Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Интервью

03.06.2005

ЕВРОПА НА ПЕРЕПУТЬЕ

Нидерланды, как и двумя днями раньше Франция, отвергли проект конституции ЕС. Брюссель впал в апатию - бравое шествие Великой Идеи Объединения по континенту споткнулось. Какова судьба евроинтеграции? Какие решения остаются руководству ЕС для спасения ситуации? Каким образом эти обстоятельства могут сказаться на российско-европейских отношениях? Мнения Бориса Макаренко, Сергея Казеннова и Алексея Арбатова.

Борис Макаренко, первый заместитель генерального директора Центра политических технологий:

Ничего особенного с Европой не произойдет. Сейчас европейцы просто "оторвались от тылов" - в терминах военной науки. То есть стали идти к интеграции такими темпами, что не заметили, как наложились друг на друга два события: с одной стороны, принятие в свой дом "бедных родственников" (новых членов ЕС), а с другой стороны, попытка повысить легитимность нового объединения (принятие конституции ЕС). А старые европейцы относятся к закону с религиозным трепетом, поэтому испугались, что родственников подселили, а теперь принимают закон, по которому их нельзя будет по рукам шлепать, если они в их холодильник полезут.

Что будет дальше? Ратификация продолжится. Те изменения, которые касаются порядка управления ЕС, будут введены, скорее всего, другими путями, в новых странах конституция будет, возможно, "назло старым" ратифицирована большинством голосов. Сейчас будет решаться вопрос, что делать: либо проводить повторные референдумы, либо в какой-то степени менять конституцию. Были случаи, когда повторные референдумы давали другие результаты. В любом случае выбор дальнейшего пути станет возможным лишь тогда, когда станет ясна полная картина.

Возможно, следствием этого торможения станет дальнейшее ослабление евро (что уже происходит) - это для экономики России хорошо.

Возможно, поумерится переговорный пыл с новыми потенциальными членами ЕС - государствами восточной Европы, тогда в России будет меньше связанных с этим фобий.

Сергей Казеннов, заведующий сектором геополитики ИМЭМО РАН:

Дело в том, что Европа слишком широко шагала и потому штаны порвала. Ведь этот интеграционный процесс возник в качестве заполнения вакуума, который возник после крушения биполярного мира, и стал заполняться наперегонки и с Америкой, и с исламским миром.

Вот и с конституцией поторопились. Британия же живет без конституции - и ничего.

Нынешний вариант моноцивилизационной глобализации оказался слишком тяжел для Европы, все поняли, что не готовы к этому смыву границ и смешению культур. И потому нынешняя аллергическая реакция совершенно естественна.

Более того, Европа, когда она была в меньших размерах, естественным образом была более единой, и ее экономика была более единой. Сильные миграционные потоки, проблемы с рабочими местами, потеря европейцами самоидентичности, расширение, выходы на новые границы - все звенья одной цепи.

Очень быстрое смешение цивилизаций без какого-то периода адаптации. Возможно, что в Европе сейчас поднимут голову правые, националисты и будут в силе какое-то время. Возможно, и что произойдет сильная дезинтеграция на восточную и западную Европу.

Кроме того, было немало заинтересованных в ускорении процессов, это и крупный капитал, которому все это выгодно, и бюрократия европейская, которая очень давно оторвалась от реальной жизни своих граждан. Поэтому все случившееся не неожиданность.

Европа должна просто переосмыслить сейчас многое. И в первую очередь во имя чего им нужна эта интеграция: интегрировать все вплоть до Афганистана? Ведь в этой идее очень важна гуманитарная составляющая - европейцы теряют свою цивилизационную сущность.

Что касается российско-европейских отношений, то с отдельными странами Европы у нас будут продолжаться отношения, с некоторыми - будут развиваться в более тесные, потому что Россия всегда была в "европейской семье". А с брюссельской бюрократией у нас отношения будут натянутые, поскольку эта "единая Европа без конца и без края" - образование пока снобистское и бюрократическое. Вот пусть эта брюссельская бюрократия и спасает сама себя.

Алексей Арбатов, член научного совета Московского центра Карнеги:

Нынешний кризис обусловлен тем, что не получилось одновременно и расширяться по горизонтали, и углубляться по экономическим и политическим вопросам. Поскольку по конституции голосовали во многом и потому, что она открывает двери для дальнейшего расширения, то, я думаю, сейчас в Европе будет взята пауза по поводу приема новых государств в ЕС. Этот процесс и так приостановился после принятия новой большой партии стран, но сейчас он остановится на несколько лет.

Сейчас будет делаться акцент на углубление социального, экономического, правового, внешнеполитического, военного взаимодействия, в частности, должно произойти углубление, которое не затронет социальных прав в таких крупных странах, как Франция, где в этой области давно добились существенных высот. Будет пересматриваться политика ЕС в сторону большей социализации - в чем Европа достигла большого успеха и что было поставлено под угрозу голосованием на референдумах во Франции и Нидерландах.

Поначалу Европе будет не до России, потому что у нее накопилась масса проблем за то время, пока она принимала новых членов в свои ряды. И на некоторое время Европа "уйдет в себя".

Но через два-три года, когда Европа, разобравшись с ворохом накопившихся проблем, выйдет на четкие магистральные направления в их решении, отношения с Россией получат новый импульс. Потому что, укрепившись, Европа поймет и чего она хочет от отношений с нами. И мы тем временем определимся, куда мы хотим: в Европу или в Африку.

Конечно, в последнее время на российско-европейские отношения оказывал сильное влияние фактор "обиды" и беспокойства в связи с перспективой дальнейшего расширения ЕС за счет Турции и Украины. И если вопрос приема в Европейский Союз Украины был для нас острым по экономическим и политическим причинам, то вопрос о Турции был для нас вообще принципиальным. Поскольку по всем стандартам Россия гораздо ближе к ЕС, чем мусульманская Турция, то мы внимательно наблюдали за тем, как развиваются ее отношения с Европой: является ли европейская позиция принципиальным неприятием России.

То есть сейчас, пока ЕС будет заниматься консолидацией ключевых позиций в сердцевине Европы, возникнет передышка, которая нужна и нам, и европейцам. Надеюсь, что за это время обе стороны примут правильное решение, потому что только вместе Европа и Россия могут стать глобальным центром силы. Порознь они не имеют таких шансов.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net