Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

05.07.2001 | Борис Макаренко

Грязь и чистота избирательных технологий

В конце февраля на мой вопрос: "Кто победит на выборах в Приморье?" -- депутат Госдумы Виктор Черепков многозначительно ответил: "Победит административный ресурс!" Виктор Иванович оказался прав: "административный ресурс" победил его самого, сняв его с дистанции за несколько дней до второго тура. Правда, насильственное снятие Черепкова, возможно, стало невольным подарком ему: вместо почти гарантированного (при всем уважении к Виктору Ивановичу) поражения во втором туре, он сохранил ауру не побежденного в честном бою и обиженного властью.

Самое интересное, что прием, примененный против Черепкова в Приморье (а ранее опробованный на нескольких других неугодных кандидатах), все чаще называют "избирательной технологией". Поспорим с автором опубликованного на одном популярном сайте по итогам совещания в Центризбиркоме материала, который написал: "PR не бывает черным, а если он черный, то это не PR ". Увы, в реальности дела обстоят с точностью до наоборот. Для российского политического обывателя стало излишне употреблять прилагательные "черный" и "грязный" при употреблении понятий PR и "избирательная технология" - и так все понятно. Высокопоставленный правительственный чиновник жалуется: "Они там в фойе пиар развернули…" (это о раздаче листовок группами "зеленых") - и ясно, что подразумевается "нечестность" приема, примененного против правительственного проекта.

Почему же эти понятия приобретают недобрую славу? Причин, как всегда, несколько. И не будем полностью снимать вины с недобросовестных "пиарщиков" и "технологов", деяния которых получили широкую огласку. Но главное, представляется, все же в другом.

За десять лет далеко не все в истеблишменте и в обществе привыкли к тому, что политика в России стала делом публичным. Наши руководители осваивают навыки общения с народом медленно и не всегда успешно. Если законодателей, губернаторов и мэров жизнь (точнее, регулярные перевыборы) чему-то учат, то в исполнительной власти старая повадка закрытости, забюрокраченности, зарежимленности оказывается удивительно живучей. Умелое публичное поведение таких министров как Александр Лившиц или Александр Починок - это почти исключение, порожденное их личными талантами, а не общим стилем. Общий же стиль заставляет считать приемы и законы публичной политики досадной помехой регулярной работе бюрократов, а потому негативный общественный резонанс на их работу легче всего объяснить происками пиарщиков и технологов, разумеется, грязных и черных.

По тем же самым причинам "технологам" и "пиарщикам" в России объективно приходится выполнять более широкие функции, чем их западным коллегам. У нас слабые партии и неопытные кандидаты - значит, консультантам приходится и предвыборную программу написать (заменить "мозговой штаб" партии), и каналы ее доведения до избирателя выстроить (заменить сеть активистов), и речь с кандидатом отрепетировать (потому что кандидат до этого только перед тещей на кухне с речами выступал). В такой ситуации миф о силе "избирательных технологий" (силе, естественно, злой) получает питательный материал.

А понятие "избирательная технология" оказывается удобным эвфемизмом для оправдания нечистоплотных приемов, в том числе применяемых и самим административным ресурсом. Сняли неугодного кандидата с регистрации, перекрыли ему доступ на телевидение, конфисковали тираж его листовок - это не закон нарушен, а избирательная технология применена… И пойди возрази!

Сказав все это, низко кланяемся Центризбиркому, который на днях собрал консалтинговые фирмы на совещание. Отдадим ЦИКу должное: он уже много лет внимательно отслеживает злоупотребления несовершенством законодательства и пытается (причем не без успеха), ограничить для них поле. Поблагодарим "изберкомовцев" и за честность: они признают, что законодательная норма - не панацея от всех бед, а чрезмерная степень зарегулированности может дать обратный эффект - не устранить злоупотребления, а умножить их. Но главное, нельзя не приветствовать желание ЦИКа наладить регулярный диалог с политконсультантами, поскольку у нас общий главный интерес - сделать выборы честными, сохранить и защитить их легитимность.

Многое из того, что сегодня делается Центризбиркомом (или при его участии) по совершенствованию избирательного законодательства не просто правильно, но долгожданно. Речь идет и об упорядочивании досрочных выборов, и о введении обязательного второго тура на губернаторских выборах. Очень разумна (и нужна как воздух) норма, четко регламентирующая порядок снятия кандидатов (в т.ч. - полный запрет на снятие за три дня до выборов). На естественный вопрос - что делать, если кандидат совершит грубое нарушение именно в эти три дня - есть и ответ: эти действия (вкупе с итогами выборов) можно будет оспорить в суде, только в этом случае для пересмотра уже состоявшихся выборов потребуются действительно серьезные основания.

Очень хорошо, что ЦИК проявил готовность к диалогу по вопросу о фондах на избирательную кампанию. Хотя изначально ЦИК высказался за "равенство" всех кандидатов, т.е. ограничение допустимых трат, но его представители согласились, что "уравнивать в бедности" - не самый лучший выход, а потому можно подумать либо о подъеме планки до реальных размеров, либо о снятии ее вообще на условии жесткой отчетности о реально затраченных средствах и источниках их поступления.

Откликаясь на призыв Центризбиркома к открытости и конструктивному диалогу, позволим себе высказаться по нескольким поводам, которые вызывают сомнения с точки зрения совершенствования избирательного законодательства:

1. "Имеется мнение" о целесообразности регистрации консалтинговых фирм при избирательных комиссиях, организующих каждые конкретные выборы. Авторы этой идеи избегают понятия "лицензирование", которое находится в явном диссонансе с общей тенденцией существенного ограничения "разрешительных" практик. Но - регистрация слаще лицензирования настолько же, насколько хрен слаще редьки. Напомним: реальным предметом лицензирования (регистрации) являются не столько юридические лица, сколько виды деятельности. Так какие же виды деятельности в избирательной кампании "регистрировать"? Изготовление и размещение агитационных материалов? Так тогда административный ресурс получит еще большие возможности давления на рекламщиков и СМИ! Работу с активистами? Так ее будет вести штаб кандидата, не подлежащий регистрации! И вообще - способов "обойти" эту норму может быть сколько угодно - только нужно ли подталкивать консультантов к "уходу в тень"? Неработающая норма права скорее ухудшит, а не улучшит отношение избирателей к процессу выборов.

2. В проекте новой редакции "Закона о гарантиях прав избирателей" сохраняется жесткий запрет чиновникам категории "А" и выборным муниципальным лидерам проводить предвыборную агитацию. По логике готовящегося закона о политических партиях, их роль в политической жизни страны должна возрасти. Если это произойдет, то лидеры (или выдвиженцы) партий вполне могут стать министрами, губернаторами или (страшно подумать!) даже президентом России. Но в этом случае они лишатся права агитировать за свои партии. Если бы президенту Бушу сказали, что он не может поддержать кандидата в Конгресс от Республиканской партии, а премьер-министру Франции Жоспену - что он не имеет права агитировать за Соцпартию, они бы сочли это в лучшем случае неудачной шуткой. Сегодня же права на агитацию за свои партии лишены лидер "Единства" Шойгу, лидер Партии социальной демократии Титов, лидер "Отечества" Лужков. Если партия уважаема избирателем, нельзя лишать ее представителя права на агитацию только на том основании, что он занимает государственную должность.

3. Проект вышеупомянутого закона содержит новый запрет - на "распространение призывов к отказу от участия в голосовании". Но ведь в законе речь идет о гарантиях прав избирателей. А если эти права нарушены, например, грубым использованием административного ресурса? Можно возразить, что закон не запрещает агитацию "против всех", но здесь есть маленький нюанс: выборы с высоким голосованием "против всех" будут считаться состоявшимися (и легитимными), если хоть один кандидат наберет хоть на один голос больше, чем "кандидат против всех" (в Приморье только что имело место именно такая ситуация). А снижение явки на выборы (в т.ч. в результате призывов к их бойкоту) может привести к тому, что не будет достигнут минимальный уровень явки, и выборы не состоятся. Оговорюсь: я сам твердо уверен, что бойкот выборов - мера неконструктивная. Но в чрезвычайных ситуациях грубого нарушения прав избирателей срыв выборов низкой явкой может оказаться наименьшим злом.

И в заключение: именно конструктивное сотрудничество между государством (в том числе - Центризбиркомом) и "технологами" может дать ожидаемый эффект - сокращение масштаба и числа злоупотреблений на выборах и вокруг них. А побочным, но весьма важным эффектом станет и восстановление доброго имени понятия "избирательные технологии".

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net