Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Комментарии

14.12.2015 | Игорь Бунин

2 тур во Франции: сдерживание правых

13 декабря состоялся второй тур региональных выборов во Франции. На фоне шокировавших результатов первого тура, в котором неожиданного успеха добился «Национальный Фронт» Марин Ле Пен к второму туру было приковано особое внимание. Лидеры центристских партий – республиканцев и социалистов – стремились убедить избирателей в угрозе, исходящей от возможного успеха FN. В результате сработала традиционная в таких случаях «республиканская дисциплина», благодаря которой правые не сумели занять первое место ни в одном регионе. Тем не менее, для партии нынешние выборы стали самыми успешными в ее истории и сторонникам Марин Ле Пен закрепиться в политическом классе.

6 декабря во Франции прошел первый тур местных выборов: впервые в истории Национальный фронт занял первое место сразу в шести регионах из 13. Правая партия Марин Ле Пен вышла на первое место и по стране, собрав 30,8% голосов. У Республиканцев 27,2%, у социалистов - 22,7%. «Национальный фронт — отныне первая партия Франция, - заявила Марин Ле Пен. — Французский народ может быть горд... Национальный фронт — единственный кто защищает нацию и национальные интересы, наши традиции и наш образ жизни». 13 декабря состоялся второй тур, на котором Национальный фронт был остановлен с помощью мощной «республиканской мобилизации», благодаря которой партия Ле Пен не победила ни в одном регионе. Республиканцы одержали победу в семи регионах (по предварительным данным, у них 39% голосов), социалисты – в пяти (с 31%), у Национального фронта – 28%.

Республиканцы станут во главе столичного региона Иль-де-Франс, а также регионов Прованс-Альпы-Лазурный берег, Нор-Па-де-Кале-Пикардия, Нормандия, Эльзас-Шампань-Арденны-Лотарингия, Овернь-Рона-Альпы и Земли Луары. Правящая Социалистическая партия победила в регионах Бретань, Центр-Долина Луары, Лангедок-Русийон-Юг-Пиренеи, Бургундия-Франш-Конте и Аквитания-Лимузен-Пуату-Шаранта. На Корсике одержал победу представитель местных националистов Жиль Симеони.

Результаты первого тура стал шоком (хотя ранее опросы и предсказывали высокий результат Национального фронта). Самый высокий результат - 41,9% - Марин Ле Пен собрала в регионе Нор—Па-де-Кале—Пикардия (там особенно остра проблема крупнейшего в стране лагеря нелегальных мигрантов), а ее племянница Марион Марешаль-Ле Пен получила столько же в регионе Прованс—Альпы—Лазурный берег. Еще 39,6% собрал вице-президент FN Флориан Филиппо в регионе Эльзас—Шампань—Арденн—Лотарингия. 31,3% получил другой вице-президент Луи Альо в регионе Лангедок—Руссийон—Миди—Пиренеи.

Результат социалистов в первом туре оказался провальным. В 2010 году они имели большинство в 21 регионе из 22, а после первого тура - всего в трех из 13 (по новому территориальному делению). Лишь в Бретани, где их список возглавил популярный в регионе министр обороны Жан-Ив Ле Дриан, партия в первом туре победила с большим отрывом, набрав почти 35% голосов.

Правые и центристы во главе с Николая Саркози получили в первом туре большинство в четырех регионах: Иль-де-Франс, Нормандия, Земли Луары и Овернь — Рона — Альпы. Сам Саркози сразу после первого тура категорически отверг возможность блокироваться с социалистами ради недопущения победы Национального фронта во втором туре, однако назвал Марин Ле Пен своим главным противником. Такое решение Саркози противоречило принципу республиканской солидарности, предусматривающему необходимость бескомпромиссного противостояния националистам. Оно вызвало неприятие со стороны большей части политического класса Франции, в том числе и в его собственной партии – в целом ряде регионов представители Республиканцев настояли на том, чтобы Саркози не приезжал поддержать их в межтуровый период. Такая ситуация может создать серьезные проблемы для Саркози как возможного кандидата в президенты от Республиканцев на выборах 2017 года. Зато новые возможности может получить Ален Жюппе, главный конкурент Саркози среди Республиканцев. Возникла парадоксальная ситуация – несмотря на победу Республиканцев во втором туре, сам Саркози уже несет имиджевые и политические потери.

В то же время социалисты перед вторым туром призывали голосовать за Республиканцев в трех регионах, а в двух из них, где были особенно сильны позиции FN (Нор—Па-де-Кале—Пикардия и Прованс—Альпы—Лазурный берег), социалисты сняли свои списки, рассчитывая усилить результат партии Саркози в противовес Ле Пен. В третьем регионе (Эльзас—Шампань—Арденн—Лотарингия) руководство социалистов также потребовало снятия списка, но их местный лидер Жан-Пьер Массере отказался это сделать (и был в результате лишен права использовать бренд социалистов).

Понятно, что партия Франсуа Олланда стремились создать задел на будущее, демонстрируя готовность жертвовать текущими партийными интересами ради недопущения успеха Ле Пен. В межтуровый период социалисты резко подняли ставки, стремясь встать во главе борьбы против Ле Пен и подчеркивая максимальные риски, ожидавшие Францию в случае даже частичного успеха FN. «У нашей страны есть два варианта. Один из них - принятие правых идей, которые, по сути, пропагандируют разделение общества. Такое разделение может привести к гражданской войне. Есть и другой вариант - принятие идей Республики и ценностей, предусматривающих объединение. Программа «Национального фронта» - обман. Я уважаю французов, которые делают выбор в пользу этой партии. Можно понять людей, которые голосуют в приступе гнева, но они голосуют за антисемитскую, расистскую партию, которая не любит Республику и обманывает французов», - заявил премьер-министр Манюэль Вальс.

Такая позиция помогла социалистам частично компенсировать результаты неудачного для них первого тура – они проиграли, но не разгромно. Потерю депутатов в двух регионах они компенсировали победой в пяти регионах (отметим, что в еще одном – Иль-де-Франс – разрыв между победившими Республиканцами и социалистами был минимальным, 43 к 42%).

Одним из важнейших факторов высокого результата FN в первом туре стала низкая явка – около 50%. Избиратели, разочарованные в традиционных партиях и не желающих поддерживать Марин Ле Пен, просто остались дома. В городах, где большинство получили кандидаты от FN, уровень абсентеизма был выше обычного. Во втором туре произошла сильная электоральная мобилизация – явка составила 59%, на выборы пришли французы, воспринявшие призывы умеренных политиков о необходимости остановить Ле Пен и посчитавшие эти выборы значимыми для судьбы Франции. Несмотря на ярко выраженное стремление сдвинуться к центру (вплоть до исключения из партии собственного отца, известного своими радикальными взглядами), Ле Пен не смогла убедить избирателей в том, что голосование за ее партию является безопасным для республики.

В результате во втором туре Марин Ле Пен проиграла Ксавье Бертрану в соотношении 58% к 42%. Марион Марешаль-Ле Пен с результатом 55% против 45% уступила Кристиану Эстрози. Филиппо проиграл Филипу Ришеру (36% против 48%), несмотря на «бунт» Массере, список которого получил всего 15%. Характерно, что кандидаты от Республиканцев благодарили левых за голосование в их поддержку. Альо был побежден социалисткой Кароль Дельга: 33% против 44%.

Первый тур выборов стал типичным промежуточным голосованием, на котором, в отличие от президентских выборов, не решается судьба страны. На нем можно было без страха выразить свой ресентимент, свое неприятие нынешней политической элиты, протест против мультикультурального общества, свой евроскептицизм, страх перед террором, неприятие иммиграции и недовольство экономической деградацией страны. Однако перед вторым туром ситуация принципиально изменилась – политическому классу удалось убедить французов в том, что это голосование носит принципиальный характер. Умеренные политики апеллировали к французской исторической традиции, ее республиканским принципам и неприятию крайностей. Таким образом, сработали и республиканская дисциплина, приведшая к резкому росту явки, и электоральный «потолок», свидетельствующий об ограниченности ресурса Ле Пен даже в условиях роста ее популярности. В этих условиях можно считать, что социалисты избежали разгрома и получили ключевую идею для дальнейшей «раскрутки» с прицелом на президентские выборы – необходимость противостояния Ле Пен как угрозе для французской демократии. У Республиканцев может усилиться конкуренция за лидерство, причем Саркози оказывается в невыгодной ситуации, так как ему придется объяснять избирателям свой отказ от жесткого противостояния с Национальным фронтом.

Ле Пен, если не брать в расчет завышенные ожидания, добилась значительного успеха по сравнению с предыдущими выборами – это ее самый высокий количественный результат за всю историю Фронта, теперь она располагает большим количеством собственных «нотаблей» (региональных депутатов). FN становится партией, реально представленной во многих местных органах власти – это повышает авторитет партии, дает толчок партийному строительству. К тому же теперь Марин Ле Пен, очевидно, гарантированно хватит «собственных» подписей под петицией о выдвижении кандидатом в президенты (у нее были большие проблемы с выдвижением в 2012 году, когда не хватало необходимых 500 подписей «нотаблей»). Но на президентских и парламентских выборах ей будет куда сложнее. В борьбе за пост президента против нее будут жестко действовать все основные политические силы, а для получения статуса первой или даже второй партии нужно иметь значительную фракцию в Национальной ассамблее, чему мешает избирательная система. 577 депутатов избираются по мажоритарной системе абсолютного большинства, в два тура – таким образом, в межтуровый период, скорее всего, вновь заработает принцип республиканской дисциплины.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net