты размером в 500 млн евро от Германии, а также $1 млрд от США. В случае проведения успешных реформ, Вашингтон готов предоставить госгарантии еще на $1 млрд. Однако договориться о бОльших суммах с МВФ пока не получается: от Киева требуют проведения структурных реформ, что затруднено в условиях тлеющего военного конфликта. Кроме того, социально острой обещает стать и тема военной мобилизации.

На этом фоне особенно важным для Петра Порошенко стал визит в Давос, на Всемирный экономический форум, где одной из главных его задач были переговоры с главой МВФ Кристин Лагард, а также выступление перед западной бизнес-элитой. Убедить западную элиту в том, что Украина привлекательна для инвестиций, непросто. Это связано не только с бюджетным кризисом, огромными долгами, обесцениванием гривны и другими финансово-экономическими трудностями, но и с неопределённостью в развитии российско-украинского конфликта. Этот конфликт носит многоплановый характер, и пока особых надежд на то, что Москва облегчит давление на Украину, нет.

При этом арсенал давления у Кремля остается очень широким. Речь идет о возможности России затребовать досрочное погашение выданного президенту Виктору Януковичу в 2013 году кредита в 3 млрд долларов. Такую вероятность уже не исключил российский министр финансов Антон Силуанов, что сразу же обвалило котировки украинских долговых обязательств. Кроме того, весьма высоки риски возобновления газовой войны после 1 апреля, когда завершится действие временного газового соглашения, заключенного на зимний период. Представители «Газпрома» уже заверяют, что Украина рискует лишиться газа с наступлением весны. Петр Порошенко же, в свою очередь, пытался убедить и аудиторию в Давосе, что Украина в скором времени сумеет уйти от энергетической зависимости от России. «Раньше Украина потребляла 70 млрд кубометров газа в год. Мы уже сократили этот показатель до 40 млрд кубометров. И это только начало. Я уверен, что через два года мы обеспечим свою энергетическую независимость от России. Мы сможем построить новые пути для получения норвежского газа и газа из Европы, также у нас в Украине будет добыча сланцевого газа», - сказал Порошенко, выступая в Давосе. Однако пока подобные обещания выгладят слишком оптимистично.

Но наиболее острой проблемой остается все-таки неразрешенный военный конфликт, который вспыхнул с новой силой. Изначально задача-минимум «республик» состояла в том, чтобы сохранить хотя бы статус-кво, избегая военных стычек. Однако после январских обстрелов отношение к ситуации было пересмотрено: создается впечатление, что активность украинских военных может быть использована как повод для расширения зоны влияния пророссийских сил на территории, которые, как считают лидеры ЛНР и ДНР, изначально должны были отойти «Новороссии». Пока можно сказать, что тактически успех на стороне пророссийских сил: они сумели взять под контроль территорию донецкого аэропорта, а также начали атаки на стратегически важные пункты, в частности, Дебальцево. В итоге получается, что та система, которая сложилась после подписания минских соглашений, в январе этого года была окончательно разрушена, и каждая сторона ищет возможности, если не одолеть противника (что в нынешней ситуации пока представляется невозможным), то, как минимум, изменить расстановку сил в свою пользу.

Ситуацию резко обострили и обстрелы, приведшие к гибели мирного населения. Спустя всего 10 дней после обстрела автобуса под Волновахой, в Донецкой области произошла новая трагедия: снаряд попал в остановку общественного транспорта. По разным данным, погибли от девяти до 13 человек. Складывается и кризис минской модели мирного урегулирования. После нарастания интенсивности военных столкновений, лидеры ДНР и ЛНР отказались продолжать переговоры с Киевом. А лидер ДНР Александр Захарченко заявил, что больше не будет брать в плен украинских военных. 24 января был впервые обстрелян Мариуполь, в результате чего 30 человек погибли и более 100 ранены – наблюдатели ОБСЕ заявили, что ракетные удары были нанесены с северо-восточного и восточного направлений (то есть из расположения вооруженных формирований ДНР). Захарченко, объявивший в этот день о начале наступления на Мариуполь, через несколько часов фактически дезавуировал свое высказывание. Обстрел Мариуполя вызвал жесткие заявления со стороны представителей Запада, которые и без того все более разочаровываются в возможности достижения компромисса.

Прошедшая 22 января встреча глав МИД «нормандской четверки» в Берлине принесла лишь очень ограниченный успех. «Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что «сегодня наконец было достигнуто взаимопонимание, что от обозначенной в минских договоренностях демаркационной линии с этого момента должен начаться процесс отвода тяжелых вооружений», - сказал он. - Мы договорились о следующих шагах, они предусматривают, что должна как можно скорее пройти встреча контактной группы». Он также выразил мнение, что «Россия должна использовать свое влияние» на провозглашенные ДНР и ЛНР для урегулирования конфликта. По его мнению, «если это произойдет, мы будем ближе к встрече в Астане». Тем не менее, сами переговоры идут достаточно тяжело. Климкин сравнил встречу в Берлине с битвой при Бородино. А Штайнмайер накануне переговоров отмечал, что усилия, которые делают стороны, «очень утомительны».

Украинский кризис переходит в затяжную фазу, в котором в ближайшее время не может быть однозначного победителя. Россия на сегодня заинтересована в прекращении военных действий на своих условиях, что позволило бы законсервировать ситуацию надолго и выиграть время. Однако эта задача скорее среднесрочная: в Кремле, вероятно, понимают, что вести с киевскими властями предметные переговоры о конституционной реформе, гарантиях русского языка, автономии восточных регионов и тем более нейтралитете невозможно. Именно поэтому в рамках «нормандского формата» Россия настаивала, прежде всего, на гарантиях прекращения военных действий и отводе боевой техники. По остальным пунктам, как заявил глава украинского МИДа Павел Климкин, Москва говорить отказывается.

В такой ситуации возможности Киева весьма сужены: вести полномасштабную военную операцию крайне рискованно из-за высокой вероятности пропорционального наращивания военной помощи ополченцам со стороны России. Рассчитывать на военную помощь Запада тоже невозможно. Наконец, возможности договориться с Москвой представляются крайне ограниченными: та конституционная реформа, на которой настаивает Кремль, по сути легитимирует статус пророссийских сил в восточных регионах и надолго закрепит российский патронаж над этими территориями, что неприемлемо для Киева.

В мировых СМИ украинская проблематика постепенно превращается из горячей новости в постоянно тлеющий конфликт, однако содержательного пересмотра позиции не происходит. Очень резким было выступление в Давосе канцлера Германии Ангелы Меркель. «Аннексия Крыма — это не просто какая-то аннексия, это очевидное нарушение того, что позволяло нам жить и сосуществовать мирно после Второй мировой войны», - заявила она, добавив, что это приведет к нежеланию других стран отказываться от ядерного оружия. Видя, что произошло на Украине, такая страна сочтет, что отказ от ядерного оружия «сделает ее слабее и уязвимее перед нападением такого рода», сказала она. «Наша цель — обеспечить территориальную целостность Украины. Ее необходимо восстановить; в краткосрочной перспективе — в Луганской и Донецкой областях (это неотложный вопрос), но о Крыме, безусловно, тоже нельзя забывать», - сказала она.

Возможно, нынешнее обострение кризиса на востоке Украины является лишь испытанием сторонами конфликта друг друга на прочность. Россия, активизировав поддержку «республик», рассчитывает изменить стартовые условия мирного процесса в свою пользу (фактически пересмотрев территориальное размежевание). Киев же попытался нарастить силовое давление на пророссийские силы, просчитывая их запас прочности. В сумме же стороны могут прийти к ситуации сентября, когда придется согласовывать «Минск-2» - но после новых жертв, число которых предсказать сейчас невозможно.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net