Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

10.08.2015 | Марина Войтенко

В тихом августе «медведи» водятся

Августовское затишье в политической жизни не находит продолжения в сфере экономического анализа. Здесь, напротив, все участники включают «желтый» – внимание к сюрпризам и неожиданностям (сказывается память о дефолте 1998 года) остается повышенным. Собственно же прогнозы корректируются под явным давлением «медведей».

Ослабление курса рубля в начале месяца (доллар превысил отметку в 64 рубля, евро – в 70 рублей) наблюдатели объяснили, прежде всего, динамикой нефтецен, которые порой проваливались к $49 за баррель. Причем нефтяной рынок продолжает оставаться в понижательной фазе. В пятницу, 7 августа, котировки нефти[1] опустились до своих минимальных показателей с весны 2009 года, когда мировая экономика была все еще погружена в рецессию. На Межконтинентальной бирже (ICE) фьючерсы на Brent с поставкой в сентябре упали до отметки $48,56 за баррель. На Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX) фьючерсы на WTI с поставкой тот же месяц снизились до $43,87 за баррель.

Международный валютный фонд пока сохраняет прогноз по нефтеценам в 2015 году –$61,5 за баррель, в 2016-ом – $67,2. Но еще год назад фьючерсы указывали на среднюю цену Brent в 2016-2018 годах на уровне $101 за баррель. Сегодня он уже чуть меньше $60. Оценки будущего спроса также снижаются.

В опубликованном на минувшей неделе отчете аналитиков Goldman Sachs Group Inc. подчеркивается, что в 2015 году предложение на мировом рынке превысит спрос на 2 миллиона баррелей в сутки[2], а в 2016-ом – на 1,8 миллиона баррелей. И это приведет к исчерпанию всех доступных мощностей по хранению нефти уже к осени текущего года, что, естественно, будет давить на котировки.

Вполне понятно, что восстановление цен на «черное золото» в краткосрочной перспективе вряд ли возможно. Судя по всему, Brent выше $70 за баррель можно ожидать только в 2020-х годах. Корреляция же курса рубля с нефтеценами после ухода Brent к уровням в $50 за баррель стала еще жестче.

В профсообществе сложилась и новая формула: нефть – по 40, доллар – по 70. Так, аналитики Danske Bank уже 7 августа ухудшили свой прогноз по рублю на ближайшие три месяца до 64 руб./$, на полгода – до 66 руб./$, на годовом треке – до 70 руб./$, поскольку, отмечается в сообщении банка, «текущая экономическая ситуация никак не способствует улучшению перспектив российской валюты».

Такие значения, конечно, возможны, но они все-таки (если это случится) будут результатом краткосрочных колебаний рынков. Более вероятны коридоры – для нефти $50-55 за баррель со среднегодовой ценой в этом интервале, для валютного курса – 58-65 рулей за доллар.

Понятно, что такие предположения сделаны при допущении нейтрального характера действий прочих факторов: решения ФРС по ставке; большего, чем ожидается торможения Китая[3] (а значит, и снижения спроса на нефть); возвращение к концу года на рынок первых 300 тыс. баррелей в сутки иранской нефти[4] и т.п. Любое из событий (тем более все вместе) способно отправить рублевый курс вниз еще на 5-15%.

Отсюда и ожидания действий Банка России. Участники рынка полагают, что во второй декаде августа будут и словесные интервенции, и работа с экспортерами (которые не спешат продавать валюту) и другие действия (например, намек о возможном повышении ставки или сроке возобновления приостановленных 12-месячных валютных РЕПО и т.п.). Потенциал же снижения ключевой ставки до конца года оценивается как незначительный – 100 б.п. Основание тому – динамика инфляции, которая хотя и будет снижаться во втором полугодии, но медленнее, чем виделось еще месяц назад.

Коммунальные тарифы, выросшие в июле на 8,2% внесли в 0,8% прироста инфляции 0,5 п.п. МЭР, не раз заявлявший об ожидаемой дефляции в августе, пересмотрел прогноз в сторону увеличения цен на 0,0-0,1%. Ожидания-2015 оставлены без изменений – 11,9%, хотя глава министерства Алексей Улюкаев еще в июле неоднократно говорил о возможных 10,5%. Консенсус-прогноз финансовых аналитиков, по опросам «Интерфакса» – 11,8%. При этом, однако, эксперты отмечают два еще не реализовавшихся риска: на розничные цены (пока!) не произошло переноса ослабления курса рубля (по некоторым расчетам это может добавить к инфляции до 1,1 п.п.), кроме того, на ИПЦ далеко не в полной мере отразился рост цен производителей, почти вдвое превышающий в годовом выражении потребительскую инфляцию (в конце августа она может снизиться до 14,9% с текущих 15,6%).

Вероятность продолжения роста цен производителей усиливается в условиях фронтальной стагнации промвыпуска. При вялом и не растущем спросе переложить риски в цены – абсолютно естественное поведение компаний нефинансового сектора. Июльсий PMI в обработке (показатель уровня деловой активности) составил 48,3 пункта против 48,7 пункта в июне. Аналогичный индекс для сферы услуг, впрочем, вырос с 49,5 пункта до 51,6 пункта на расширении новых заказов. Но это пока по сути единственная хорошая новость июля.

Консенсус-прогноз его итогов, по опросам «Интерфакса» (первые официальные оценки станут известны 16-17 августа), вовсе не духоподъемен: промпроизводство – стагнация (выпуск потерял в годовом выражении 4,6% и по сути остался на уровне июня), инвестиции – снижение на 8,1% (в июне – на 7,1%), торговая розница – некоторое торможение падения – на 9,2% после июньских 9,4%[5].

Не удивительно, что на этом фоне консенсус-прогноз спада ВВП-2015, по опросам Центра развития НИУ ВШЭ, фактически не изменился – «-3,7%» (месяцем ранее ожидалось «-3,6%»). Миссия МВФ, выпустившая на минувшей неделе очередной доклад по экономике России подтвердила свой диагноз – спад на 3,4%.

Виды на 2016 год у исполнительных директоров Фонда тоже не благостны – рост на 0,2%. В среднесрочной же перспективе потенциальный темп – 1,5%, причем основной риск сбываемости такого не слишком щедрого предположения – геополитическая напряженность. Но и помимо нее целый налицо ряд внутрироссийских сдержек: слабая готовность к ускорению структурных реформ, которые, как считают в МВФ «имеют ключевое значение для повышения потенциального экономического роста»; недостаток приоритетного внимания к мерам, «направленным на укрепление системы управления и прав собственности и упорядочение нормативных положений»; высокие барьеры для торговли, непрозрачные и малорезультативные госинвестиции, низкий уровень конкуренции на внутренних рынках; недостаточно емкая и эффективная финансовая система, обеспечивающая далеко не лучшее распределение капитала[6].

Пожалуй, еще жестче настроения у отечественных аналитиков. Август обнаружил, что «медведи» в родных пенатах покруче и поагрессивней западных. Примечательно, что треть прогнозистов, опрошенных НИУ ВШЭ ждут продолжения рецессии в следующем году. Оставшиеся же две трети резко снизили ожидания роста-2016 с 0,9% до 0,3%. До этого же значения с 1,5% скорректировали оценку в Центре макроэкономического анализа Альфа-банка. Его аналитики уверены, что потенциал роста в 2016-2018 годах остается весьма скромным – 0,5-1,0%.

Оценка принципиальная и на ней стоит остановиться подробнее. Ее авторы полагают, что текущее снижение ВВП – закономерная коррекция после перегрева экономики в 2012-2013 годах, когда рост был выше потенциала вследствие сильного бюджетного стимулирования, во многом связанного с предыдущим электоральным циклом. В 2014 году добавились санкции (средняя стоимость валютных заимствований выросла с 4,8% до 6,5%), сократившие потенциальный темп ВВП на 1,2 п.п. (по максимальной оценке). Сохранение санкционных режимов будет означать ежегодный недобор ВВП около этого значения. Однако в основе торможения лежат куда более фундаментальные факторы: недоинвестирование экономики при до сих пор несостоявшейся производственно-технологической модернизации – средний возраст основных средств производства в промышленных секторах – 15 лет (в металлургии – 20 лет, нефтепереработке – 23 года, производстве машин и оборудования – 17 лет); старение населения и рост демографической нагрузки (18,9 млн. россиян старше 65 лет, численность рабочей силы в 2011-2014 годах сократилась на 400 тыс. человек, на 1 тыс. работников в настоящее время приходится 521 иждивенец); низкий уровень производительности труда (примерно 40% от американского, который вовсе не абсолютный лидер в мире).

С точки зрения мер по ослаблению этих ограничений 2013-2014 годы, отмечают в Альфа-банке, «оказались потерянными», в 2015-ом по ходу рецессии они усугубились еще больше, новый же электоральный цикл может попросту заблокировать структурные реформы (слишком много непопулярных действий придется предпринимать для их продвижения – достаточно упомянуть одну лишь перезагрузку пенсионной системы). По этим основаниям прогноз потенциальных темпов ВВП и снижен максимум до 1% в год.

На риски нового «застоя» указывают и другие аналитические команды. В Центре развития НИУ ВШЭ, например, подчеркивают: девальвационный эффект в плане роста прибыли нефинансового сектора практически «съеден» выплатами внешнего корпоративного долга и обслуживанием кредитов, взятых у российских банков. Но, если прибыль не инвестируется, то устойчивый восстановительный рост откладывается на неопределенное время. При средней рентабельности в промышленности в 14,6% и средней кредитной ставке в 15,5%, другого попросту не дано. В итоге получается, что экономика, достигнув «дна» рецессии, может надолго на нем же и залечь, пока не сложатся мотивации к частным инвестициям.

Опасность вязкой продолжительной стагнации все более очевидна. Будет она длиться месяцы или годы зависит от скорости преодоления структурных ограничений потенциала роста. Усиление или ослабление склонности к этому занятию со стороны госвласти пока остается равновероятным, что еще больше поддерживает ощущения неопределенности у субъектов экономики. Отсюда и выраженный «медвежий» тренд в правке разного рода прогнозов. Август, как месяц повышенного внимания и напряженных ожиданий, эту свою репутацию пока вполне оправдывает.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] По данным агентства Platts, в январе-июне 2015 года цена на нефть «Urals» снизилась по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 46,9% до $57,0 за баррель. Правда, в июне российское «черное золото» стоило $61,4, но уже тогда котировки пошли вниз – на 3,7% к маю.

[2] При этом снижать добычу основные участники этого рынка, судя по всему, не собираются. Согласно данным ОПЕК, в июне картель увеличил ее на 283 тысячи баррелей в день – до 31,38 миллиона баррелей в день. Таким образом, в июне ОПЕК вновь превысила собственную заявленную квоту по добыче в 30 миллионов баррелей в день. Доля ОПЕК в мировой добыче в июне увеличилась до 33,4% с 33% месяцем ранее.

[3] Валютные резервы Китая, крупнейшие в мире, сократились в июле на $42,5 млрд до $3,65 трлн, свидетельствуют данные Народного банка, на опасениях по поводу кризиса на фондовом рынке. Китайский промышленный PMI от Markit и Caixin за июль стал минимальным за 15 месяцев – 47,8 пункта.

[4] В дальнейшем Иран планирует увеличить добычу нефти на 500 тыс. баррелей в сутки, как только будут сняты санкции, а в течение нескольких месяцев – на 1 млн. баррелей в сутки.

[5] При таком «раскладе» единственная компонента, вносящая положительный вклад в ВВП – это чистый экспорт. Но и здесь отмечается нарастание рисков: в январе-июне 2015 года торговое сальдо в сравнении с аналогичным периодом прошлого года сократилось на 15%, то есть на $16,7 млрд. до $95,3 млрд. Доля топливно-энергетических товаров в общем объеме экспорта составила 68,1% (в первом полугодии-2014 – 75,3%. Экспорт нефти вырос на 11,5%, однако доходы от него уменьшились в 1,68 раза (до $48,102 млрд.), экспорт же природного газа и вовсе снизился на 4,1% в годовом выражении.

[6] В МВФ прошлись по «злобе дня», рекомендуя постепенное ужесточение налогово-бюджетной политики на среднесрочном горизонте и приветствуя намерения ужесточить бюджетное правило, провести реформу пенсий, сокращения энергетических субсидий и повышение целевой направленности социальных трансфертов. Согласившись с общим трендом действий Банка России, эксперты Фонда, тем не менее, рекомендовали регулятору обеспечить соответствие режиму таргетирования инфляции программы покупок иностранной валюты для восстановления международных резервов.


Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net