Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

27.01.2015 | Алексей Макаркин

«Ненастоящий» консерватор

Вопрос о кандидатуре уполномоченного по правам ребенка Санкт-Петербурга, на первый взгляд, является политически малозначимым – речь шла об одном из региональных чиновников, занимающихся проблемами детства. Однако за этот пост развернулась борьба, которая была связана как с аппаратной конкуренцией, так и с острыми мировоззренческими проблемами.

Астахов vs Агапитова

Уполномоченным по правам ребенка Петербурга с 2009 года является Светлана Агапитова. Она заняла свой пост еще в губернаторство Валентины Матвиенко, но вполне лояльна и Георгию Полтавченко. Журналист по профессии и мать четырех детей, Агапитова долгое время работала на ГТРК «Петербург-5-й канал», а также была ведущей телевизионной программы «Детский вопрос» на ВГТРК. Она была единственным региональным уполномоченным по правам ребенка, открыто подвергшим критике «антимагнитский закон» - тогда как федеральный уполномоченный Павел Астахов был активным сторонником этого документа. После этого Астахов подверг критике позицию Агапитовой, но за нее вступились петербургские депутаты и чиновники. Так, вице-губернатор Петербурга, курирующая социальную сферу, Ольга Казанская характеризовала Агапитову как «исключительно профессионального, порядочного, инициативного человека, собравшего вокруг себя достойных людей, искренне болеющих за дело».

Это было не единственным разногласием Агапитовой и Астахова – так, федеральный уполномоченный лично провел жесткую проверку в Доме ребенка Адмиралтейского района Петербурга, тогда как питерский уполномоченный взяла это учреждение под свою защиту. В 2012 году Агапитова и Астахов вступили в конфликт из-за скандала вокруг детского лагеря «Юность», куда свезли на отдых воспитанников детдомов. Здесь по существу дела особых разногласий не было – условия проживания в этом лагере действительно были крайне одиозными. Однако разница состояла в том, что Агапиова лично приехала в лагерь с проверкой, а Астахов прислал своего помощника, после чего стал делать резкие заявления. По словам Агапитовой, «брошенные из далекой Москвы фразы типа: «Мы решим, что с этим лагерем делать», ретранслируемые в Интернете, – это превышение должностных полномочий». По ее словам, «видимо, у этой проверки и последующих громких выводов были совершенно другие задачи» (насколько можно судить, речь шла об атаке на саму Агапитову).

В прошлом году, когда срок полномочий Агапитовой завершался, в СМИ появилась информация о том, что Астахов лоббирует на ее место кандидатуру Натальи Карпович, которая ранее была зампредом комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Карпович – известная в прошлом спортсменка, чемпионка мира по биатлону среди мастеров, президент Фонда развития женского бокса, серебряный призер первого женского чемпионата мира по боксу в 2002 году, мастер спорта по лыжным гонкам. Однако кандидатура Карпович выглядела достаточно спорной – в частности, из-за того, что она сдала в детский дом усыновленного ею ребенка из-за того, что тот проявлял агрессию в отношении ее собственных детей.

Однако кандидатура Карпович так и не была внесена в питерский ЗАКС (Законодательное собрание), который избирает уполномоченного. В результате депутатам были предложены четыре кандидата, причем ни один из них не был протеже Астахова (сам он не имеет права вносить кандидатуры, но мог бы оказать опосредованное влияние на этот процесс). Претендентами на избрание стали Агапитова (выдвинута губернатором Полтавченко), муниципальный депутат Сергей Виниченко (от фракции ЛДПР), глава фонда «Наши дети - будущее Отечества» Александр Поспелов (от фракции КПРФ) и Марина Журавлева, ранее работавшая заместителем председателя Комитета по культуре Петербурга (она в этом качестве курировала детские музыкальные и художественные школы), а в последнее время - безработная. Кандидатура Журавлевой была выдвинута депутатом ЗАКСа от фракции КПРФ Ириной Комоловой. Депутаты установили срок подачи предложений о кандидатах на должность с 23 ноября по 22 декабря, а выборы были назначены на 21 января.

Казалось, что результаты голосования предрешены – тем более, что «Яблоко» и «Справедливая Россия», сочувствующие Агапитовой, не выдвигали собственных кандидатов, а питерская «Единая Россия» полностью лояльна Полтавченко.

Атака против Агапитовой

Однако вокруг кандидатуры Агапитовой развернулась серьезная борьба. Известно, что в Петербурге немалую активность проявляют представители крайне консервативной части православного сообщества. Одним из депутатов ЗАКСа является Виталий Милонов, в городе действуют движение за запрет абортов «Воины жизни», отделение движения «Народный собор» и ряд других православных организаций, которые подвергли Агапитову резкой критике за недостаточный консерватизм.

Однако позиция этих организаций была – хотя и в разной степени – поддержана видными деятелями Московской патриархии. Вначале, 25 декабря председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда (считающийся умеренным консерватором), заявил, что «детский омбудсмен может работать только с опорой на традиционную мораль». Он упомянул о «протесте православной общественности против методов работы детского омбудсмена Санкт-Петербурга», которого «можно было бы избежать, если бы С.Ю.Агапитова прислушивалась к мнению родительских организаций». По словам Легойды, «православная общественность Санкт-Петербурга, насколько мне известно, не требует от детского омбудсмена города ничего экстраординарного: поддержка традиционной семьи как естественной и самой благоприятной среды для развития ребенка, ограничение чрезмерного вмешательства в семейные дела, отказ от так называемого сексуального просвещения, в особенности в области однополых отношений».

Значительно более жесткую позицию в отношении Агапитовой занял председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов, известный своим радикальным консерватизмом. 29 декабря он выступил на радио «Радонеж», сославшись на позицию Легойды, но существенно ее развив. Отец Димитрий заявил, что Агапитову «обвиняли в лоббировании полового просвещения несовершеннолетних, поддержке гей-фестивалей, раздаче контрацептивов подросткам и ювенальной юстиции. То есть, это сотрудник вполне определенной направленности». Он посоветовал направлять всем неравнодушным телеграммы в адрес губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко с требованием снять кандидатуру Агапитовой на должность детского омбудсмена. «Если этих писем будет хотя бы тысяч 500, то, я думаю, ему легче будет проявить то, что и полагается, то есть учитывать волю народа. Потому что народ у нас – источник нашей власти», - подчеркнул священник. Отец Димитрий также отметил, что Агапитова, как следует из поступивших к нему материалов от православных общественных организаций, «выступает яростным критиком всех инициатив Русской Православной Церкви, настроена антицерковно и является совершеннейшей атеисткой!». «Она отрицательно относится и к нашему Президенту, которого 84% населения поддерживает, и помогала американцам, обратившимся в Европейский суд с иском против России об отмене запрета на американское усыновление. То есть, материала всяческого очень много накопилось», - подчеркнул он.

В середине января в Петербурге состоялась конференция «родительских и патриотических организаций города», посвященная выборам нового уполномоченного по правам ребенка. Конференцию вел председатель Санкт-Петербургского отделения движения «Народный собор» Анатолий Артюх, тесно сотрудничающий с Милоновым (Артюха подозревают в участии в нападении в ноябре прошлого года на адвоката Виталия Черкасова, представлявшего интересы гей-активиста Кирилла Калугина). По словам Артюха, Агапитова не только лоббировала и пропагандировала ювенальную юстицию, но и, выступив против протоиерея Димитрия Смирнова, фактически объявила войну РПЦ. С докладом о деятельности Агапитовой выступил Владислав Нечунаев - координатор движения «Отдельный дивизион», действующего под руководством отца Димитрия. Он заявил, что деятельность Агапитовой имеет деструктивный антигосударственный, антиобщественный, антихристианский характер. Председатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского родительского собрания Любовь Качесова посчитала, что Агапитова ничего не сделала для того, чтобы предотвратить половое просвещение в школах, досуговых и реабилитационных центрах, которое имеет место до сих пор, правда, нередко в скрытой форме.

Призвав Полтавченко отказаться от поддержки кандидатуры Агапитовой, православные активисты предложили в качестве альтернативы Марину Журавлеву, которая позиционировала себя как православного воцерковленного человека и выступила на конференции с программной речью. Ключевыми понятиями ее программы стали семья как максимально комфортная среда для ребенка; права личности (неразрывная связь прав ребенка и прав родителей – то есть жесткое неприятие ювенальной юстиции); традиционные нравственные и культурные ценности России.

Защита Агапитовой

В этой ситуации активизировались и НКО, находящиеся на стороне Агапитовой. Так, несколько представителей НКО подписали обращение к депутатам законодательного собрания Санкт-Петербурга. Они утверждали, что им постоянно доводилось контактировать с уполномоченным по вопросам медицинской помощи детям с редкими заболеваниями, организации образовательного процесса для детей с отклонениями в развитии, летнего отдыха детей-инвалидов и другим, и «Светлане Юрьевне удавалось оказывать реальную помощь как на уровне конкретных детей и семей, так и на системном уровне». В числе достижений Агапитовой на посту уполномоченного были названы «инициирование и поддержание проекта ухода за детьми, оставшимися без попечения родителей, в больницах Санкт-Петербурга, создание Концепции инклюзивного образования детей с ограниченными возможностями здоровья, Положений по созданию условий в детских домах, приближенных к семейным, вошедших в основу постановления правительства РФ № 481, внедрение проекта «Дети ждут!» с целью устройства сирот в семьи российских граждан» и т.д.

Автором письма стала Маргарита Урманчеева, президент ГАООРДИ (Ассоциация общественных организаций Санкт-Петербурга, представляющих интересы родителей детей-инвалидов). Ее обращение к депутатам подписали директор АНО «Центр помощи пациентам «Геном» Елена Хвостикова, заместитель председателя Координационного совета НКО по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности Елена Клочко, исполнительный директор Межрегиональной общественной организации в поддержку людей с ментальной инвалидностью и психофизическими нарушениями «Равные возможности» Марьяна Соколова, исполнительный директор РОО помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт» Елена Багарадников и другие.

Характерно завершение письма: «Мы доверяем Агапитовой Светлане Юрьевне – грамотному специалисту, ответственному профессионалу, матери, исповедующей традиционные православные семейные ценности». Таким образом, защитники Агапитовой публично апеллируют к тем же ценностям, что и ее противники – но только понимают их иначе.

Примечательна и эволюция позиции Агапитовой по вопросу об «антимагнитском» законе. Первоначально она негативно отозвалась о нем, но уже в 2013 году заявила, что не «за» и не «против» этого документа, так как в качестве уполномоченного не может заниматься политикой. А в январе 2015 года – непосредственно перед выборами – она заявила: «Я честно говоря, против иностранного усыновления. Я считаю, что наши дети должны жить в России. Но для этого нужно прилагать усилия – либо для возвращения ребенка в биологическую семью, либо усыновления в приемную семью на территории России. Что касается «закона Димы Яковлева», то он, безусловно, послужил неким катализатором для того, чтобы число усыновленных детей в России увеличилось. Полемика, которая возникла вокруг принятия закона, привлекла внимание всего общества к проблемам детей-сирот». Впрочем, статистика, приведенная Агапитовой, выглядит неутешительной: из 33 петербургских детей, которые в связи с вновь принятым законом не смогли отправиться к американским родителям, усыновлено в Россию только трое. Еще семеро находятся в сиротских учреждениях. Из восемнадцати усыновленных детей 15 уехали за границу, хотя и не в США. Судьба еще одной девочки сейчас решается в суде.

Представляется, что Агапитова сделала ставку не на идеологическое противостояние, а на решение конкретных проблем, связанных с усыновлением. Например, в январе 2013 года возникла конфликтная ситуация, связанная с попыткой прокуратуры Петербурга после издания «антимагнитского» закона воспрепятствовать вступлению в силу судебного решения по трехлетнему малышу-инвалиду, от которого отказались 9 российских семей – его должны были передать американским усыновителям. Общими усилиями Агапитовой и общественности удалось добиться того, что ребенок улетел в США.

А еще одна история произошла недавно. Американская семья, в которой отец – гражданин США, а мать имеет гражданство России – из-за «антимагнитского» закона не смогла усыновить тяжело больного ребенка-сироту, который уже привык к ним, звал мамой и папой. Они обратились с письмом к Агапитовой, та разъяснила им подробности нового закона и посоветовала проконсультироваться с юристами, после чего было найдено решение. В «антимагнитском» законе содержится запрет на усыновление, но не на лечение за границей. Поэтому ребенку была выдана медицинская виза, его отправили в США и на время лечения она продлевается. Семья оплачивает лечение и регулярно отчитывается перед органами опеки о состоянии дел. Кстати, этот случай был поставлен в вину Агапитовой православными активистами.

Симпатизанты Агапитовой обращали внимание и на ее лояльные отношения с Петербургской епархией. Так, в августе 2013 года она получила благословение за усердные труды от тогдашнего митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира. Нынешний митрополит Варсонофий не присоединился к критике в адрес уполномоченного и не отреагировал на призыв к нему православных активистов отлучить Агапитову от церкви. «Я очень рада, что в лице Русской Православной Церкви нашла надежного помощника и считаю, что от такого взаимодействия дети только выиграют, а их права и безопасность будут защищены не только светскими законами, но и словом Божьим», - заявляла Агапитова в одном из своих выступлений.

Результат конфликта

21 января состоялось голосование в ЗАКСе. На заседании выступили все четверо кандидатов. Агапитова, в частности, выступила против абортов и за то, чтобы в Конституцию было внесено определение семьи как «союза между мужчиной и женщиной с целью рождения детей», и именно такую семью следует называть традиционной. Она позиционировала себя как сторонница усыновления сирот жителями России, но заявила, что если вопрос стоит о жизни и здоровье ребенка и пока нет иной возможности спасти его, кроме иностранного усыновления, то это нужно делать. Таким образом, Агапитова вновь позиционировала себя как консерватор, но при этом дистанцировалась от наиболее радикальных сторонников консерватизма, что встретило позитивную реакцию со стороны «Яблока» (питерский ЗАКС – один из немногих региональных парламентов, где эта партия имеет свою фракцию).

Открытую поддержку Агапитовой перед выборами выразили лишь депутаты из «Справедливой России» и «Яблока». «Единая Россия» до последнего момента своей позиции не озвучивала – члены фракции пришли к общему решению во время совещания за несколько часов до начала чтений. Было принято решение поддержать Агапитову, что соответствовало и позиции губернатора. В результате она была избрана уполномоченным на второй срок. За Журавлеву проголосовали лишь три депутата ЗАКСа (и это при «мягком» рейтинговом голосовании, когда каждый депутат мог поддержать нескольких кандидатов).

Представляется, что атака на Агапитову со стороны радикальных консерваторов не привела к успеху, потому что она не была подкреплена достаточным аппаратным ресурсом. Региональный уполномоченный по правам ребенка входит в неформальную «номенклатуру» губернатора (хотя тот только предлагает кандидатуру депутатам, но в реальности определяет исход голосования). Полтавченко вполне устраивает Агапитова, и он, несмотря на свои ярко выраженные симпатии к православию, не собирался уступать активистам и поддерживающему их протоиерею Димитрию Смирнову, несмотря на его высокий церковный статус. Тем более, что и сама Агапитова проявляла готовность «играть по правилам», демонстрируя свою совместимость – насколько это было возможно – с консервативным трендом.

Однако не исключено, что подобные конфликты будут иметь место и дальше – причем не только в Петербурге. Так, парламент Самарской области выступил с законодательной инициативой о запрете государственного финансирования абортов, которую поддержал и патриарх Кирилл. В свою очередь, председатель думского комитета по охране здоровья Сергей Калашников назвал такую позицию законодателей «мракобесием». В ответ депутат Самарской губернской думы Дмитрий Сивиркин отправил обращение в Генпрокуратуру России с просьбой провести проверку по факту этого заявления и решить вопрос о возбуждении уголовного дела, так как Калашников «серьезно затронул религиозные чувства миллионов верующих». Отметим, что Сивиркин подверг резкой критике участие главного режиссера Самарского академического театра драмы имени Горького Валерия Гришко в знаменитом фильме «Левиафан», где тот исполнил роль митрополита. Сивиркин посчитал «хамским» и «оскорбляющим Церковь» созданный артистом образ, а самого Гришко назвал «этакой быдлятиной, рядящейся в тогу интеллигента». После этого уже Гришко заявил о желании подать в суд на Сивиркина (кстати, и Агапитова после своего избрания уполномоченным объявила о желании судиться с оскорблявшими ее православными активистами). Кстати, объектом критики радикальных консерваторов оказался и Павел Астахов – за его заявление о том, что представители сексуальных меньшинств могут оформить отношения, воспользовавшись гражданским правом и организовать товарищество. В ответ Милонов обещал ликвидировать эту законодательную «лазейку».

Радикально-консервативные православные активисты настроены антизападно, хотя и используют опыт своих коллег из числа американских протестантов-фундаменталистов. Они уже стали заметным фактором в публичном пространстве, хотя их реальное политическое влияние в настоящее время и не очень велико. Такая ситуация может не только «потрепать нервы» реальным или мнимым критикам церкви, но и нанести серьезный ущерб репутации РПЦ в глазах интеллигенции. Позиция церкви по общественно значимым вопросам все более связывается в ее сознании с точкой зрения радикальных консерваторов, вызывающей отторжение не только у либералов, но и у значительной части истеблишмента, для которой неприемлем любой радикализм – в том числе лоялистский.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Продолжая цикл о способах передачи власти в латиноамериканских странах, остановимся на Чили. Длительное время в стране доминировал авторитарный режим генерала Аугусто Пиночета, пришедшего к власти посредством военного переворота в сентябре 1973 года. Сразу же начались репрессии против активистов политических партий. Их подвергали пыткам, держали на стадионе в Сантьяго, превращенном в концентрационный лагерь. Людей пачками высылали за границу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net