Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

29.04.2005

АМБИЦИИ БЕЗ АМУНИЦИИ

На этой неделе президент Путин посетил с рабочим визитом Израиль, став, таким образом, первым российским и советским лидером, посетившим эту страну. Так как посещение Израиля состоялось на фоне таких болезненно воспринимаемых израильской стороной проблем, как, например, продажа оружия Сирии, нельзя сказать, что она прошла "в теплой и дружеской обстановке". О своих впечатлениях от визита, о перспективах российско-израильских отношений, о нынешних приоритетах российской политики на Ближнем Востоке "Политком.Ру" рассказали Андрей Пионтковский, Евгений Сатановский и Сергей Казеннов.

Андрей Пионтковский, директор Центра стратегических исследований:

Прежде всего, визит был очень плохо подготовлен и сопровождался беспрецедентной цепью скандалов, в том числе достаточно серьезных. И отказ посетить Стену плача, и идиотская скульптура Церетели. Все это отражает щизофреничность нашей политики в этом регионе. С одной стороны, постоянно подтверждаемая солидарность с Израилем в борьбе с терроризмом. А с другой, традиционные арабские симпатии части нашего мидовского истеблишмента. Но это отчасти общемировое явление. Оно объясняется тем, что арабистов везде больше, потому что, в конце концов, Израиль - один, а арабских стран - больше 20. А когда человек занимается какой-то страной, он невольно начинает питать к ней симпатии.

И тогда получается, что президент на публичной пресс-конференции начинает объяснять, чего хотели его военные. Так же странно прозвучало предложение, встреченное очень прохладно, на общей с Мубараком пресс-конференции созвать международную конференцию на высшем уровне в Москве. Как такое предложение могло быть озвучено с бухты-барахты, без предварительной подготовки - это уму непостижимо.

Все это свидетельствует о полной некомпетентности команды, которая занимается нашей внешней политикой.

Сказывается противоречивость нашей политики: хочется величия, хочется быть госспонсором. А ресурсов для этого нет. США тратят колоссальные средства на помощь Египту, и Израилю, и Палестине, поэтому могут позволить себе спонсорство. Амбиции без амуниции - это и есть наша политика на Ближнем Востоке.

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока:

Визит оказался предсказуемо позитивным. Предсказуемо, потому что все те шероховатости, которые вышли на первый план в СМИ: спорный вопрос о выдаче олигархов, о поставках оружия Сирии, вопрос о ядерной программе Ирана - все это оказалось гораздо менее значимым, чем представлялось. Более значимо - сам визит, первый визит российского лидера, визит, точно повторяющий маршрут американских президентов - Египет-Израиль-Палестина. То есть посещение ключевых стран. Египет - главная страна в регионе, Израиль - экономический центр. И Палестина - главный узел регионального конфликта. То, что у Америки сейчас 43-й президент, а у России только 2-й, как раз показывает, что Россия только встает на путь сбалансированности.

Хотелось бы также отметить высокий профессионализм команды, готовившей нынешний визит.

Разумеется, это не значит, что российская политика может быть слишком теплой по отношению к арабским странам и Израилю. Но потенциал нашего сотрудничества очень весом.

Последние 10 лет наше с Израилем сотрудничество стагнировало - было выведено на определенный уровень и заморожено.

Вопросы сотрудничества в сфере высоких технологий, безопасности, очень удачно соседствует с сотрудничеством в сфере топливной энергетики - новым фактором в российско-израильских отношениях. Я подозреваю, что потенциал велик и в других вопросах, потому что пакет договоренностей очень весом, и, я думаю, визит Путина и последующий визит израильской стороны в Москву еще его дополнит.

На сегодняшний день вектора нашей политики на Ближнем Востоке следующие: плотные отношения с Турцией, с Ираном - нашим соседом по Каспию и непредсказуемым фактор стабильности на Ближнем Востоке. У нас теснейшие отношения с Израилем и очень плотные отношения с арабским миром, но уже без разделения на монархии и сателлитов Советского Союза. Наша политика по отношению к арабским странам изменилась: Россия простила те долги, которые уже не удастся вернуть, но больше не дает в долг. А это означает, что преемственность от порочной советской политики не так велика, как об этом говорят, и Россия строит новые, самостоятельные отношения со всем регионом.

Сергей Казеннов, заведующий сектором геополитики ИМЭМО РАН:

Маневры у нас ограничены, потому и политика такая. И векторы если и существуют, то их довольно сложно рассмотреть.

Что меня смущает? Я вспоминаю позднего Горбачева: он скучал на внутренних проблемах и оттягивался на внешнем фронте. Эта аналогия бросается в глаза не только мне. Сейчас президент Путин, говоривший в своем послании о внутренних проблемах, "оживает", только выезжая куда-то. И эта аналогия меня не радует.

С другой стороны, съездить он, конечно, должен был. Ведь Ельцин ездил туда, еще не будучи президентом. Ну и почему не съездить в регион, который раньше считался зоной наших жизненных интересов?

Я читаю комментарии арабских аналитиков, и они пишут о том, что Россия им нужна и Путин им нужен, чтобы расширить сферу маневров с Америкой. А нам это зачем? Ведь Путин и сам говорил как-то, что Россия примет участие в этом конфликте, когда речь пойдет о каких-то реальных перспективах, тогда мы и внесем свою лепту. Так вот, пока я не вижу каких-то прорывов в палестино-израильской проблеме. И наша инициатива вызывает большое недовольство в Израиле, да и в Палестине к ней относятся с прохладцей. Израиль, кроме того, в нашем вмешательстве вообще не нуждается. Израиль хочет все делать на двухсторонней основе, и то это дается им тяжело, а уж на многосторонней - они совсем потеряются. И как бы нам не оказаться козлом отпущения, который ответит за очередную неудачу в отношениях Израиля и Палестины. А у них все пока довольно бесперспективно, несмотря на вывод войск из Газы, который, я боюсь, принесет только разобщенность израильскому обществу. Что бы ни происходило, все в итоге упирается в стену.

Что касается наших поставок оружия, вопрос о которых поднимался во время визита, то, я как человек, который занимается этими проблемами много лет, особых перспектив для масштабной продажи оружия не очень вижу, это все только завязано на Запад. Сирия по политическим причинам ограничена в возможностях.

Гуманитарные отношения с Израилем у нас хорошие, как, пожалуй, ни с кем, а в области безопасности и экономики это совсем не так. И жизнерадостные пассажи о таком сотрудничестве меня только смешат. Ни о какой торговле пока не идет и речи. Все это только благие намерения, которые никуда не ведут.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net