Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

22.03.2005

СОВСЕМ НЕ ОРАНЖЕВАЯ КИРГИЗИЯ

После первых известий о киргизских выступлениях оппозиции российские журналисты поторопились назвать происходящее в Киргизии "очередной революцией из оранжевой серии", а некоторые политики объявили об "экспорте революции" и по своей привычке покивали укоризненно в сторону Запада. Сейчас уже понятно - в Киргизии все не как в Киеве. Чем закончится столкновение власти и оппозиции? Удастся ли устоять режиму Акаева, и если удастся, то какой ценой? Мнения Игоря Яковлева, Алексея Макаркина и Андрея Грозина.

Игорь Яковлев, вице-президент Российской ассоциации политической науки:

Это совсем другой сценарий, нежели в Грузии или на Украине. И в первую очередь потому, что о бархатной революции нет речи: пролилась кровь. Это означает, что мирный исход уже по факту невозможен.

Есть еще одна проблема, которая носит весьма существенный характер. Речь идет о принципиально новой ситуации в одной из стран СНГ. Ни на территории Грузии, ни на территории Украины не было американских военных баз. В Киргизии такая база есть. В данном случае это принципиальное отличие - сам факт военного присутствия на территории этой страны тем самым вовлекает США в косвенное участие в этом конфликте. В этой связи то, что незаметно произошло между США и Россией на территории Украины, может косвенно отразиться в связи с Киргизией. Пока сложно сказать, какую форму это примет. Но мы можем говорить о возникновении совершенно нового сценария развития на постсоветском пространстве.

Что касается самих событий, то мы знаем, что это случалось уже не в первый раз: было кровавое столкновение в Оше, еще в советское время, а совсем недавно там было столкновение - в связи с китайской границей.

С моей точки зрения, политический процесс всегда лучше войны, поэтому решение Акаева о переговорах с оппозицией правильное. Осенью в Киргизии должны пройти президентские выборы, и до этих пор, я считаю, можно пойти на уступки противодействующей стороне. Насколько велики будут эти уступки, решать главе государства, и во многом от этого решения будет зависеть судьба государства.

Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий:

Я бы сказал, что это скорее имитация бархатной революции.

Что такое бархатная революция? Это когда собирается средний класс и молодежь и, выступая против коррумпированного старого режима, хотят идти "на Запад". Цель этих массовых акций - ориентация на Европу. Как правило, такая революция проходит в интеллектуальном центре, где много студентов и велика политическая активность.

Здесь же ни о какой Европе не может быть речи. Центр и средний класс ориентированы на Акаева. Действия участников подчеркнуто силовые, тогда как бархатные революции подчеркнуто благожелательны по своей форме, экстравертны. В Киргизии же все построено на нарушении закона.

Дело в том, что в стране происходит историческая борьба между двумя крупнейшими кланами севера и юга. В 90-м году к власти пришли "северяне". У нас все может видеться иначе, может возникать представление, что есть реакционные силы и пришедшие им на смену силы реформаторские. Отчасти это так, но это глубоко вторичный фактор. Главное - что эти кланы никак не могут поделить власть. Мы видим, что северный клан смог организовать достаточно прозрачные и конкурентные (по сравнению, конечно, не с Европой, а с соседями) выборы, после них много оппозиционеров прошли в парламент. Но южанам этого мало.

Явно, что этим акциям хотят придать вид "оранжевых": есть массовые выступления, обращения за помощью к Западу, звучат слова о свободе и демократии, но за всем этим стоит совершенно другое.

Я не думаю, что речь идет об экспорте революции, скорее, об имитации, причем об очень плохой. Но сейчас уже агрессивный клановый характер этой революции выявился полностью.

Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ:

Пока сложно сделать прогнозы, все-таки очень велик элемент неопределенности.

У киргизских властей есть два варианта поведения. Первый - силовой: введение чрезвычайного положения и введение силовых структур для подавления мятежных провинций. Но для этого варианта есть ряд ограничений. У нынешнего режима нет такого ресурса. Все войска Киргизии насчитывают 25 тысяч штыков, раскиданных по стране и сосредоточенных в столице. Такими силами подавить выступления, в которых участвуют от 30 до 50 тысяч человек, невозможно. Кроме того, мы видели, как войска переходят на сторону восставших… Не имея собственного ресурса, понятно, что власти могут обратиться к соседям, например, к тем, которые должны оказывать помощь в рамках СНГ, или в рамках шанхайского договора. Однако ни Россия, ни Китай, ни Казахстан, ни Узбекистан не расположены сейчас использовать свои силовые структуры для подавления мятежей в Киргизии. Надеяться на помощь Запада тоже не следует. Американцы показали еще в прошлом году, когда в Ташкенте и Бухаре проходили крупные теракты, как быстро они тогда закрылись на своих базах и никакого участия к узбекских конфликтах не принимали. Сейчас американская военная база в Киргизии уже закрыта. Узбекистан тоже уже закрыл свою границу в одностороннем порядке.

Поэтому остается только второй вариант - переговоры: подкупить оппозицию деньгами и должностями, решать вопросы поэтапно, договариваться с теми или иными группами и лидерами, подкидывать материальную помощь в отдельные регионы. Пытаться сбить по частям проблему. Уступки оппозиции возможны вплоть до отставки правительства и Центризбиркома. Но подобным образом Акаев уже действовал в 2000 году, отправив в отставку правительство. Кроме того, сейчас у власти просто мало денег, которые можно было бы бросить на то, чтобы сбить волну, много было потрачено на выборы. Возможно, конечно, что они появятся.

Конечно, второй план предпочтительней. Но осуществить его нелегко - ситуация зашла слишком далеко. Такого даже в Киргизии еще не было. Перекрывать магистрали - это чуть ли не национальный вид спорта, но госучреждения штурмом еще не брали…

Однако то, что сегодня была взята некоторая пауза, говорит о том, что ни оппозиция, ни власть не готовы сейчас к тому, чтобы идти на серьезную конфронтацию. У обеих сторон нет на это ни сил, ни средств. Идет подготовка, взаимный шантаж и торг, но оппозиция тоже не готова сейчас идти на столицу. Если власть пойдет на уступки, то ей придется ощутимо поделиться с оппозицией: уступить ей не только часть власти, но и часть бизнеса, которого в Киргизии немного.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net