Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

15.11.2005

ПРЕЕМНИКИ ПОДОЖДУТ

По мнению руководителя политологического департамента Центра политических технологий Алексея Зудина, истинная картина произошедших в России властных перемен отличается от тех доминирующих сегодня представлений, которых придерживается большинство комментаторов. Так, вместо начала операции "преемник" в реальности имело место понижение Дмитрия Медведева, в ближайшее время можно ожидать усиление влияния силовиков, а главным в произошедших кадровых перестановках было назначение тюменского губернатора Сергея Собянина главой президентской администрации.

- Нынешние перестановки во власти носят широкий характер, в них можно выделить два "кадровых круга": один периферийный (смена полпредов), второй - центральный. Рассуждая о последствиях этих перестановок, я бы различал краткосрочные последствия и возможные долгосрочные.

В контексте краткосрочных последствий есть основания говорить о явном понижении Медведева. По-видимому, это произошло из-за того, что он недостаточно эффективно справлялся со своим кругом обязанностей. В частности, находясь на посту главы администрации, Медведев имел возможность оказать существенную помощь "Газпрому" в борьбе с "Роснефтью". Этот поединок "Газпромом" оказался проигран, что означало также проигрыш Медведева своему - теперь уже бывшему - подчиненному Игорю Сечину. Более того, перемещение Медведева в правительство, скорее всего, уменьшит его возможности помогать "Газпрому" в дальнейшей борьбе с "Роснефтью", которая, судя по всему, продолжится.

И Медведева, и Сечина обычно принято связывать с двумя крыльями в питерской группировке - "гражданскими" и "силовиками". Соответственно, другое краткосрочное последствие - ситуативное усиление "силовиков". В Кремле еще на одного "гражданского" питерца стало меньше. Первым из убывших был Дмитрий Козак. Объективно возможности силовиков влиять на властные решения увеличились. Новый глава администрации, не будучи питерцем, окажется белой вороной и может первое время быть инородным телом в однородном питерском окружении, что тоже ситуативно укрепляет силовиков.

Но есть и более долгосрочные последствия, которые связаны не столько с увольнением Медведева, сколько с назначением Собянина. Это решение можно признать революционным - президент вышел за рамки своей прежней идеологии кадровых назначений, которая носила клановый характер, и заключалась в том, что на ключевые должности назначались "питерцы". Президент, назначив Собянина, вышел за рамки клановой логики.

Многое будет зависть от того, насколько эффективным окажется Собянин на новом месте. Именно эффективность и будет тем главным и единственным ресурсом нового главы администрации, который окажется в его распоряжении. Если он продемонстрирует эффективность, тогда, вполне возможно, ситуативное укрепление силовиков в окружении президента не превратится в долгосрочное.

Можно теоретически предположить, что этим раундом кадровые перемещения не ограничатся, и вскоре после смены главы администрации может смениться и один из его замов, а именно Сечин. Но, я думаю, что его административная судьба будет зависть от того, как будут развиваться отношения между "Газпромом" и "Роснефтью". Если "Роснефть" будет агрессивно оппонировать "Газпрому", шансы на смещение Сечина возрастут.

В свою очередь все эти последствия касаются тех вызовов, которые возникнут в 2007-2008 годах в связи с парламентско-президентскими выборами. Вызовы эти нужно рассматривать на фоне уже сделанных решений, первое и важнейшее из которых состоит в отказе президента Путина идти на третий срок. Это кардинально меняет судьбу политической системы, сформированной за время правления Владимира Путина, которую сейчас принято называть моноцентрической, где все решения замыкаются на главное действующее лицо, а политические институты обладают повышенной открытостью для сигналов из Кремля. Причем система эта центрирована не на институте президентства, а на конкретной фигуре действующего президента. Система с доминантным игроком.

Приняв решение подчиниться конституционной норме, Путин фактически лишил политическую систему, которая сформировалось при нем, будущего. Ведь после 2008 года из нее исчезнет главное скрепляющее звено, и моноцентризм в своем нынешнем виде 2008 год не переживет.

Тут важно вспомнить, что режим Путина создавался в рамках необъявленной политической реформы, которая была легализована только на своем решающем этапе - когда отменили губернаторские выборы и было объявлено о введении пропорциональной системы. А для понимания дальнейших перспектив развития важно в процессе важнейших политических перемен выделять не одну, а две составляющие. Иными словами, Путин с самого начала фактически проводил не одну, а две политические реформы.

На переднем плане оказалась та, которая была призвана покончить с политической системой-наследием Ельцина, главные черты которой - олигархизация, нестабильность и социальная безответственность. Собственно говоря, моноцентрический режим и создавался в русле этой политической реформы. Но вся интрига состоит в том, что процесс политических перемен не укладывался полностью в строительство моноцентрического режима - режима, который заведомо предполагает слабые институты.

Поэтому на втором плане событий происходили перемены, которые сейчас уже можно называть второй политической реформой, основная цель которой состоит в том, чтобы реформировать моноцентризм. То есть моноцентризм, в центре которого конкретная фигура Путина, задумывался как переходная конструкция, потому что длительную устойчивость он демонстрировать не способен. И, что самое главное, не способен к долговременному воспроизводству на выборах.

Моноцентрический режим был не только отрицанием ельцинского, но и его продолжением. Важнейшей линией преемственности было господство кланового начала. И при Ельцине, и при Путине главными игроками были узкие замкнутые группировки. Такие группировки, помимо прочего, программируют всю политическую систему на повышенную нестабильность именно своей замкнутостью - представители других групп не имеют возможность войти в состав победителей, а значит, вынуждены бесконечно воевать с победителями. Данная логика провоцирует постоянные конфликты, непродуктивные и мелочные, облекая всю систему на неустойчивость.

Как известно, судьба кланов исключительно сильно связана с судьбой его лидера. Клан способен сохранять доминирующие позиции, пока у власти находится его глава. Как только глава лишается своего места, клановая группа лишается своих позиций, и ее место занимает другая клановая группа, сформировавшаяся вокруг нового победителя. Хотя в первый период правления режим Путина опирался на союз двух группировок - "семьи" и "питерцев", - это не опровергает клановой логики, поскольку, по общему мнению, Путин таким образом лишь выполнял обязательства, данные своему предшественнику.

Решение президента покинуть свой пост не только лишает систему центрального ядра, но и, по существу, лишает питерцев возможности сохранить свои позиции. А значит, изменение политического режима после выборов 2008 года неизбежно, и содержание "второй" политической реформы как раз и составляет направление вектора перемен.

В чем она заключается? Я бы говорил о трех основных характеристиках. Первая - смена персоналистского режима на режим, который опирается на институты. То есть институционализация. Второе - партизация, усиление роли партий, поскольку именно партия становится таким институтом. И третье - превращение правящей группы из клана в класс. Поясню: для того, чтобы остаться, правящая группа должна изменить свой формат и превратиться из закрытой в открытую, допускающую в свои ряды чужих. Это можно сделать только в том случае, если из неформального образования клан станет образованием формализованным, то есть превратится в политическую партию. Таким образом можно будет перейти от персоналистского режима, неспособного к реинкарнации, к режиму институциональному, который приобретает способность к воспроизводству на выборах, способность выдерживать смену у власти первых лиц.

Эту "вторую" реформу делает реальностью не только факт отказа Путина от третьего срока, но и процесс постепенного повышения политического веса партий, начавшийся в 2001 году с принятием закона о партиях, следующей вехой которого стало введение пропорциональной системы. Следующим важным событием в этом русле было недавнее принятие Госдумой закона, в соответствии с которым право выдвижения кандидата в губернаторы переходит к партии, победившей на местных парламентских выборах. Возможной следующей вехой станет закон о формировании правительства на основе парламентского большинства. О том, что такой законопроект уже готов, говорил на пресс-конференции 15 ноября Олег Морозов.

Назначение Собянина является еще одним шагом в рамках этой "второй" политической реформы - налицо выход за рамки клановой логики.

Поэтому, на мой взгляд, оценивая перспективы проведенных президентом перестановок, правильнее говорить не о старте проекта "преемник", в отношении которого сохраняется по-прежнему много неопределенности, а о том, что началась подготовка к трансформации режима после 2008 года, подразумевающей реформу моноцентризма. Результатом реформы станет неизбежная деконцентрация системы власти. Тот объем полномочий, который сейчас находится у президента, неизбежно будет перераспределен между несколькими игроками-институтами, одним из которых станет доминирующая партия.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net