Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Модернизация

24.08.2015 | Алексей Портанский

Три года в ВТО: борьба за выгоды

22 августа исполнилось три года, как Россия стала полноправными членами Всемирной торговой организации. Настало ли время говорить о выгодах нашего присоединения к мировому торговому клубу? В российской экономике нынче нет хороших новостей. Структурный кризис, западные санкции и наши самосанкции не дают оснований рассчитывать на кардинальное улучшение ситуации в обозримой перспективе. В такой обстановке возникают соблазны свалить наши беды на внешние причины – дешевую нефть, происки Запада и др. Членство РФ в ВТО, безусловно, стоит в этом же ряду, по крайней мере, в представлении части общественного мнения.

Если во всей национальной экономике дела плохи, то вряд ли можно отыскать хотя бы какой-то ее сегмент, где картина радовала бы глаз. Внешняя торговля в этом смысле не исключение. Да, пока мы еще сохраняем внушительное положительное сальдо торгового баланса, но не за счет роста экспорта, а из-за значительного снижения импорта, негативный эффект которого ощущают как предприятия, использующие импортные материалы и оборудование, так и простые граждане, вынужденные серьезно урезать свой потребительский набор.

Вопрос «где позитивный результат, где выгода от присоединения России к ВТО?» начал звучать уже в начале лета 2012 г., когда еще не был завершен процесс ратификации документов о присоединении, и страна формально еще не являлась членом этой организации. Вопрос был неуместен своей преждевременностью, тем не менее, звучал он из многих уст. Есть ли объяснение такому парадоксальному образу мышления?

Его истоки надо искать в нашем историческом национальном сознании. Ожидание чуда при собственном бездействии запечатлено в известных образах народных сказок: «скатерть-самобранка», «Емеля на печи» и пр. Уже первый год членства России в ВТО показал, что даже в правительственных инстанциях было распространено серьезное заблуждение относительно последствий присоединения и особенно характера поведения присоединившейся страны в ВТО. Его суть сводится к тому, что выгоды членства должны последовать сами собой в силу самого факта присоединения или как «приз» за долгий и тяжкий переговорный процесс.

У этого заблуждения есть исторические причины. Неучастие СССР и России в ГАТТ/ВТО на протяжении многих десятилетий обернулось неизбежным отставанием как на институциональном уровне, так и в обретении соответствующего опыта. С учетом такой предыстории невозможно, став членом ВТО, немедленно обрести способность защищать свои торгово-политические интересы так же эффективно, как это делают США, ЕС, Канада, Швейцария и другие многоопытные члены Организации. Скорее всего, чтобы достичь уровня этих стран, потребуются определенные усилия и время. Для этого надо постараться максимально использовать накопленный этими странами опыт, чтобы применить лучшее у себя. Поэтому для начала пришлось осознать, что участие в ВТО – процесс более сложный, чем присоединение к этой организации, ибо предполагает эффективное использование целого ряда инструментов торговой политики и торговой дипломатии.

Кроме того, есть общая давно подмеченная закономерность: заметные позитивные эффекты от членства ВТО становятся ощутимыми не раньше, чем через 5-7 лет после присоединения. Напомним также, что переходные периоды у нас по некоторым товарам (легковые автомобили, гражданская авиация) растянуты на семь лет. В нашем же случае позитивный эффект может наступить и позднее – все будет зависеть от нас самих. И здесь уместно еще раз уточнить, почему даже в эту лихую годину России все-таки нужно быть членом ВТО, если, конечно, она намерена стать в будущем экономически сильной, процветающей державой.

О том, что страна исчерпала возможность роста, основанного на масштабном наращивании добычи и экспорта углеводородов, руководители экономического блока российского правительства четко заявляли еще в 2012 г. (насколько к этим заявлениям прислушались на самом верху – это другой вопрос). Минуло каких-то три года, и все убедились в справедливости тех заявлений. В условиях резко ухудшившейся для нас конъюнктуры мировых рынков углеводородов мы сможем сохранить стабильность торгового баланса, только нарастив несырьевой экспорт, ибо сокращению импорта есть разумный предел. Это означает, что потребуется добиться масштабного наращивания экспорта современных товаров и услуг. Но для этого, разумеется, их надо сначала произвести.

Без решительного сдвига к модернизационному пути дальнейшего развития эту задачу не решить. Сегодня, к сожалению, такого сдвига не происходит, но рано или поздно на этот путь придется встать. Далее возникнет вопрос поставки этих товаров и услуг на мировые рынки. Однако рынки готовых товаров, в отличие от рынков сырья, давно поделены и внедриться в них – задача нелегкая. Если производитель и экспортер происходят из страны-нечлена ВТО, то доступ на внешний рынок им вовсе не гарантирован, при этом причину отказа могут даже не объяснять. Членство в ВТО – единственный способ получить в современном мире свободный, беспрепятственный доступ на внешние рынки. Такова главная причина, а лучше сказать, императив российского участия в этой организации.

Было бы неверно полагать, что мы пока не ощутили вообще никаких выгод от членства в ВТО. Уже в течение первого года после присоединения был снят целый ряд дискриминационных ограничений в отношении российских товаров и услуг на рынках ЕС, США, а также стран СНГ. Россия заявила о себе как полноценный и активный участник переговоров в рамках ВТО – в прогрессе, который имел место на последней министерской конференции Организации на о.Бали в декабре 2013 г., был конкретный российский вклад.

Любая страна, присоединившаяся к ВТО сталкивается в первые годы своего членства как с объективными, так и с субъективными проблемами. Очень непростыми оказались, к примеру, первые годы в ВТО для Китая, который был вынужден защищаться от множества обвинений в нарушении взятых обязательств. Претензии такого рода были в течение минувшего трехлетнего периода предъявлены и России. Конкретно торговые партнеры России выдвигали претензии, связанные с запаздыванием, с их точки зрения, снижения пошлин на некоторые товары, чрезмерно жесткими санитарными и фитосанитарными требованиями к сельскохозяйственной продукции, невыполнением некоторых положений соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности и пр.

Практически сразу после присоединения к ВТО Россия оказалась вовлеченной в торговые споры с партнерами. К августу 2015 г. РФ участвовала в двух торговых спорах в качестве истца, в четырех в качестве ответчика и еще в 19 в качестве третьей стороны. В данной статистике нет ничего тревожного или необычного – торговые споры это нормальная практика для членов ВТО, и чем более активную позицию занимает страна в мировой торговле, тем больше она, как правило, вовлечена в торговые споры. Другое дело, что некоторых споров России можно было бы не допустить, если бы решения в сфере торговой политики готовились более тщательно и продуманно. Так, в частности, произошло в случае с жалобой со стороны ЕС осенью 2012 г. по поводу введенного в РФ утилизационного сбора на легковые автомобили. Механизм взимания это сбора был явно не проработан, в результате чего был нарушен принцип национального режима и иностранные партнеры предъявили соответствующие претензии.

Как было сказано, РФ участвует в торговых спорах не только в качестве ответчика, но и в качестве истца, и в этом уже реализуется важнейшее преимущество членства в ВТО – право и реальная возможность защитить собственные экономические интересы, если мы считаем, что партнер нарушил свои обязательства. Два спора, в которых РФ выступает истцом к Евросоюзу – об энергокорректировках и по «третьему энергетическому пакету» ЕС, являются чрезвычайно сложными, они продолжаются и предсказать их финал не возьмется никто. В этой связи нельзя не упомянуть, что в октябре 2014 г., на основе правительственного Постановления заработал «Центр экспертизы по вопросам ВТО», эксперты которого уже участвуют в юридическом сопровождении торговых споров, в которые вовлечена Россия. До сих пор, в отсутствие своих экспертов, российская сторона в случаях торговых споров в рамках ВТО была вынуждена обращаться к иностранным юристам, услуги которых весьма дороги. Формирование своей национальной экспертизы в сфере торговой политики и права ВТО – важнейшая и относительно новая для нас задача, решение которого необходимо довести до конца.

Ситуация с использованием механизма ВТО для разрешения торговых споров серьезно осложнилась в период весны-лета 2014 г., когда в отношении России были введены западные экономические санкции, после чего сама РФ в ответ также ввела запрет на импорт продовольствия из Северной Америки, ЕС и некоторых других стран. В этих обстоятельствах и Россия, и ЕС выступили с заявлениями о намерении подать взаимные и иски в Орган по разрешению споров ВТО. Не исключено, что в действиях и той, и другой стороны действительно можно выявить нарушение норм ВТО. Однако до сих пор стороны воздерживались от формальных жалоб друг на друга, что представляется вполне разумным. Дело в том, что в возникшей весьма напряженной ситуации в отношениях России с Западом и, в частности, с ЕС, предъявление взаимных исков в рамках ВТО, имеющих на самом деле политическую первооснову, выглядело бы скорее как очередной шаг в направлении усиления общего противостояния, с одной стороны, и могло стать серьезным и крайне нежелательным испытанием для самой ВТО, с другой.

Для завершения этого комментария на оптимистической ноте, поводов, к сожалению, пока маловато. А вот для предостережения причины имеются. В стране провозглашен курс на импортозамещение, который многими понят как достижение во чтобы то ни стало самообеспечения по основным группам товаров. Неудивительно, что находится немало желающих бежать впереди паровоза с призывами запретить вслед за западными продуктами питания также и импорт одежды, обуви и, возможно, многого другого. Для местных протекционистов и лоббистов лозунг импортозамещения – прекрасный повод вновь возвести внешние торговые барьеры ради собственной выгоды. Такая тенденция уже обозначилась и если ее не остановить, последствиями неминуемо станут нарушения наших обязательств в рамках ВТО. Возможно, противодействовать протекционизму будет не всегда просто. И это еще раз дает повод подчеркнуть, что членство в ВТО сложнее процесса переговоров о присоединении.

Алексей Портанский – профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net