Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Выборы

30.12.2015

Игорь Бунин: «Общественные настроения в новом году будут определяться состоянием «трёх П»: пассеизма, патернализма и популизма»

Игорь БунинВ преддверии нового года, который станет годом парламентских выборов, Политком.RU обсудил с президентом «Центра политических технологий» Игорем Буниным нынешнее состояние российского общества и основные факторы и сценарии грядущей парламентской кампании.

- Игорь Михайлович, для начала хотелось бы поговорить о тех факторах, которые в настоящее время в наибольшей степени влияют на настроения в российском обществе. Первый фактор – посткрымский консенсус. Насколько актуален он сегодня, по прошествии почти двух лет после присоединения полуострова к России, и насколько это будет оказывать влияние на думские выборы сентября следующего года?

- То чувство гордости, которое вызвало присоединение Крыма, гордости за то, что наша страна сумела сделать столь решительный шаг, по-прежнему сохраняется. Вместе с тем, сегодня о самом факте вхождения Крыма в состав России говорят всё меньше – полуостров стал частью нашей обыденной жизни, к нему привыкли, вопроса о его возвращении в российской политической повестке давно не стоит. Гордость от данного шага постепенно сходит на нет. Однако, совершив большую победу, сегодня Россия попала в международную изоляцию и вынуждена обороняться - на смену гордости приходит чувство «осажденной крепости»: мы находимся во враждебном окружении, должны быть едины и консолидированы, а «заигрывание с врагами» приравнивается к предательству. То есть, феномен посткрымского консенсуса по-прежнему актуален, он укоренился в общественной психологии, однако само чувство стало иным – это уже не победа, а оборона.

- Другой фактор – это экономический кризис и снижение уровня жизни населения. Почему, на Ваш взгляд, до сих пор, несмотря на его углубление, кризис не имеет серьезных политических последствий?

- Прежде всего, стоит отметить, что для российского общества нынешний кризис не носит политического, идейного характера, а является лишь кризисом своего «холодильника». При этом важную роль играет тот факт, что кризис не носит обвального характера. Не произошло резкого падения, как, например, в 1998 году – уровень жизни населения снижается плавно. Люди успевают к нему привыкнуть, включаются адаптационные механизмы. Разумеется, они чувствуют снижение потребления, в их памяти всплывают негативные исторические ассоциации и страхи, однако постепенный, вялотекущий характер нынешнего кризиса позволяет им привыкать к новым условиям и не воспринимать их столь остро.

Также немаловажное значение имеют обещания президента, что кризис будет недолгим. А поскольку к президенту у нас большое доверие, то подобная риторика вселяет надежду и, тем самым, сдерживает недовольство. Правда, сегодня этот фактор постепенно ослабляется – судя по последним заявлениям власти, кризис рассматривается как долгосрочный. Это, конечно, несколько «подтачивает» чувство доверия, но, тем не менее, надежда на то, что «обвала» не произойдет и что Путин сумеет «вытянуть» страну, сохраняются.

Наконец, еще один немаловажный нюанс – это воспоминания о Майдане. Негативные ассоциации, связанные с Майданом и его итогами, которые укоренились у большинства россиян, создают устойчивое неприятие активного уличного протеста как формы политического поведения

- Резюмируя, можно сказать, что общественные настроения, несмотря на все сложности, в настоящее время характеризуются как относительно стабильные и благоприятствующие инерционному сценарию?

- Да. Наиболее вероятным сценарием, по которому пройдут думские выборы, действительно, является инерционный – то есть сохранение общего расклада сил, который существует сейчас, с незначительными изменениями, вызванными переходом к смешанной системе. «Единая Россия» снова окажется первой партией, хотя и, возможно, у неё не будет большинства. Остальные места по спискам займет КПРФ, которая станет основным оппонентом власти, но всё же вряд ли опередит ЕР и останется в меньшинстве, а также союзнические партии, доказавшие свою лояльность, «Справедливая Россия» и ЛДПР. И, кроме того, будет корпус одномандатников, которые в любом случае будут вынуждены согласовывать свою парламентскую работу с властью.

- Но все же до выборов еще почти 9 месяцев. Существуют ли факторы, создающие риски нынешнему инерционному сценарию, которые еще могут актуализироваться и повлиять на их исход?

- Можно назвать несколько тенденций, которые заставляют сделать определенные оговорки, когда мы говорим об инерционном сценарии.

Во-первых, это пассеизм. Фактически мы смотрим в прошлое, вспоминая советские времена, когда мы были сверхдержавой. Показательный случай был на одной из наших фокус-групп: респондент из рабочей среды долго жаловался на тяжелую жизнь, невыносимые условия работы, снижающийся уровень жизни и так далее, а потом он воскликнул: «…но когда я вспоминаю, как Каспийская флотилия запускает ракеты, сразу душа радуется!». Подобные пассеистские чувства стали вновь актуальны, но в то же время они требуют и постоянной подпитки в виде новых побед и достижений на внешнеполитической арене. В то время, как возможностей для такой подпитки становится все меньше. На Украине победы невозможны, поскольку этот конфликт находится в полузамороженном состоянии. В Сирии ситуация усложняется и не обещает легких достижений. Таким образом, резко возросшее чувство национального величия требует новых побед, возможности для которых сокращаются.

Во-вторых, это патернализм, который всегда был важным элементом поддержки режима, но сегодня может оказаться в некотором кризисе. Дело в том, что суть патернализма – в постоянной «раздачи» ресурсов. Однако в условиях кризиса ресурсы сокращаются, и возможностей для «раздачи» становится всё меньше. Уже сегодня мы видим, что власть спускается с уровня поддержки больших социальных групп на уровень адресной помощи индивидуальному человеку, что, в частности, было продемонстрировано в случае с мальчиком Матвеем Ивановым в ходе пресс-конференции Путина.

И, наконец, в-третьих, – популизм. Сегодня в российском обществе острее всего стоит запрос на борьбу с коррупцией. Наши фокус-группы фиксируют, что именно коррупция является, по мнению респондентов, наиболее серьезной угрозой России. «Пятая колонна» и внешние враги стоят далеко позади неё – лишь на 7 и 6 местах, соответственно. То есть, в обществе есть серьезный запрос на борьбу с коррупцией. На этой теме, кстати, в конце 80-х поднялся Ельцин. Сегодня власти пока удается блокировать Навального, поэтому лидера, который мог бы эффективно ответить на этот общественный запрос, сейчас нет. Но сам запрос есть, и он весьма сильный. Более того, после выступления дальнобойщиков появилась новая антиолигархическая волна. Теперь у коррупции есть конкретное персональное воплощение, «лицо» - это Ротенберг. Еще недавно о Ротенберге не знал никто, сегодня же его знают все, он стал своеобразным символом коррупции. Вдобавок к этому есть ряд других нерешенных проблем – Сердюков с Васильевой, которые так и не были должным образом наказаны, и новая проблема с Чайкой. Всё это будет способствовать росту популистских настроений.

Таким образом, риски для инерционного сценария можно представить в виде короткой аббревиатуры и трёх «П»: пассеизм, патернализм и популизм. Или, иными словами, становится меньше хлеба (распределяемых ресурсов) и меньше зрелищ (внешнеполитических побед и антикоррупционных процессов)

- Но успеют ли эти тенденции развернуться в полную силу и оказать влияние на результаты думских выборов?

- Думаю, всё же не успеют, и для власти эти выборы, как я уже говорил, пройдут по инерционному сценарию, однако оппозиционные партии, вероятно, смогут что-то с этого получить. Прежде всего, прирост получит КПРФ как самая оппозиционная парламентская партия (и здесь нам не следует забывать об иркутском прецеденте, в котором ресентимент граждан привел к широкой протестной мобилизации во втором туре кампании, и кандидат, набравший в первом туре 49,6%, в итоге проиграл). Кроме того, нельзя исключать и дополнительные голоса для «Справедливой России», которая заняла позицию поддержки президента во внешней политике, но при этом критикуя правительство за провалы в социально-экономической сфере. И, конечно, блестящий талант Жириновского может дать его партии определенный прирост.

Таким образом, мы получаем, что «Единая Россия», скорее всего, не наберет 50% - по нашим оценкам, ее результат будет, примерно, процентов 40-45. Оставшееся придется замещать одномандатниками. Но одномандатники – более сложные переговорщики. В результате, следующий парламент будет, по-прежнему, лояльным, но всё же это будет уже не тот раболепный парламент, который мы имеем сегодня. С депутатами придется работать, договариваться, платить им. В определенном смысле мы возвращаемся к ситуации до 2007 года.

- И последний вопрос: как выступят оппозиционные ПАРНАС и «Яблоко»?

- Утверждение Касьянова первым номером в списке ПАРНАС было вынужденным решением – в его руках партийная лицензия. Но вместе с тем этот шаг фактически хоронит любые перспективы преодолеть 5%-ый барьер. Все-таки с Касьяновым и его образом «2%» будет очень сложно добиться успеха. Думаю, они на это и не рассчитывают.

Что касается «Яблока», то основная проблема этой партии заключается в том, что эта партия не дает эмоции. Это старая партия со старой идеологией, старой риторикой – это приевшаяся, надоевшая партия. Если бы они пошли на серьезное обновление, например, выбрали председателем партии Шлосберга, это дало бы эмоцию и привлекло бы дополнительных избирателей. И тогда, возможно, им удалось бы преодолеть 5%-ый барьер. Но в таком виде, в каком эта партия собирается на думские выборы сейчас у неё крайне мало шансов на это. Впрочем, 3%, думаю, они всё же получат.

Беседовал Роман Ларионов

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

17 января прошла большая пресс-конференция Сергея Лаврова по итогам деятельности российской дипломатии в 2016 года. Во время общения российского министра иностранных дел с журналистами закавказские сюжеты не фигурировали в числе приоритетных тем. Намного чаще в фокусе внимания оказывались перспективы нормализации отношений между Россией и США при новой американской администрации и разрешение конфликта в Сирии.

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net