Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

26.10.2015 | Марина Войтенко

ВВП – плюс три десятых процента

Макростатистика по итогам сентября дала основания для надежд на возможность перехода к позитивной динамике. В годовом выражении Росстат фиксирует замедление спада: в сентябре потери составили 3,8% против 4,6% в августе, в третьем квартале год к году – 4,3%, в январе-сентябре – 3,8%. Согласно расчетам Минэкономразвития, в первый месяц осени-2015 сезонно-очищенный ВВП после нулевого августовского результата вырос месяц к месяцу на 0,3%.

Это дало повод многим наблюдателям для острожного оптимизма. Так, в аналитической записке Barclays Capital говорится: «В целом, мы полагаем, что экономика [РФ] находится около нижней точки своего цикла, и рецессия в дальнейшем не будет углубляться». Правда, эксперты банка отмечают также и отсутствие признаков скорого оздоровления российской экономики.

Официальные же комментаторы уже полмесяца демонстрируют уверенное «воодушевление». Замминистра финансов РФ Максим Орешкин, например, в ходе инвестиционного форума Russia TALK заявил: «Кризис как таковой закончился. Но мы находимся в новой реальности, и новая реальность означает необходимость дальнейших структурных изменений и дальнейшей адаптации на стороне бюджета».

В МЭР уверены, что статистически четвертый квартал-2015 будет лучше, чем третий. Замминистра экономики Алексей Ведев, выступая, 19 октября, на заседании бюджетного комитета Госдумы, заявил, что экономика России уже достигла дна в июне-июле, а теперь стала расти. В годовом сопоставлении тренд проявится позже. Глава ведомства Алексей Улюкаев сообщил в минувшую среду: «Мы рассчитываем, что второй квартал 2016 года относительно второго квартала 2015 года покажет положительное значение». И хотя в целом по текущему году, по расчетам Минэкономразвития, спад составит 3,9% ВВП, зато в 2016-ом возможен рост в 0,7%.

То есть, и по версии МЭР кризис в российской экономике закончился[1]. Главные основания для оптимизма: стабилизация падения сезонно сглаженных показателей доходов населения и торговой розницы, небольшой рост промвыпуска (0,6% к августу – по данным Росстата с исключенной сезонностью; 0,4% – по оценке ЦМАКП), замедление снижения инвестиций до 5,6% в годовом выражении (после 6,8% в августе и 8,5% в июле). Продолжение этих тенденций, по мнению главного экономиста Sberbank CIB Евгения Гавриленкова, может даже привести в 2016 году к росту ВВП в 2,5%.

Большинство экспертов, однако, далеко не столь категоричны и не ожидают оживления экономики раньше 2017 года. И к тому есть свои причины.

Надежд на скорое восстановление потребительского спроса, судя по всему, не питает никто. Торговая розница в сентябре потеряла 10,4% год к году, что гораздо хуже ожиданий рынка (9,3%) и результатов августа (9,1%). Согласно базовому прогнозу Минэкономразвития, показатель в текущем году может упасть примерно на 8,5%. Но этого уровня он достиг уже по итогам девяти месяцев-2015. Восстановление тоже не будет активным. В 2016-ом министерство прогнозирует рост на 0,4% с ускорением темпов до 2,1% в 2017-ом и 2,3% в 2018 году.

Рассчитываемый Центром развития НИУ ВШЭ Сводный опережающий индекс в сентябре десятый месяц подряд оставался в отрицательной области (-2,8%). Значение показателя лучше августовского[2] (-3,6%), но указывает лишь на замедление спада. Так что переход к общеэкономическому росту в ближайшие месяцы выглядит маловероятным.

Противоречивым остается положение в промпроизводстве. При торможении спада (год к году в сентябре – 3,7% после 5,5% в мае, 4,8% в июне, 4,7% в июле, 4,3% в августе, за девять месяцев – 3,2%) предприятия не смогли воспользоваться в полной мере эффектом девальвации рубля, и признаков улучшения внешней торговой позиции по-прежнему не наблюдается. Профицит текущего счета в третьем квартале составил всего $5,4 млрд, а снижение несырьевого экспорта достигло в июле-сентябре 25% (17% за девять месяцев).

Октябрьские опросы ИЭП им. Е.Т.Гайдара показали, что индекс промышленного оптимизма остался в отрицательной зоне – удовлетворенность спросом и ближайшие ожидания на этот счет даже ухудшились. Обследования Росстата также констатировали снижение индексов предпринимательской уверенности в добывающих и обрабатывающих отраслях в октябре по сравнению с сентябрем (на 2 п.п. и 1 п.п. соответственно).

В середине осени баланс оценок респондентами статведомства спроса на их продукцию (портфеля заказов) в добывающих производствах составил минус 21%, в обрабатывающих – минус 40%, в октябре-2014 соответственно – минус 23% и минус 36%. Число пессимистически настроенных руководителей организаций в отношении текущей экономической ситуации на своих предприятиях превышает число оптимистов: на 7 п.п. в добыче полезных ископаемых и на 13 п.п. – в обрабатывающих производствах. Улучшений же в ближайшие полгода ожидают в первом случае лишь 16%, во втором – 22%.

Замедление инвестиционного спада, полагают эксперты, может оказаться неустойчивым. По расчетам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в августе и сентябре объем предложения инвестиционных товаров начал увеличиваться. В среднем за третий квартал его прирост с исключенной сезонностью оценивается в 1,3% в месяц. Впрочем, это – лишь первые и еще не вполне убедительные признаки повышения инвестактивности. По итогам третьего квартала уровень показателя был на 20,8% ниже значений годичной давности (в том числе в сентябре – на 17,2%). В ЦМАКП отмечают, что оживление связано, прежде всего, с заметным восстановлением импорта машин и оборудования и, в гораздо меньшей степени, собственно российского производства.

При этом наблюдается тенденция к сокращению объема прибыли предприятий и организаций – традиционно главного источника вложений в основной капитал (до 80%). За восемь месяцев сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) вырос на 23,9% в годовом выражении и составил 5,85 трлн рублей. Но уже в августе (год к году) упал в 4,4 раза до 127,2 млрд рублей, а 30,7% российских предприятий по итогам января-августа оказались убыточными. Этот обвал привел к тому, что в сентябре после четырех месяцев восстановительного расширения корпоративного кредитования было вновь зафиксировано его сжатие – прибыли едва хватает на обслуживание ранее взятых займов. Банки без учета Сбера за девять месяцев текущего года тоже получили убыток в размере 84 млрд рублей.

Эксперты уверены, что мотивации к инвестициям в немалой степени связаны с падением темпов инфляции. Прогнозы ЦБ РФ о ее уровне-2015 в 12-13% (МЭР ожидает, что в октябре-декабре цены ежемесячно будут расти на 0,5-0,6%) и 5,5-6,5% в 2016 году – довольно реалистичны. Но это лишь одно из необходимых условий. Еще более существенны для бизнеса – определенность и предсказуемость экономической политики и стабильность «правил игры». С этим дело обстоит гораздо хуже. Более того, появляется все больше «отрицательной определенности».

Бюджет-2016 заточен на удержание ситуации от ухудшения, но не на стимулирование роста; доля непроизводительных расходов продолжает понемногу увеличиваться. В проекте финплана страны, внесенного 23 октября в Госдуму РФ, на социальную политику, оборону и безопасность приходится более 60% всех расходов, на экономику – лишь 13%.

Вопрос об уровне тарифов инфраструктурных монополий на следующий год окончательного решения не получил. Направления структурных реформ по-прежнему неочевидны, а прогнозы дополнительных нефтегазовых доходов при росте налоговой нагрузки на сектор все менее реалистичны. На этом фоне вполне логичной выглядит оценка главы МЭР Алексея Улюкаева: «нынешний бюджет обречен на то, что он не может определять ориентиры и приоритеты развития, не может помочь разделить риски с бизнесом».

Неопределенность по поводу содержания структурной повестки правительства (приоритетов и сроков принятия необходимых мер), между тем, неизбежно ведет к появлению разнообразных альтернативных предложений. Одно из них – представленный на прошлой неделе доклад «Столыпинского клуба[3]», обозначенный авторами как «системный подход» к созданию экономики будущего роста, в основе которого лежат принципы «рыночного реализма».

На первый взгляд, сумма основных идей, действительно, объемлет многое[4] и нацелена на достижение амбициозной цели – рост ВВП на 10% в год. Более тщательное «вскрытие», однако, показывает, что в миксте из ослабления бюджетной (через разнообразные налоговые льготы) и денежно-кредитной (благодаря целевой раздаче дешевых кредитов) политик, введения валютных ограничений и учреждения новых институтов (например, центра стратегического управления с особыми полномочиями, подчиняющегося непосредственно Президенту РФ) как-то сам собой растворяется все еще рыночный характер российского хозяйства. Основание для такого «диагноза», уже поставленного докладу многими деловыми СМИ, – искажение практически каждым из пунктов предложений конкуренции, ее вытеснение на обочину реальной экономической жизни и сведение до уровня ритуального заклинания. Другой «гвоздь в каше» – превращение Центрального банка из монетарного и финансового регулятора в суперинститут развития, обязанный принимать на себя риски кредитуемых им инвестпроектов. Вопрос, что в этом случае у «рыночников-прагматиков» остается от рыночной экономики, оказывается без сколь-нибудь внятного ответа.

Заметим, что инвестиционный спад стартовал еще в 2012 году при невысокой ключевой ставке ЦБ РФ за пару лет до ее драматического повышения. Ровно тогда же началось и резкое замедление экономики. Поэтому условия кредитования, безусловно, важны, но вторичны. В основе же – общее ослабление доверия бизнеса к регулятивным действиям государства, постоянно меняющим «правила игры» и год от года умножающим разнообразные «индивидуальные» исключения из них. Доклад «столыпинцев», кстати говоря, является, по сути, зеркальным отражением этой практики – если другой не дано, то ее то и надо «оптимизировать».

Путь по сути тупиковый. Другие же маршруты пока, к сожалению, тоже не слишком очевидны. В итоге обозначившиеся «три десятых процента» ВВП могут оказаться как прологом к ускорению восстановительной динамики, так и признаком начала длительной стагнации. И слабый спад, и вялый рост в 2016 году пока равновероятны. Куда подвинутся чаши весов, покажет предстоящая бюджетная дискуссия. Возможность несколько развернуть бюджет-2016 к усилению повышательных тенденций в российской экономике все еще сохраняется.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Стоит отметить, что в Банке России в отличие от представителей финансово-экономического блока правительства более сдержаны в оценках, отмечая лишь первые «признаки стабилизации российской экономики».

[2] Положительный вклад внесли динамика закупок сырья в промышленности и новых заказов. Первый показатель, хотя и оставался в отрицательной области, но минус по сравнению с предыдущими уровнями был незначительным. Второй – и вовсе вышел в плюс, правда, по величине тоже совсем небольшой.

[3] См. статью «Столыпинский клуб: презентация программы «Экономика роста» в текущем выпуске мониторинга

[4] Среди предложений: реализация политики низкого ссудного процента (4-5%); стабильное занижение курса рубля; реформа ценообразования на услуги естественных монополий; низкие налоги на новые производства, высокие – на потребление и природную ренту; вовлечение земли как актива в рыночный оборот; реформирование контрольно-надзорной деятельности органов госуправления; повышение эффективности госрегулирования бизнеса; создание «электронного государства»; снижение таможенных пошлин на финуслуги и инвестиционные товары, повышение – на потребительские; реформа межбюджетных отношений и др.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net