Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Политклуб

25.05.2001 | Алексей Макаркин

Как американцы Родину не любят

Книга Пола Холландера «Антиамериканизм» (СПб.: Издательство «Лань», 2000) посвящена не тт. Зюганову, Анпилову и Лимонову, как это можно было бы подумать, прочитав ее заголовок. Лишь меньшая часть книги заполнена характеристиками оппонентов США из Западной Европы, Мексики, Канады и др. Зато главные герои книги - сами американцы, причем не простые, а «статусные»: профессора, писатели, кинематографисты, журналисты. Всех их, по мнению автора, объединяет одно - они не любят свою Родину, не отождествляют ее интересы со своими, а, напротив, готовы броситься в объятья любым ее критикам: от Фиделя Кастро до никарагуанских сандинистов.

Явное неприятие автором подобного типа сограждан объясняется, в частности, подробностями его биографии. Пол Холландер родился в Венгрии, и в молодости испытал все преимущества жизни в государстве, где строился социализм. В 50-е годы ему не дали поступить в университет, зато выслали вместе с семьей в деревню, затем направили служить в стройбат, а в довершение всего разрешили вернуться в Будапешт и поступить чернорабочим на стройку. Лишь в конце 1956 года, сразу же после того, что сам Холландер называет Венгерской Октябрьской революцией, ему посчастливилось перебраться в Австрию. Дальнейшая его судьба развивалась совершенно иначе: Лондонская школа экономики, докторская степень по социологии в Принстоне, ведение семинаров в Гарварде и, наконец, должность преподавателя Массачусетского университета в Амхерсте.

Понятно, почему Холландер не только как ученый, но и как человек ценит демократические свободы. И не принимает правила «хорошего тона», требующие уважать права диктаторов на своеобразие (например, в форме пыток или арестов политзэков). А эти правила, как на многочисленных примерах показывает Холландер, утвердились среди значительной части американской «образованщины», которая считала логичным и нормальным, что сандинисты в Никарагуа в 80-е годы закрывали оппозиционную газету (ведь она против революции!), депортировали индейцев мискито (ведь это временно!), арестовывали политических противников (они все пособники бывшей диктатуры!), откладывали выборы (в конце концов, формальная демократия - это не главное!). Зато в собственной стране, где ничего подобного нет, такие люди видят признаки надвигающегося фашизма, произвола, дискриминации и прочих ужасов.

Пол Холландер приводит немало примеров агрессии со стороны американских радикалов в отношение несогласных с ними - их избивают, им угрожают, устраивают «кошачьи концерты» во время лекций (представляю, как трудно приходится самому доктору Холландеру, так как в его университете левых еще больше, чем в среднем в вузах США). А слова одного учителя в средней школе в Бруклине о том, что чернокожие диктаторы угнетают людей не меньше, чем белые в ЮАР (дело было в 1989 году) вызвали погром в этом учебном заведении и отстранение «виновного» от работы. «Неполиткорректный» автор фактически связывает с антиамериканизмом многие признаки американской политкорректности, вызывающие шоковое состояние у оказывающихся за океаном россиян: постоянная борьба со зловредными расистами, воинствующий феминизм, лихорадочный поиск угнетенных с тем, чтобы защитить их (при этом в разряд «униженных и оскорбленных» попадает большая часть населения страны). Впрочем, сам Холландер демонстрирует рамки этой тенденции: она ограничена средой левых интеллигентов.

С чем же связан антиамериканизм американцев, причем часто весьма преуспевающих и образованных? Холландер ищет ответ в психологических особенностях людей: «Растерянность, тревоги и возмущение критиков американского общества - причем, более американских, чем зарубежных - питаются из неиссякающего источника фрустраций их собственных неустанных и бесплодных усилий найти смысл жизни». Отсюда и постоянные метания от одного левого кумира к другому (когда предыдущий оказывался слишком скомпрометирован).

Книга Холландера показывает и высокую степень терпимости демократического общества к такому, прямо скажем, девиантному поведению значительной его части. Лишь когда радикалы идут на совершение уголовно наказуемых насильственных деяний (например, в знак очередного протеста захватывают какое-нибудь здание) к ним применяют санкции - впрочем, весьма умеренные и часто не сказывающиеся на их дальнейшей карьере. Конкретные примеры приведены в книге. Такое поведение американцев, на мой взгляд, свидетельствует не о слабости демократии, а, напротив, о сознании ею своей силы.

"Ложкой дегтя» (впрочем, не зависящей от автора) является перевод. Так, сандинистский команданте Томас Борхе назван Боргом (Бьерном что ли?). Покойный панамский лидер Торрихос дважды именуется Торресом (забавно, что это фамилия другого левонационалистического генерала, недолго правившего Боливией). Чернокожий мужчина, мэр Вашингтона Мэрион Бэрри оказывается в русском переводе женщиной. В авторском предисловии, специально написанном для русского издания, сказано, что к печати готовится еще одна книга Холландера: «Политические пилигримы: Путешествия западных интеллектуалов в Советский Союз, Китай и на Кубу в 1928-1978 гг.». Хотелось бы, чтобы «ляпов» в переводе было бы поменьше.

Алексей Макаркин - руководитель Департамента аналитических исследований независимого фонда «Центр политических технологий"

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net