Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

27.11.2015 | Борис Макаренко

Надо ли бояться «Активного гражданина»?

Вокруг одного из голосований на сайте «Активный гражданин» разгорелась нешуточная борьба. Возглавивший ее общественный активист Леонид Волков спрашивает себя сам: «Ну что ты так вцепился в «Активного гражданина?» Поэтому не будем повторять этот вопрос, а задумаемся над существом его обличительного пафоса в адрес московской мэрии и опросов на этом сайте. Вопросов тут немало, прямо не знаешь с чего начать.

Преступление?

Начнем с повода для этого крестового похода: обвинений Леонида Волкова в искажении результатов голосования по поводу переименования «Войковских» - станций метро, железной дороги и транспортно-пересадочного узла. Если он считает, что здесь мэрия совершила преступление (упоминая именно этот казус в своих заявлениях в Следственный комитет и Прокуратуру с требованием проверок и возбуждения уголовных дел), то первый вопрос, который должен задать самый желторотый следователь: а в чем у этого преступления мотив? Зачем городскому правительству подделывать результаты голосования? Все, что я слышал и читал на эту тему, свидетельствует: у городской власти нет ни идеологической, ни политической неприязни к тому, чтобы стереть с карты столицы имя цареубийцы, тем паче, что за это высказывалась и РПЦ. Напротив, этот вопрос самой властью и вынесен на голосование (что противоречит другой критической стреле в адрес «Активного гражданина», что на нем обсуждаются только угодные власти инициативы). Поэтому все прочие инвективы в адрес, по меньшей мере, этого голосования придется «делить на десять»: в фальсификации результатов не просматривается никакого интереса власти.

Электроннная – точно, но демократия ли?

По собственному – опять же – признанию, пафос г-на Волкова продиктован его страстью к электронной демократии. Попробуем разобраться, о чем речь. Осмелюсь утверждать: никакой электронной демократии как самостоятельного института, заменяющего демократию допотопную и неэлектронную, нет и вряд ли будет. Если в стране демократия в дефиците, никакие электронные примочки ее не построят. А если есть – то все большая часть демократических процедур будет использовать современные электронные средства: в Афинах голосовали керамическими черепками, на Новой Гвинее – чуть ли не набедренными повязками. Мы вот уже на бумаге научились отметки ставить и даже в электронные КОИБы эти бумаги засовывать. А в Эстонии можно и через Интернет проголосовать, но только по собственному выбору и – заметим – при условии, что ни у кого в обществе нет сомнений в честности учета и подсчета голосов. А есть сомнения – милости просим по старинке в кабинку на избирательном участке. Так что, электроника как удобство для выражения мнений – да, пожалуйста, как замена «доэлектронной» демократии – не выйдет.

Что об электронной демократии г-н Волков думает сегодня, я попытался узнать, воспользовавшись любезно предоставленной им ссылкой на второе издание своей книги. Только, как на грех, по этой ссылке не открывается ничего, кроме рекламы ЖК «Солнечная система» (враги подстроили? Мошенничество? Срочно в Следственный комитет с заявлением!). Так что, придется вспомнить, что я про эту демократию слышал из уст самого автора лет пять назад. Помню, что я ему сказал в ответ: из четырех базовых основ свободного и справедливого голосования этот проект «облачной» (т.е. электронной) демократии отрицал как минимум три: электронное голосование не может быть всеобщим в стране с вопиющим «цифровым разрывом», т.е. наличием значимой части общества, которая не хочет и/или не может пользоваться интернетом; тайным – достоинство бумажного бюллетеня хотя бы в том, что по нему самый зловредный административный ресурс не может отследить, кто за кого проголосовал, и равным - поскольку при самой мощной системе регистрации невозможно доподлинно установить, кто нажал на кнопку Send на компьютере или мобильном устройстве (или на нескольких, как, по предположению г-на Волкова, происходит голосование в «Активном гражданине»).

А раз электронной демократии нет, то и «Активный гражданин» так нельзя называть (равно как и упрекать его в отсутствии демократии). Говорю это г-ну Волкову, готов повторить и чиновникам от городской власти, из уст которых порой можно было услышать похожие слова. Во всех официальных документах (в первую очередь – в публичной оферте сайта) употребляются куда более корректные формулировки: «опросы», «интерактивное взаимодействие», «выявление и последующий учет мнений». «Активный гражданин» – процедура демократичная, но не демократическая – последняя обязана иметь и куда более жесткую процедуру и обязательный порядок имплементации. Разница между этими понятиями – как между словами «государь» и «милостивый государь». Да, в «Активном гражданине» есть, что совершенствовать, к чему мы еще вернемся. Но начнем с конкретных претензий г-на Волкова к проанализированным им итогам голосования по переименоваю «Войковских».

Графики, графики…

Злостно сфальфисицировав – по утверждению г-на Волкова – результаты голосования (непонятно, ради какого профита), городская власть выложила в открытый доступ логи голосования – видимо, чтобы облегчить народным мстителям процесс разоблачения.

Большая часть разоблачений – это про «накручено» и «фальсифицировано», «не соответствует реальному волеизъявлению избирателей». С признанием, что доказать эти нарушения трудно. Я бы сказал, что не «трудно», а «даром не нужно», потому что такое голосование – не выборы органа власти, а социологический опрос. Гражданин выражает мнение, эмоцию, настроение, а не принимает решение «за красных» или «за белых». Применять к такой процедуре требования жесткой регистрации – стрелять из пушек по воробьям.

По поводу конкретных претензий, не вдаваясь в «электронные детали», скажу, основываясь на «рассекреченных» обобщенных данных об этом опросе:

1. Результаты (35% – за переименование, 53% – против) не удивляют. Одни не знают, кто такой Войков, другие – что он царя убил, а еще большее число - против любых перемен, которые хоть чуть-чуть нарушают привычный уклад жизни. Последнее меня, убежденного сторонника модернизации России, угнетает еще больше, чем быстрое забвение большевистских преступлений. Но есть факт. Утешает, что хотя бы треть общества захотело стереть это имя из числа московских топонимов.

2. «Подневная» динамика голосования также вполне рациональна. Имея опыт проведения экзит-поллов, могу отследить ту же динамику: в первые часы преобладает «традиционалистское» голосование – быстрее голосуют те, кто рассматривает этот акт как социальную обязанность, потом повышается доля более либеральных и нонкоформистских граждан. Мы видим эту картину в период с 6 по 13 ноября.

3. «Почасовая» динамика, если рассмотреть ее не на интервале двух дней (как делает г-н Волков), а на всем периоде голосования, показывает картину, которую трудно назвать искусственной – и колебания существенны, и «всплески» за ту или иную точку зрения - все это видно на нижеследующем графике, построенном на обнародованных данных:

4. Вполне внятная и логичная картина наблюдается и по другим подвыборкам: можно «вычислить» немосквичей (их 7%, причем среди них выше поддержка переименования, т.е. «идеологическое» голосование), видно, что те, кто живет ближе к «Войковским» (жители Северного и Северо-Западного округов и особенно района «Войковский») на 10-12 пунктов чаще поддерживают вариант «ничего не менять» - их это переименование затронуло бы сильнее.

По всем параметрам – опрос как опрос…

Что делать с «Активным гражданином»?

Первый и главный совет – воздержаться от любых крайних оценок. Как и всякий опрос, «Активный гражданин» - это инструмент, а любой инструмент помогает решать конкретный набор задач и требует совершенствования. Недавно консультировал одну магистерскую диссертацию, в которой сравнивались модели «электронного правительства» в крупных европейских городах. Так вот, опросы общественного мнения в них занимают скромное место, хотя сами механизмы электронной коммуникации власти с обществом активно развиваются. Очевидно, именно опросы как одна из форм такой коммуникации там не востребована, а потому аналогов «Активного гражданина» там нет.

А у нас? Дефицит такой коммуникации и слабость института местного самоуправления и гражданского общества в России – удручающая реальность. Отсюда и потребность в таких «ненавязчивых» формах как массовые опросы. Так что сам факт появления «Активного гражданина» - логичный шаг: власть хочет получить хоть таким образом «обратную связь» от общества – пусть и ценой раздачи мелких благ самым активным пользователям.

В чем упрекают «Активного гражданина»? В непрозрачности? Давайте воспользуемся прецедентом с «Войковскими». Было бы полезно, если по каждому голосованию был бы доступен хотя бы базовый набор данных, предоставленных обществу в упомянутом случае, а по особому запросу – и более широкий объем деперсонифицированных данных. Это – логичное развитие сайта, на котором собственное голосование с недавних пор стало можно проверять. И обязательно указывать, какая доля голосов подана немосквичами. Соответственно, и регистрацию в «Активном гражданине» для немосковских номеров, может, стоило бы отменить.

Упрек в том, что темы для голосования подбирает власть? Очевидно, что «Активный гражданин» - это механизм информирования общества о повестке дня власти, привлечения его внимания (и, конечно, стремление заручиться поддержкой) к ее приоритетам. Совершенно нормально, если вспомнить о том самом «дефиците коммуникации». Чтобы таких упреков не было, возможно, стоило бы дополнить механизм таких голосований еще одним элементом: предусмотреть возможность петиций о вынесении на голосование той или иной темы. Например, если определенное число москвичей высказалось (электронно) за проведение опроса по какой-то теме, то – по заключению городской Общественной палаты - «Активный гражданин» обязан вынести этот вопрос на голосование. Набор тем для таких петиций можно ограничить теми же рамками, которые установлены для тем городского и общероссийского референдума.

И последнее: продолжаю настаивать, что электронные инструменты – не подмена, а дополнение к уставным процедурам. Если кому-то нравится называть это «референдумом», то запретить это сложно, но это не более чем «фигура речи». Опрос есть опрос. Предусмотренные законом общественные слушания он может дополнять, но не заменять.

Да, и в качестве постскриптума. Я спорю с г-ном Волковым как политолог и социолог. Поэтому любезно прошу его: не следуйте в моем случае совету Вашего соратника Алексея Навального «скормить всех политологов животным в зоопарке». Я невкусный. Пожалейте зверей – за них бюджетные деньги плачены.

Борис Макаренко - председатель правления Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net