Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

10.03.2015 | Марина Войтенко

Рецессия-2015 – трансформация ожиданий

На минувшей неделе Минэкономразвития опубликовало свою версию итогов января-2015. Согласно расчетам МЭР, с исключением сезонной и календарной составляющих ВВП сократился по отношению к декабрю-2014 на 1,1%, инвестиции в основной капитал – на 3,5%. Сезонноочищенная динамика строительства тоже была отрицательной – «-1,5%».

К позитиву можно отнести торможение спада в сельском хозяйстве – с 4,6% в декабре-2014 до 0,2% в начале текущего года. В интерпретации МЭР в зеленой зоне оказались реальные располагаемые доходы населения (+1,1%). Росстат же в сравнении с аналогичным периодом-2014 фиксирует продолжение их сокращения – на 0,8%. И судя по другим индикаторам уровня жизни, согласно расчетам Минэкономразвития, январский помесячный позитив обусловлен по большей части особенностями расчета показателя, поскольку в нем учитывается и купля/продажа валюты, и снятие средств с банковских депозитов, и т.д.

Между тем, реальная заработная плата снижается третий месяц подряд (в январе –на 1,2% после сезонной и календарной очистки, по данным МЭР), динамика пенсий была отрицательной – «-5,3%» год к году (расчеты Росстата). Оборот торговой розницы (здесь оба первоисточника едины) упал на 4,4%.

Промпроизводство после роста в декабре в январе потеряло 1,7%. Снижение выпуска произошло по всем «фронтам»: в добыче – на 0,5%, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды – на 1,0%, обработке – на 2,1% (сезонность устранена). Ухудшаются финансовые показатели предприятий. Сальдированнный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций и бюджетных учреждений), по предварительным данным Росстата, по итогам-2014 в действующих ценах составил +5902,7 млрд. рублей (в 2013-ом – +6495,1 млрд. рублей). Причем в январе-августе отмечался рост показателя. Осенью же началось его ускоряющееся сокращение. За десять месяцев сокращение прибыли по основным видам деятельности – на 8,9% , за январь-ноябрь – на 14,9% год к году.

Первые ощущения итогов февраля оптимизма не добавили. Совокупный индекс PMI, рассчитываемый компанией Markit для HSBC, свидетельствует о том, что, несмотря на рост объемов производства в некоторых обрабатывающих отраслях (например, в пищепроме), общий выпуск в частном секторе сокращался максимальными темпами за пять с половиной лет и опустился в конце зимы до 44,7 балла после 45,6 балла в январе. На продолжение затухания деловой активности в марте указывают еще более низкие значения PMI в сфере услуг[1] (отражает динамику новых заказов) – 41,3 балла (43,9 балла в январе).

Судя по опросам руководителей предприятий, проводимых Институтом экономической политики им. Егора Гайдара (ИЭП), промышленность начинает входить в полномасштабный кризис. В феврале индекс промышленного оптимизма ИЭП упал на 5,5 пункта и стал отрицательным после трехмесячного пребывания в плюсе в самый разгар валютного и кредитного шоков. Основным отрицательным фактором стало резкое (на 9 п.п. после очистки от сезонности) ухудшение динамики спроса, а январско-февральские прогнозы продаж-2015 остаются худшими с апреля-2009 года.

Планы выпуска в конце зимы опустились до двухлетнего минимума. Инвестиционные же за сентябрь-2014 – февраль-2015 потеряли 45 пунктов, а доля сообщений о намерениях снизить капвложения в целом по промышленности к марту достигла 50%. Столь резкого падения показателя в ИЭП не регистрировали за все время наблюдений.

Впрочем, такое развитие событий прогнозировалось предприятиями уже в конце прошлого года. Как показывают результаты январского опроса Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) большинство представителей российского бизнеса отмечают ухудшение финансового положения своей компании за последний год и теперь оценивают его как «среднее» (43%) в текущих условиях. Но при этом каждый пятый респондент (21%) дает негативные оценки нынешнего финансового состояния своей компании. В принципе это коррелирует с данными Росстата, зафиксировавшего по итогам-2014 рост числа убыточных предприятий до 28,1% (в 2013 году – 26,8%).

Об ухудшении ситуации в промышленности и реальном секторе в целом наглядно свидетельствует и растущая, граничащая с растерянностью, неопределенность в определениях будущего руководителями предприятий. Большая часть опрошенных НАФИ с трудом могут прогнозировать финансовое состояние своего бизнеса в трехлетней перспективе (43% затруднились с ответом). В таких обстоятельствах предварительные экспертные оценки февральского спада в 2,5% могут оказаться близки к истине.

Тем не менее, МЭР демонстрирует оптимизм. Министр Алексей Улюкаев на минувшей неделе заявил: «По моему мнению рецессия не будет долгой и в третьем-четвертом кварталах возможно возобновление экономического роста». В 2016-ом последует его продолжение. Пересмотра прогноза на текущий год, однако, анонсировано не было. Напомним, МЭР ожидает, что спад-2015 составит 3% ВВП (Всемирный банк – минус 2,9%, FITCH – минус 4%, ЕБРР – минус 4,8%, Moody’s – минус 5,5%).

Между тем, эксперты пересматривают прогнозы, обосновывая это выводом – экономика еще только переходит от депрессии к кризису. Консенсус-прогноз финансовых аналитиков (на основе опроса Интерфакса) снизил оценку падения ВВП с 4,9% до 5,1%, главным образом за счет ухудшения показателей торговой розницы – с «-6,%» до «-7,9%». В 2016 году ВВП сократится еще на 0,3%, то есть весь год экономика будет балансировать на грани между стагнацией и рецессией.

Хитом же прошедшей недели стал еще более жесткий сценарий, совместно представленный ИЭП, Российской академией народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС) и Всероссийской академией внешней торговли Минэкономики (ВАВТ). ВВП будет снижаться два года подряд (в 2015 году – на 6,8%, в 2016-ом – на 2,3%) и будет сопоставим в следующем году с уровнем-2010 в реальном выражении. Инвестиции покажут падение на 18,8% и 0,3%,от розничной торговли – на 10,9% и 4,2%, реальные располагаемые доходы населения – на 9,1% и 2,8%. Темп роста потребительских цен в течение в течение двух лет останется выше 10%, всего за 2014-2016 годы накопленная инфляция составит 43,5%. При этом реальный эффективный курс вернется к показателям-2003 (номинальный средний курс USD в текущем году – 64,5 рубля, в 2016-ом – 75,3 рубля; к евро – 71,7 рубля и 82,8 рубля соответственно). Процентные ставки по рублевым кредитам в течение двух лет будут оставаться положительными в реальном выражении на 3-4 п.п. выше темпа инфляции.

По мнению экспертов, сокращение экспорта (в 2015 году минимум на треть при среднегодовых ценах на Brent в $55 за баррель) будет больше, чем в официальном прогнозе, выше оказывается и ожидаемый рост цен вследствие более глубокого и продолжительного действия девальвационного эффекта. В МЭР и Минфине полагают, что инфляция в настоящее время проходит локальный пик (по данным Росстата, с начала года цены выросли на 6,2%, в годовом выражении – на 16,7%) и в марте-апреле наступит перелом тренда. Эксперты относят это событие к началу лета. Отсюда и расхождения в ожиданиях динамики ключевой ставки ЦБ РФ и валютного курса[2].

По оценкам экспертов ИЭП, РАНХиГС и ВАВТ, без антикризисного плана ожидаемый спад-2015 был бы глубже на 1,0-1,5 п.п. Однако эффект от уже предложенных и новых правительственных мер может оказаться и весомее. На минувшей неделе противодействие рецессии наконец-то стало обретать долгожданную материально-финансовую размерность после того, как правительство в первом приближении (на доработку отпущено семь дней) 5 марта рассмотрело скорректированные параметры бюджета текущего года.

Накануне (4 марта на совещании у Президента РФ) министр финансов Антон Силуанов пояснил «идеологию поправок» в закон о действующем бюджете: «Мы реагируем на новую ситуацию, расходные решения принимаются в рамках антикризисных действий в соответствии с их приоритетами. Общий объем перераспределения – более триллиона рублей. При этом ставится задача иметь сбалансированный бюджет на среднесрочную перспективу с тем, чтобы сохранить резервы и подстроить свои обязательства под меняющиеся условия».

Итог оптимизационного маневра – снижение расчетного дефицита бюджета с 5,2% до 3,8% ВВП и общее сокращение расходов на 298 млрд. рублей, то есть на 2% (от объема, заложенного в действующий бюджет). Большая часть госпрограмм и лимиты министерств и ведомств сжаты на 10%, пересмотрены подходы к госинвестициям – в полной мере будут профинансированы только вводимые объекты, новые откладываются на более поздние сроки, переходящие стройки получат лишь половину определенных ранее бюджетных назначений. В реальном выражении госрасходы «худеют» на 5%.

В то же время, антикризисный план полностью обеспечивается финансовыми ресурсами: на 6% увеличиваются расходы по статье «Социальная политика» (в том числе полная сумма средств для балансировки Пенсионного фонда составит 283 млрд. рублей), на 200 млрд. расширяется предоставление госгарантий для поддержки предприятий, дополнительно выделены 160 млрд. рублей бюджетных кредитов регионам для рефинансирования их рыночных обязательств[3] и т.п.

Предельный объем расходов (в полном соответствии с бюджетным правилом) установлен в 15,125 трлн. рублей. В основных направлениях деятельности правительства на 2015-2017 годы Минфин предлагает заморозить эту планку в номинальном выражении на всем трехлетнем треке и перейти «к осмысленному выбору приоритетов и сокращению статей с учетом оценки их макроэкономического эффекта». Именно этим закладывается принципиальная основа повышения эффективности трат госказны и проведения структурных реформ. К 2017 году федеральный бюджет должен вернуться в бездефицитное состояние. Пока же его небаланс (доходы-2015 падают на 17,5% с 15,1 трлн. рублей до 12,5 трлн. рублей, а дефицит января-февраля уже составляет 770 млрд. рублей) будет замещаться средствами Резервного фонда. Запрос правительства законодателям на его расходование в текущем году – 3,6 трлн. рублей (по состоянию на 1 марта 2015 года в нем – 4,72 трлн. рублей, в ФНБ – 4,59 трлн. рублей). Одновременно для пополнения суверенных фондов уже в текущем году в них будут зачисляться все допдоходы бюджета.

Работа по бюджетной оптимизации, естественно, будет продолжена. И, прежде всего, с учетом предложений бизнеса о приостановлении уже принятых решений (таких набирается с учетом субъектов РФ около ста), увеличивающих фискальную и административную нагрузку, а также о переносе с 1 апреля на 1 сентября срока предоставления (в соответствие с законом о контролируемых иностранных компаниях) уведомлений об активах в оффшорах[4]. Самое пристальное внимание будет уделяться и вопросам поддержки (за счет средств ФНБ) системообразующих компаний, прямо или косвенно создающих 70% ВВП. Все это может потребовать и дополнительного масштабного перераспределения госрасходов.

Открывая в принципе путь структурным реформам, скорректированный бюджет-2015 отодвигает реализацию соответствующей повестки на 2016-2017 годы. Это, несомненно, облегчает исполнение текущих задач по стабилизации экономики, но, тем не менее, вовсе не снижает рисков сценария, при котором рецессия может смениться чередованием новых локальных спадов с периодами слабого или околонулевого роста. Переход к новой модели развития пока выглядит застрявшим на полпути к своему «нулевому циклу».


[1] Сезонно очищенный Индекс PMI сферы услуг РФ банка HSBC оставался ниже критической отметки 50,0 балла десятый раз за последние двенадцать месяцев, указывая на непрерывное сокращение деловой активности.

[2] В Банке России сохраняют прогноз по инфляции – 12% к концу года. С учетом этого ориентира участники февральского опроса Reuters (аналитики 17 крупнейших российских и международных банков, итоги опубликованы 4 марта) уверены в снижении ключевой ставки со второго квартала до 12% к концу года. Причем смягчение денежно-кредитной политики будет сопровождаться некоторым ослаблением рубля – до 64,5-67,9 руб./$ к декабрю-2015.

[3] В Минфине ожидают, что общий дефицит региональных бюджетов в 2015 году достигнет 600 млрд. рублей. Напомним, что совокупный госдолг субъектов РФ в прошлом году вырос на 20%, составив в целом 2,089 трлн. рублей (с долгами муниципальных образований – 2,402 трлн. рублей).

[4] Не исключено, что новый срок будет синхронизирован с амнистией капиталов.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net