Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

07.11.2005

НАРОДНЫМ ЕДИНСТВОМ - ПО ИНОРОДНОМУ

В пятницу 4 ноября, когда страна в первый раз отмечала День народного единства, в центре Москвы прошел марш, который его организаторы назвали "маршем против оккупантов", либеральная оппозиционная пресса окрестила "фашистским мероприятием при поддержке властей", а центральные каналы обошли вниманием, попросту воздержавшись от каких бы то ни было оценок. По разным оценкам, в шествии участвовало от двух до пяти тысяч человек - по нынешним аполитичным временам внушительное количество. В связи с чем возникает вопрос о допустимости проведения таких мероприятий и угрозе, которую они представляют. Мнения Дениса Драгунского, Глеба Павловского и Виктора Милитарева.

Денис Драгунский, научный руководитель РНИ "Общественный договор":

Когда в двадцатые годы под Красной площадью прорвало канализацию и Мавзолей затопило, сами понимаете, чем, патриарх Тихон сказал: "По мощам - и миро".

Так и тут: какой праздник - так и отмечают. Ведь в чем идея праздника, какое событие, какую дату отмечают? День, когда из Москвы прогнали чужаков. Не то чтобы я одобрял польскую интервенцию, но идея праздника именно в том, что русские и татары объединились и прогнали поляков. То есть это "дружба народов" по толкованию армянского радио, которое в анекдоте, отвечая на соответствующий вопрос, сказало так: "Дружба народов - это когда все народы: армяне, русские, евреи, татары, монголы и грузины и все-все-все объединяются и идут бить морды азербайджанцам".

Поэтому я удивляюсь, что в такой день возбудились именно эти силы.

Конечно, нацистский марш - это плохо. Но в любой стране всегда довольно много нацистов и прочих фашиствующих элементов. Плохо не то, что есть фашисты, плохо то, что, например, "Единая Россия" не вывела в ответ 20 тысяч человек, которые бы промаршировали "против фашизма". Ведь они говорят о многонациональности, о недопустимости фашизма, так вот всей яркостью триколора они должны были разогнать нацистов. А потом устроить им налоговую проверку. Нет, ничего подобного не было.

То ли это тайный страх, то ли тайные симпатии.

В любом случае это неприятная история. Хотя с точки зрения формальной демократии, поскольку не было никаких конкретных лозунгов, призывающих к насилию или к изгнанию кого-то по национальному признаку, то и придраться не к чему. Ведь с лозунгом "Россия для русских" не поспоришь, в нем же не говорится "Только для русских", не говорится, что Россия не для татар.

Но дело в том, что когда в Германии или Франции собираются нацисты на митинги, их охраняет большое количество полицейских, поскольку слишком много граждан, которые хотят им "помешать высказывать свои взгляды", или, попросту говоря, хотят их за эти взгляды побить.

Виктор Милитарев, вице-президент Института национальной стратегии:

Изначально мероприятие было организовано близкой к администрации президента организацией Евразийский союз молодежи. Мероприятие было не санкционировано властями, а разрешено, с посылом "если получится - молодцы, а не получится - ответите". На первом этапе подготовки предполагалось, что мероприятие будет "антиоранжевым" и призванным показать, что в России есть молодежь, которая возмущена поджигателями оранжевой революции. Параллельно предполагалось поругать Украину.

Но конкурирующие башни Кремля готовы были, если объявленное не удастся, преподнести эту акцию как звериное лицо русского фашизма и пропесочить организаторов по всем каналам российского телевидения.

Оба плана в итоге потерпели крах.

Ошибкой организаторов было привлечь к мероприятию ДПНИ, которые привлекли множество патриотических организаций всех мастей.

Получилось грандиозное шествие, центральной идей которого стала идея ДПНИ "марш против оккупантов (незаконных иммигрантов)". Тема нелегальной иммиграции оказалась главной проблемой для участников марша. То, что нелегальная иммиграция создает в городе и стране благоприятную почву для роста этнической преступности, что иммигранты захватывают рынки и не допускают на них российских фермеров - это реальность. Но под оккупантами все участники понимали разное: кто-то олигархов, кто-то миллионы нелегальных иммигрантов, которые заполонили страну по инициативе "элит" или попустительстве властей.

Настроение на марше было приподнятое, напоминало крупные митинги демократов в 90-е годы, шествие было абсолютно мирное. Хотя были и провокации, которых мы, впрочем, ожидали. Мы ждали молодчиков со свастиками, и они пришли, чтобы позировать перед камерами, в конце шествия увязались бритоголовые с "зигхайлями", сделав нас всех "фашистами".

В реальности шествие было не фашистское, а националистическое. Потому что взгляды у большинства участников прошедшего марша весьма умеренные. А лозунги "Слава России" и "Россия - все, остальное - ничто" вполне позволительны и сопоставимы с американским "Боже, храни Америку" или французским "Слава Франции".

Но когда выяснилось, что пришло не 500 человек, а три-пять тысяч, на фоне того, что происходит во Франции, на высоком уровне было решено замолчать это мероприятие.

В итоге либеральная пресса стала врать, что прошел фашистский марш. А марш был направлен только лишь против иностранцев, которые незаконно находятся в нашей стране.

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики:

Насколько я понимаю, при организации марша в силу дилетантизма организаторов был потерян контроль над составом участников. Когда-то таким же образом дискредитировали себя коммунисты. А журналисты всегда показывают радикалов - они живописные.

Инициаторам нужно поучиться организации таких мероприятий - но это дело наживное.

А замысел марша вполне естественен, поскольку московское правительство годами не решает некоторых проблем. И если проблемы не решаются, то граждане вынуждены называть их вслух своими словами. Я имею в виду прежде всего проблему нелегальной иммиграции и изменение структуры этой иммиграции, при которой возникают неуправляемые даже изнутри национальные диаспоры, инициирующие рост преступности. Власти ничего не делают, а либералы просто замалчивают эту проблему.

Но невозможно же смотреть новости из Франции и не думать о том, что такое может быть и в Москве. А либералы выставляют на выборах в городскую Думу либо клоунов, либо малолеток, которые заявляют, что идут во власть не ради чего-то, а против кого-то.

Я так понимаю, что на марше произошел ряд провокаций. Кому-то нужно было изобразить этот марш как фашистский. В итоге остался смутный неприятный осадок. И осталась, с одной стороны, типичная проблема мегаполиса, единственного города в мире, где политики не только не хотят решать этой проблемы, но и замечать ее. А с другой стороны, проблема оппозиции, которая готова объединиться с кем угодно, хоть с фашиствующими лимоновцами, лишь бы они были против Путина.

Проблема же патриотов-националистов в другом - они никак не могут предложить легальную политическую программу, им сложно выйти из маргинального состояния. Либо это какие-то экзотические образования вроде евразийцев, либо, если они переходят на массовый язык, он сразу же становится языком ненависти. А партия "Родина" наоборот маргинализуется и бежит вдогонку за уличными настроениями. Но для партии, которая планирует идти на национальные выборы, выходить с тезисом "Москва - для москвичей" полнейшее безумие.

А создали эту проблему коммунисты, уничтожив возможность формирования право-традиционалистского крыла. Этот полюс и пытались воссоздать организаторы марша - пока, впрочем, неудачно.

В Москве существует проблема "немосковской Москвы" - глобального теневого сектора, основывающегося на диаспорах и коррупции. А как диаспоры относятся к этнической преступности и как они относятся к радикализации собственной молодежи, этого спросить с них некому. Поэтому пока эта молодежь не начнет кричать "аллах Акбар" и совершать преступления открыто, мы будет стыдливо говорить об общем росте преступности.

Оппозиция не хочет иметь дело с этой реальностью. Власти же сохраняют величайшую осторожность в этом вопросе. А бюрократия сама по себе не может решить эту проблему без поддержки общественных сил, которые и составляют партии и диаспоры.

Лужков под ударами со всех сторон предлагает неэффективный регистрационный режим. Нужен другой режим, но кто его будет предлагать? Президент Путин? Или все-таки общественные силы?

Я думаю, что в противостоянии системы управления Лужкова и новых этнических теневиков с одной стороны и фашизированных националистов с другой, большинство москвичей будут выбирать статус-кво. Следовательно, решение должен предложить кто-то третий.

Однако на любые попытки запретить и упорядочить что-нибудь в этой области сразу же поднимается вой, что нарушаются европейские принципы. Но мы уже видим, к чему они приводят. Нам такого не надо.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net