Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

15.06.2015 | Марина Войтенко

Мировая экономика – не нефтью единой

Предсказуемое решение конференции ОПЕК (5 июня) о сохранении квот на добычу нефти на уровне 30 млн. баррелей в сутки на сей раз не оказало судьбоносного влияния на рынок. Цены, усилив волатильность (падая к $61 за баррель и поднимаясь несколько выше $66), в итоге вошли в коридор $64-66/барр. Доминирующие ожидания аналитиков – возможна еще некоторая подвижка вниз, но базовый ориентир второго полугодия – $65 за баррель. Для ликвидации превышения предложения над спросом (по одной только нефти ОПЕК оно составляет 2,5 млн. барр./сутки) потребуется несколько месяцев. Добычу никто из участников рынка, чтобы не потерять долю на нем, сокращать не намерен.

В связи с этим более чем понятна мотивация нефтекартеля: его рыночная доля уже снизилась с 36,5% в 2008 году до 32,29% в первом квартале 2015-го. Отступать дальше некуда. Серьезные намерения демонстрирует Саудовская Аравия, нарастившая выпуск с февраля по апрель на 670 тыс. баррелей в сутки. В мае она вышла на новый исторический максимум в 10,33 млн. барр./сутки (из 31,8 млн. барр./сутки в целом по ОПЕК). До 3,8 млн. барр./сутки повысилась добыча в Ираке, на «глобальные просторы» готовится выйти Иран.

Довольно противоречивые сигналы подают США, отодвигая в сторону до лучших времен новые сланцевые проекты, но форсируя эксплуатацию уже действующих площадок в таких бассейнах, как Bakken, Eagle Ford, Niobrara и Permian. Вместе с тем, министерство энергетики США полагает, что добыча на сланцах уже к концу июля упадет до минимального уровня с января-2015. При этом среднегодовой прогноз цены WTI повышен с $54,32 до $55,35 за баррель, Для Brent, напротив, понижен до $62,04 с $65,07 за баррель. Среди экспертов немало скептиков, считающих, что мир так и не увидит резкого снижения американских показателей. Поэтому добычная гонка и ценовая война «шейхов со сланцами» продлятся до следующего «момента истины» – очередной конференции ОПЕК, запланированной на 4 декабря.

Россия также не намерена уступать свои внешние рынки – в мае отечественная «нефтянка» качала по 10,69 млн. барр./сутки, уверенно закрепившись на первом месте в мировой табели о рангах. По мнению министра энергетики РФ Александра Новака, «нынешние цены на нефть в $60-70 за баррель – абсолютно комфортны и нормальны для рынка» [1], который будет искать баланс до конца года. Согласно прогнозу ОПЕК, мировой спрос на сырую нефть возрастет с 91,37 млн. барр./сутки во втором квартале до 93,89 млн. барр./сутки в четвертом (для справки: добыча в мае – 94,06 млн. барр./сутки при снижении за месяц на 270 тыс. барр./сутки). Вклад России при этом к концу года уменьшится до 10,44 млн. барр./сутки. Заметим, что долгосрочная стратегическая цель, обнародованная Минэнерго в начале июня – поддержание добычи нефти на уровне около 10,5 млн. барр./сутки.

Как видим, достижение баланса предложения и спроса на рынках crude oil откладывается на неопределенное время. Но, поскольку это давно уже не новость, а лишь вновь подтвержденная данность, то участники глобального хозяйства в своих главных ощущениях переключаются на другие риски. Спрос на нефть определяется прежде всего ожидаемой скоростью общемирового роста, напрямую зависящей от ближайших и среднесрочных перспектив главных экономик. И, вот по этому поводу вопросов становится все больше. Немалая их часть касается ситуации в Китае.

В представленном ВР на минувшей неделе 64-ом ежегодном выпуске Статистического обзора по мировой энергетике отмечается, что Поднебесная 14-й раз подряд обеспечила крупнейший в мире прирост потребления первичной энергии, однако уровень показателя в прошлом году (+2,6%) оказался самым низким за последние шесть лет. По мнению аналитиков ВР в значительной степени это обусловлено постепенным отходом КНР от «энергоемких секторов[2]». Однако это лишь одна из составляющих. Гораздо большую озабоченность участников рынка вызывает падение внутреннего спроса в стране в силу торможения ее экономической динамики. Так, Китай являясь четвертым по величине производителем нефти и нефтепродуктов и крупнейшим чистым нефтеимпортером, только в мае-2015 сократил импорт «черного золота» на 10,9% по сравнению с аналогичным периодом-2014 до 23,24 млн. тонн[3].

Тенденцию к замедлению экономического роста Поднебесной, темпы которого в данный момент определенно ниже официального 7%-го целевого уровня, подтвердила и появившаяся на минувшей неделе новая порция официальной статистики. Пытающийся реструктурировать свою экономику за счет повышения частного потребления Китай пересмотрел оценку вклада показателя в повышательную динамику в прошлом году, урезав его до 50,2% с ранее озвученных 51,2%. Но и другие основные компоненты роста притормаживают. По данным Национального бюро статистики, в 2014-ом ивестиции и экспорт способствовали ему на 48,5% и 1,3%, соответственно. Тогда как в 2013 году вклад потребления, инвестиций и экспорта – так называемых трех драйверов КНР – был на уровне 48,2%, 54,2%.

Весна-2015 не принесла надежд на ускорение роста ни внутреннего, ни внешнего спроса. Согласно статистике Главного таможенного управления страны, китайский экспорт падает третий месяц подряд: в марте – на 14,6%, апреле – на 6,2%, в мае – на 2,8%. Майский же провал импорта (на 18,1%) оказался и вовсе неожиданным – экономисты, опрошенные Thomson Reuters, прогнозировали его сокращение на 10,7%.

Рынок недвижимости продолжает демонстрировать все признаки перегрева. Замедляются и продажи автомобилей – в мае его объем увеличился на 3,8% после 6,2% в апреле. В Китайской ассоциации пассажирских автомобилей (China Passenger Car Associataion, CPCA) уверены: это связано с тем, что потенциальные покупатели откладывают приобретение машин, предпочитая вкладывать средства в растущий фондовый рынок КНР. Судя по всему, вливаемая властями в экономку ликвидность оседает там же. Между тем, сам рынок акций уже приобрел все признаки классического «пузыря», который рано или поздно лопнет. Только с начала 2015-го он вырос на 57%, а за год – вдвое. В то же время, рост цен производителей 39 месяцев подряд не выходит из отрицательной зоны, что явно отражает избыток мощностей в экономике, накопленный в период инвестиционного бума.

Экономисты Народного банка Китая понизили свой прогноз подъема экономики Поднебесной до 7% с предполагавшихся ранее 7,1% (по инфляции – с 2,2% до 1,4%). В торможении уверены и во Всемирном банке: в 2015-ом – 7,1%, в 2016 и 2017 годах – 7% и 6,9% соответственно. Ухудшились и ожидания европейских компаний в отношении будущего китайской экономики. Согласно результатам опроса, проведенного торговой палатой ЕС в КНР, более трети представителей таких сфер, как энергетика, логистика, машиностроение и автомобилестроение, планируют сокращать расходы. Почти 20% сообщили о том, что рассматривают возможность переноса своих инвестиций из Китая на другие рынки. Сокращается и число оптимистично настроенных в отношении перспектив бизнеса – 58% против 68% годом ранее.

Экономические и финансовые риски Китая уже обрели глобальное измерение. Но, пик их глобализации, еще впереди. Участники рынков с напряжением ждут июля-августа, когда по многолетней традиции внутренняя финансовая турбулентность в Китае «сезонно» усиливается.

То, что торможение Китая прямо влияет на температуру мировой экономики и в особенности на развивающиеся рынки – одна из аксиом для любого аналитика. Новым ее подтверждением стал доклад Всемирного банка «Глобальные экономические перспективы» (Global Economic Prospects, GEP, опубликован 10 июня). Его авторы ожидают, что мировой ВВП в 2015 году вырастет на 2,8% (полгода назад прогнозировалось 3,0%). Emerging markets прибавят 4,4%, в 2016-2017 годах ускорятся до 5,2% и 5,4% соответственно. Тем не менее, именно эта часть современного экономического мира вызывает в настоящее время наибольшую озабоченность Банка. Его президент Джим Ён Ким считает: «Развивающиеся страны, являвшиеся локомотивом мирового экономического роста в период после финансового кризиса, оказались сегодня в более сложных экономических условиях».

Главный экономист ВБ Каушик Басу в диагнозе более определенен: «Мы во Всемирном банке только что включили табло «пристегните ремни безопасности». Медленно, но верно почва под мировой экономикой ползет. Предстоящее повышение процентных ставок в США – основная тень, нависшая над пейзажем». Последствия предсказуемо непросты. Во-первых, удорожание кредита и обслуживания любых долговых обязательств, номинированных в долларах. Во-вторых, сокращение притока капитала, а по ряду стран его чистый отток, что будет провоцировать неустойчивость внутренних финансовых рынков[4]. В-третьих, ослабление национальных валют к доллару, чем вряд ли удастся воспользоваться для повышения конкурентоспособности в условиях. когда вниз одновременно пойдут евро, иена и юань.

Кстати, группа экспертов Народного банка Китая на минувшей неделе представила расчеты о том, что повышение ставки ФРС значительно не повлияет на экономику Поднебесной – доля профицита СТО в ВВП даже вырастет с 2,4% до 2,9%. Иначе говоря, адаптация Китая к новым условиям будет происходить за счет ухудшения конкурентных позиций других развивающихся экономик, которые получают головную боль сразу на два «полушария» - и с Запада, и с Востока.

Между тем, главная интрига года в глобальном хозяйстве, а именно когда и насколько ФРС повысит базовую ставку, и станет ли американский центробанк вообще это делать, остается непроясненной. МВФ понизил прогноз роста ВВП США с 3,1% до 2,5% в 2015 году и рекомендовал денежным властям Штатов отложить решение по ставке на 2016 год. Об этом же говорят многие участники рынков, опасаясь, что новый виток укрепления доллара может существенно подорвать потенциал роста. О том, что укрепление курса доллара – это проблема, с которой приходится считаться уже всерьез, откровенно высказался на недавней встрече G 7 и Барак Обама.

Ряд наблюдателей во всем этом склонны видеть сигналы – ФРС, действительно, может отложить решение. Помимо всего прочего рост ставок будет означать повышение стоимости обслуживания госдолга. Другие же уверены, что во втором полугодии экономика США (как это наблюдается уже 25 лет к ряду) заметно разгонится, ситуация на рынке труда улучшится (сейчас уровень безработицы насчитывает 5,5%), цены вслед за расширяющимся потреблением тоже пойдут вверх. К тому же госдолг под контролем, а дефицит бюджета за восемь месяцев финансового 2015 года (начался 1 октября 2014-го), составив $365,2 млрд., оказался минимальным за последние семь лет. Все вместе – это достаточное условие, чтобы поднять ставку.

Парадокс в том, что какое бы решение не принял Федрезерв, глобальные риски усиливаются, а ряд из них реализуется с негативными последствиями для всех. Как считают в ИНСОРе, повышение ставки может спровоцировать новую валютно-финансовую турбулентность и опрокинуть рост в самих США. В итоге глобальная экономика притормозит сильнее прогнозных ощущений (скромный рост в Еврозоне и Японии – 1,5% и 2,2% в годовом выражении при продолжающемся китайском замедлении – не слишком надежный общемировой драйвер). Перенос решения на 2016 год будет означать продолжение накачивания финансовых рынков ликвидностью (к «опытам» ЕЦБ и Банка Японии, видимо, добавится еще и китайский вариант «количественного смягчения») практически на грани фола – то есть, «переиздания» ситуации 2008-2009 годов, триггером которой может стать любой крупный корпоративный или же страновой дефолт.

Как видим, сгущающиеся риски глобального хозяйства много более объемны, чем колебания одних лишь нефтекотировок. Мировой экономический пейзаж в ближайшие месяцы, действительно, будет меняться и весьма существенно. С учетом этих обстоятельств официальный оптимизм российских прогнозов, как представляется, должен быть скорректирован с учетом различных вариантов развертывания событий. В еще большей мере это касается стратегии развития РФ после выхода из рецессии и, прежде всего, готовности к структурным и институциональным реформам. Нетривиальное положение дел в экономическом мире требует адекватных решений и во внутрироссийской экономической политике.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Средняя цена Urals в мае-2015 составила $63,69 за баррель. Это в 1,7 раза ниже, чем год назад ($107,7 за баррель). Средняя цена российской нефти в январе-мае текущего года – $56,05 за баррель.

[2] Кроме того, существенную роль начинает играть и стремление Китая к диверсификации потребляемых энергоресурсов. Согласно расчетам ВР, КНР пятый год подряд обеспечивает крупнейший в мире прирост использования возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии. В 2014 году рост составил 15,1% или треть от среднего за последние 10 лет уровня.

[3] Аналитики ВР отмечают также спад до «необычно слабого уровня» потребления угля в Китае из-за замедления темпов индустриализации в стране. Но тут стоит отметить, что и во всем мире спрос увеличился на все виды топлива, кроме угля. При этом нефть остается основным видом топлива – на нее пришлось 32,6% общего потребления энергоресурсов, хотя ее доля в мировом энергобалансе снижается пятнадцатый год подряд.

[4] В мае-2015, по оценке Института международных финансов (IIF), инвесторы вывели из долговых рынков развивающихся стран $4,4 млрд. Это крупнейший месячный отток за последние два года. По расчетам NN Investment Partners, чистый отток с 15 крупнейших развивающихся рынков (включая все их сегменты) с июля-2014 по март-2015 составил $600,1 млрд. Это больше, чем в острую фазу кризиса 2008-2009 годов (июль-март) – $545,2 млрд.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net