Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Регионы Выборы в России Выборы в США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы в Государственную думу, которые пройдут в сентябре 2016 года, при всей предсказуемости их результатов содержат немало интриг. Власть стремится сохранить контроль над системой и в то же время заинтересована в том, чтобы выборы воспринимались как честные.

Бизнес, несмотря ни на что

Эта скандальная статья, написанная Борисом Березовским, о том, как заработать большие деньги. Но на самом деле это не совсем так, это статья об успехе, жизни и развитии.

Интервью

Скоротечный военный мятеж в Турции закончился полным провалом. В стране начались массовые репрессии. Как может повести себя почти всесильный сейчас президент Эрдоган? Какие варианты действий перед ним открыты? На эти темы в беседе с «Политком.RU» размышляет известный российский востоковед, член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Модернизация

20.04.2015 | Алексей Макаркин

Реакционная волна в культурной сфере

Скандал вокруг новосибирской постановки «Тангейзера» стал самым громким событием в рамках реакционной волны, связанной с именем Владимира Мединского (назначенного министром культуры в 2012 году). За неполные три года культурная политика России резко изменилась, оказавшись встроена в контекст консервативной волны, которая стала государственной политикой. Однако теперь можно говорить уже не о консерватизме, а о реакции. Если консервативный подход означает поддержку инициатив, соответствующих данной идеологии (с тем, чтобы повысить их конкурентоспособность), то реакция предусматривает маргинализацию модернистских течений, которые ранее активно продвигались в культурном пространстве.

Российский кинематограф

Весной 2013 года министерство культуры впервые определило 12 приоритетных тем, по которым будет осуществляться поддержка отечественного кинематографа. В их числе - 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, борьба с наркоманией, герои труда, столетие Первой мировой войны и ряд других. Кроме того, с этого же года ведомство впервые начало заказывать сценарии на фильмы с нужной государству тематикой. Также министерством была запущена система научной экспертизы киносценариев, которые затрагивают историческую проблематику - сценарии стали отправляться на научную экспертизу Российского исторического и Российского военно-исторического обществ (председателем последнего является Мединский).

Первой историей, вызвавшей по этому поводу споры, стал отказ министерства культуры финансировать фильм Александра Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр», который должен был рассказывать о дружбе, завязавшейся между немецким и советским инженерами осенью 1940 года. Об этом решении стало известно летом 2013 года. Директор департамента кинематографии Вячеслав Тельнов заявил, что фильм не прошел экспертизу военно-исторического и социально-психологических советов, работающих при Минкульте: «В этом фильме может быть немного не тот взгляд, которого ждут ветераны Великой Отечественной войны». Однако в защиту Миндадзе выступила кинематографическая общественность, так как в финансировании проекта должна принять участие немецкая сторона, то отказ Минкультуры от предоставления ресурсов поставил под угрозу и договоренность с зарубежными инвесторами (сейчас это обстоятельство вряд ли стало бы ограничителем для государства, но в «докрымский» период оно было еще значимым). В результате на встрече Мединского с Миндадзе был достигнут компромисс – финансирование фильм получил при условии привлечения к работе над ним консультантов от Института всеобщей истории РАН и Военно-исторического общества. Позднее поступили сообщения, что Миндадзе согласился изменить время действия на 1930-е годы. Таким образом, можно было сказать, что эта история завершилась благополучно.

Однако уже осенью 2013 года разразился новый скандал, который закончился совершенно иначе. Фонд кино отказал в финансировании фильму «Чайковский» Кирилла Серебренникова. Особенность этой истории состояла в том, что министерство культуры предоставило летом того же года этому фильму финансовую поддержку, но в размере 30 млн рублей (примерный бюджет составлял 240 млн). Основные надежды создатели фильма возлагали на Фонд кино, который отказался поддержать проект.

Официально – из-за отсутствия зрительского потенциала. Реально – в связи с гомосексуальной темой, которой в фильме было уделено значительное внимание. К тому времени уже был принят закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, и хотя фильм не был рассчитан на эту аудиторию, но, похоже, было решено «подстраховаться» и не поддерживать проект, не вписывавшийся в мейнстрим. Ранее соавтор сценария кинокартины Юрий Арабов объяснил, что в новом фильме Чайковский будет показан в центре слухов о его гомосексуальности. В свою очередь, министерству культуры это не понравилось. «Нет никаких доказательств, что Чайковский был гомосексуалистом. Чайковский был величайшим русским композитором - это факт. Чайковский - гений, и фильм, как считает творческая команда, надо снимать именно о гении Чайковского, а не о слухах вокруг его биографии», - заявил Мединский.

В результате авторы фильма «Чайковский» решили вернуть министерству культуры выделенные на него средства. «Мы будем искать деньги на фильм про главного национального композитора, про Петра Ильича Чайковского, за границей нашей Родины. Не в России... Конечно, в том, что этот фильм в нашей стране не нужен, есть некая печальная ирония: Петр Ильич в последние годы жизни был намного востребованнее в Европе и Америке, чем в России», – говорилось в сообщении Серебренникова. На сегодняшний момент съемки фильма не начались, хотя Серебренников от своих планов не отказался – но он явно не связывает их с министерством культуры. Фактически ответственным за эту историю общественное мнение признало не Фонд, а Минкульт.

В отличие от «Чайковского», ставший знаменитым фильм Андрея Звягинцева «Левиафан» все же вышел на экраны, так как решение о государственном финансировании было принято еще при предшественнике Мединского. Нынешнему министру, по словам Звягинцева, фильм не понравился: «Мы показали картину господину Мединскому, он сказал: в России так не пьют», сообщил режиссер и добавил, что у Мединского есть твердая позиция: искусство должно обнадеживать человека, говорить ему, что все хорошо, быть духоподъемным. «Левиафан» вызвал резкую критику лоялистов за «очернение» образа России, и Мединский в итоге пообещал спонсировать лишь патриотическое кино.В феврале 2015 года Минкульт определил очередные приоритетные темы для кинопроизводства. Среди них истории успеха, способные вдохновить (в том числе на производстве, в предпринимательской и общественной деятельности), Крым и Украина в тысячелетней истории государства Российского, военная слава России: победы и победители, семейные ценности как основа общества и др. В список спонсируемых фильмов вошла 21 картина. В частности, на безвозвратной основе получат деньги фильмы «Викинг», названный создателями «русским аналогом «Игры престолов», «Коловрат» о легендарном рязанском богатыре Евпатии Коловрате, сражавшемся против монгольских захватчиков, «Время первых» Юрия Быкова о выходе в космос Алексея Леонова и «Движение вверх» студии Никиты Михалкова о победе советских баскетболистов на Олимпиаде-1972. На стадии разработки Фонд поддержит ряд других проектов, в том числе фильм «Бейрут» Федора Бондарчука (о похищении советских дипломатов в Ливане в 1985 году).

Выбор поддерживаемых фестивальных проектов также может зависеть от степени патриотизма организаторов. Министр Мединский в ноябре прошлого года заявил о директоре фестиваля документального кино «Артдокфест» режиссере-документалисте Виталии Манском: «Ни один проект Манского, в том числе и «Артдокфест», не получит никогда никаких денег, пока я являюсь министром культуры. Он наговорил столько антигосударственных вещей, что пусть делает фестиваль за свой счет, никто не против. Мы же не запрещаем». Впрочем, «Артдокфест» все равно состоялся: деньги на проведение фестиваля организаторы собрали с помощью краудфандинга.Впрочем, в отличие от фестивалей, на которые можно собрать деньги таким способом, ситуация с фильмами и театрами является иной. Качественному фильму, способному конкурировать на рынке с зарубежной кинопродукцией, необходимо значительное финансирование, а театрам – еще и постоянное, рассчитанное на годы. По словам Мединского, «пусть расцветают все цветы, но поливать мы будем те, что нам нравятся. Либо те, которые считаем нужными». Однако в России очень слабы и коммерческие основы массового искусства (кино в первую очередь), и спонсорство-благотворительность в этой сфере. В этих условиях зависимость культуры от бюджетного финансирования крайне велика – и поэтому если государство не поливает те цветы, которые ему не нравятся, они увядают.

Современное искусство

Взаимоотношения министерства Мединского с представителями современного искусства не носили линейного характера. В июле 2012 года директором департамента государственной поддержки искусства и народного творчества была назначена Софья Апфельбаум, тесно связанная со сторонниками современных направлений в искусстве. Однако уже в 2013 году Мединский заявил, что на государственную поддержку может рассчитывать только такое современное искусство, которое понятно большинству. «Почему под современным искусством мы понимаем исключительно что-то непонятно кубическое, корявое, вплоть до груды кирпича, которую представляет из себя инсталляция, финансируемая из госбюджета?», — сказал министр в Совете Федерации на заседании оргкомитета по проведению в России Года культуры.

В апреле 2014 года министерство культуры поменяло состав экспертных советов по поддержке современного искусства, что вызвало недовольство «модернистов» и позитивные оценки «традиционалистов». Газета «Культура», придерживающаяся жестко консервативного курса, утверждала, что «бюджетные средства тратились на чернуху, матерщину, порнографию, на бездарное шаманство под вывеской инноваций. На все, что развращает зрителя, вгоняет его в депрессию, убивает в человеке живые чувства, создает образ России как страны унылой и бесперспективной». Газета предложила министерству сделать следующий шаг - избавиться от сотрудников, которые составляли списки предыдущих советов и курировали их работу. Этот шаг был сделан в октябре 2014 года, когда Апфельбаум покинула пост главы департамента, который возглавила экс-министр культуры Астраханской области Ирина Тарасова.

Вскоре в департаменте был упразднен отдел, который занимался преимущественно поддержкой современного искусства. «Такая реформа выглядит логично, потому что я регулярно слышу критику в адрес современного искусства от министра культуры Владимира Мединского, - заявил в связи с этим художественный руководитель Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) Леонид Бажанов. - Думаю, это катастрофическая ошибка, потому что по всему миру Россию считают страной икон и авангарда. Рублев и Кандинский - первые имена, которые приходят на ум западному человеку, когда он думает о русском искусстве». Бажанов также отметил, что в 2014 году в ГЦСИ не было ни одной закупки экспонатов современного искусства.

Впрочем, представители министерства – включая и Мединского – неоднократно подчеркивали, что закупки все же осуществляются. Но речь идет о разных трактовках понятия «современное искусство». Одно из них предусматривает модернистский подход, второе – поддержку молодых авторов, в том числе традиционалистов. Так, ближайший соратник Мединского, заместитель министра культуры Владимир Аристархов заявил, что посещал московские биеннале современного искусства и «большей мерзости не видел». «В нашем понимании современное искусство выродилось в большой бизнес, когда предметы под видом искусства раскручиваются, потом продаются за большие деньги. Неважно что: любой артефакт всякие биеннале раскручивают, потом продают втридорога. Это большой бизнес на самом деле», - считает он. В то же время Аристархов крайне положительно отозвался о живописной выставке «Эмоции», прошедшей в минувшем декабре в Музее современной истории России. Он отметил, что существуют стереотипы о современном искусстве, считается, что «это эпатаж, это порнография, это, скажем так, нетрадиционное понимание добра и зла». На самом деле это не так, считает Аристархов. По его словам, искусство влияет на души, умы и сердца, и самое ценное, когда оно влияет «в плане мистическом, в плане красоты».

На выставке «Эмоции» были представлены картины 11 художников, которые «стремятся к правде формы, доведенной порой до натурализма» (цитата из статьи к каталогу выставки). По словам критика из «Новых известий» Евгении Тюлькиной, «Эмоции» – это около 50 вполне милых полотен российских художников, на которых - девушки с синими цветами в волосах, полдень в маленьком городке, одинокий пейзажист у моря, смотрящая в стену почти рубенсовская натурщица, детские улыбки. Вроде бы ничего такого, что могло бы раздражать, только отчего-то не оставляет ощущение, что подобное творчество вполне могло бы разместиться и в подземном переходе перед ЦДХ на Крымском Валу. То есть это умело написанные работы, вполне достойные украсить чей-то домашний интерьер».

Театр

Однако самыми известным конфликтом между министерством и сторонниками современного искусства стал театральный - скандал с «Тангейзером» получил широкую известность. Позиция министерства сводилась к тому, что руководство театра должно не только подкорректировать оформление спектакля (убрать скандальный постер), но и принести извинения верующим. Также имелось в виду, что в постановку должны быть внесены все необходимые изменения – насколько можно судить, речь шла о ее приведении к «классическому» виду. Причем эта позиция была сформулирована уже после того, как суд вынес решение о том, что постановка не противоречит действующему законодательству. Фактически позиция министерства соответствовала точке зрения епархии, которая оказалась не удовлетворена изъятием постера – максимальной уступкой, на которую был согласен директор театра Борис Мездрич. Отказ директора принять позицию министерства привел к его увольнению. «Действия, осуществленные за государственный счет, этих учреждений, не должны вносить раскол в общество и не должны становиться поводом, причиной для каких-то массовых волнений, выступлений, судебных разбирательств, митингов», - заявил Мединский после увольнения Мездрича.

Характерно, что комментарий министерства в связи с этими событиями был выдержан в жестко обвинительных интонациях в отношении бывшего директора театра («федеральный академический театр — это в первую очередь институт просвещения, а не заведение для эпатажа и провокационной саморекламы за государственный счет», «упрямое высокомерие, неготовность к диалогу и нежелание разъяснять свой замысел недопустимы для руководителя федерального академического учреждения»). В то же время в отношении епархии формулировки носили крайне мягкий и уважительный характер. Таким образом, министерство обозначило свою позицию, продемонстрировав одновременно другим «модернистам», что в случае дальнейших конфликтов они не могут рассчитывать на поддержку своего ведомства.

Зато в другой ситуации Мединский однозначно оказался на стороне коллектива театра. Речь идет о труппе Псковского областного театра драмы им. Александра Пушкина, участники которой написали обращение в министерство культуры с протестом против постановки спектакля «Банщик» Варвары Фаэр, актрисы и режиссера московского модернистского «Театра.doc», уже давно вызывающего сильное неприятие со стороны «охранителей». Спектакль планировалось поставить в технике «Verbatim» - он должен был полностью состоять из реальных монологов или диалогов обычных людей, которые актеры должны были записать в Пскове. Таким образом, по словам Фаэр, актеры должны были стать со-драматургами, соавторами постановки. Героями пьесы стали обычные люди самого разного рода занятий – и проститутки, и следователь, и военный, и сектантка. Авторы письма просили министра обратить внимание на готовящуюся к выпуску постановку документальной пьесы про современных псковичей, в которой зрители услышат нецензурную брань, увидят обнаженных пьющих женщин в бане и прочие элементы «современного искусства».

Фаэр рассказала ЗАКС.Ру, что пьесу «Банщик» ее пригласил поставить во Пскове тогдашний худрук театра Василий Сенин. Материал начали собирать в ноябре 2014 года. А в декабре пост директора театрально-концертной дирекции Псковской области занял Дмитрий Месхиев, экс-председатель петербургского комитета по культуре, который и инициировал обращение артистов. Получив этот документ, Мединский тут же прибыл в Псков, где полностью солидаризировался с позицией Месхиева и труппы. По его словам, «если мы хотим системно, чтобы люди стали лучше, мы должны показывать им лучшие примеры. Если будем показывать то, что есть худшего в жизни, жизнь от этого станет хуже». Мединский отметил, что сегодня существуют два пути в искусстве: один – качественное служение с постепенно приобретаемой известностью, а второй – с помощью эпатажа и скандала. «Это наложение личностных амбиций на особенности информационного общества», – пояснил министр.

Примечательно, что подведомственный Минкульту НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева обнародовал результаты экспертизы спектаклей и фильмов современных режиссеров по произведениям Пушкина. Эксперты подвергли критике фильм Владимира Мирзоева «Борис Годунов» (2011), спектакль Константина Богомолова в «Ленкоме» по этому произведению, постановку «Онегин» Тимофея Кулябина в руководимом им театре «Красный факел», а также оперную постановку Дмитрия Чернякова «Руслан и Людмила» в Большом театре.

Репортаж о мероприятии, в котором участвовали консервативные эксперты, опубликовало агентство ТАСС. По словам доктора филологических наук Ирины Гречаник, Богомолов «использует пушкинский текст как способ привлечь зрителя», а из его спектакля ясно одно: «режиссер не любит власть, ближний круг, патриарха и народ». Доктор филологических наук, профессор института культуры Елена Коломийцева заявила о постановке Чернякова: «На деньги налогоплательщиков ставить вот такое, когда после показа остается ощущение грязи и полного омерзения, это просто преступление. Когда вот так наша культура транслируется миру, получает премии, это катастрофа». По мнению автора книги «Пушкин и христианство» Ирины Юрьевой «нынешние режиссеры не дают пощечину общественному вкусу, а потакают общественному безвкусию». Сама она не видела ни одну из оцененных экспертами постановок, но уверена, что вышеперечисленные режиссеры с таким отношением к Пушкину занимаются «самоотрицанием нации».

Кинопрокат

Вопрос о прокате зарубежных фильмов стал актуальным в нынешнем месяце, когда Мединский заявил о поддержке решения прокатной компании «ЦПШ» («Централ Партнершип») об отзыве заявки на получение прокатного удостоверения для американского фильма «Номер 44», посвященного поимке маньяка в послевоенном СССР. Отзыв заявки произошел за два дня до выхода фильма на широкий экран, после пресс-показа фильма в министерстве культуры – понятно, что подобные решения инициируют не «прокатчики» (которые уже многократно смотрели фильм и, видимо, не имели к нему больших претензий), а государственные органы. Показательны формулировки Мединского: «Такие фильмы, как «Номер 44», не должны выходить в нашей стране в массовый кинопрокат, зарабатывая на нашем кинозрителе, ни в год 70-летия Победы, ни когда бы то ни было еще». По мнению министра, в фильме показана «не страна, а Мордор, с физически и морально неполноценными недочеловеками, кровавое месиво в кадре из каких-то орков и упырей».

Характерно, что Мединский использовал факт отзыва заявки для обобщений: «Пора наконец-то сформулировать свое собственное представление о самих себе как наследниках великой, уникальной российской цивилизации. Внятно, канонически, без блудливого спотыкания о «трудные вопросы истории» и бессодержательных рефлексий. Сегодня, в год 70-летия главного события в истории XX века. Без этого нас сомнут». Сайт «Грани.ру» обратил внимание на то, что последняя фраза созвучна одному из высказываний Иосифа Сталина – впрочем, сказанного по поводу не идеологической борьбы, а экономического соревнования с Западом.

Однако затем Мединский заявил, что его ведомство не собирается «скрывать от народа» голливудский фильм «Номер 44», пообещав, что при первой возможности фильм будет выложен на собственном портале министерства Сulture.ru. Также фильм будет возможен к просмотру на других онлайн-ресурсах и лицензионных DVD. Похоже, что может сработать эффект «запретного плода», привлекающий внимание к фильму, который, по мнению кинокритиков, трудно считать шедевром. Впрочем, теперь, похоже, кинопрокатчики будут заранее советоваться с министерством по поводу закупок зарубежных фильмов, чтобы не оказаться в форс-мажорной ситуации.

Реакция на реакцию

Культурная политика Мединского может получить поддержку большинства населения, далекого от современного искусства и искренне его не понимающего. Как вряд ли приходится сомневаться, что в знаменитом конфликте между Никитой Хрущевым и тогдашними модернистами, симпатии «простых советских людей» не находились на стороне последних. Характерен опрос ВЦИОМ, который свидетельствует, что каждый третий опрошенный (31%) назвал постановку «Тангейзера» святотатством, оскорблением религиозной святыни, каждый десятый (12%) – хулиганством или преступлением. Четверть опрошенных (24%) считает данную постановку лишь самопиаром, попыткой прославиться. Только 14% воспринимают новосибирского «Тангейзера» как акт современного искусства и творческой самореализации, выбрав таким образом нейтральную характеристику (впрочем, среди 18-24-летних – 24%).

Более того, наиболее активная часть сторонников реакции выступают за дальнейшее ужесточение курса, считая, что государство идет в правильном направлении, но недостаточно последовательно. Так, председатель Тюменского родительского комитета (и, одновременно, WEB мастер Тобольско-Тюменской епархии) Андрей Добрынин заявил о необходимости законодательного ограничения «антигосударственной пропаганды» - с тем, чтобы можно было запрещать выступления нелояльных артистов, ссылаясь на «внятную законную норму», а не использовать различного рода отговорки типа протечки крыши, как это происходило, например, с концертами Дианы Арбениной. А деятели радикально-православной группы «Божья воля» подложили свиную голову на крыльцо МХТ имени Чехова, протестуя против театральной постановки Константина Богомолова «Идеальный муж». В то же время модернистски настроенная часть общества возмущена реакционным курсом. Так, на митинг в защиту «Тангейзера» вышло сопоставимое количество новосибирцев по сравнению с аналогичным мероприятием противников режиссерской трактовки вагнеровской оперы. При этом мобилизация противников постановки носила в значительной степени вертикальный характер (через ресурс епархии, задействовавшей практикующих верующих), то «модернисты» собирались на свою акцию на основе «горизонтальных» связей. Показательно также, что 18 апреля на вручении премии «Золотая маска» публика потребовала вернуть в театр оперу «Тангейзер» в постановке Тимофея Кулябина. Когда Мединский вышел на сцену для вручения приза за поддержку театрального искусства, в зале раздался крик «Верните «Тангейзер!»». Зрители поддержали кричащего овациями, длившимися несколько минут.

Таким образом, делая ставку на лояльное большинство с традиционалистскими вкусами, министерство культуры стремится внести свой вклад в провластную общественную консолидацию. В то же время модернистская часть общества все более расходится с властью, оправляясь либо во внешнюю, либо во внутреннюю эмиграцию. При этом в «культурных» вопросах политическая оппозиция находит взаимопонимание с более конформистски настроенными ресурсными группами населения, которые признают значение современного искусства для развития общества или просто негативно воспринимают цензуру и «проработки», вызывающие воспоминания о советских временах.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Первые две недели пребывания Терезы Мэй во главе британского правительства свидетельствуют, что она быстро освоилась на новом посту. Мэй оперативно и решительно перетасовала состав кабинета министров и совершила несколько официальных визитов внутри Соединенного Королевства и в Европу. При этом новый премьер стремится сочетать решительность и осмотрительность и не спешит форсировать процесс развода с ЕС.

Новая «война» разворачивается в среде силовых структур: 19 июля сотрудники Службы экономической безопасности ФСБ произвели обыски и аресты высокопоставленных представителей Следственного комитета России. Были арестованы семь человек. Всех их обвиняют в получении взятки за освобождение соратников известного вора в законе Шакро Молодого.

Предстоящие сентябрьские выборы не сводятся к думской кампании, они представляют собой начало масштабного электорального цикла 2016-18 гг., включающего множество региональных и муниципальных кампаний и завершающегося очередными президентскими выборами. Кампания 2016 г. неизбежно и серьезно влияет на трансформацию партийной системы, внутриэлитные отношения и ротацию элиты, взаимодействие власти и общества.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net