Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

08.06.2001 | Борис Макаренко

Пиар и ядерные отходы

6 июня Госдума приняла закон, разрешающий ввоз и хранение в России отработанного ядерного топлива. Сам закон, если не считать драматического переноса второго чтения, прошел достаточно гладко. Но обратим внимание на публичные кампании, сопровождавшие его прохождение через "Охотный ряд". Тем более что и сторонники, и противники законопроекта обвиняли друг друга в использовании "пиара". Причем, возникает ощущение, что в России термин "черный пиар" отмирает за ненадобностью. Просто "пиар", не черный, не серый и не розовый, становится синонимичным "колдовству", "обману", "нечестности" - и уж ни в коем случае не положительным понятием. Попробуем отделить правду от мифа, хотя бы по данному конкретному вопросу.

Строго говоря, настоящего пиара ни с одной, ни с другой стороны и не было. Конечно, Минатом при Адамове "пиарил" (извините за жаргонное словечко) свой проект. Но делал он это настолько топорно, что язык не поворачивается называть статьи и телепередачи, ангажированные сторонниками проекта, "настоящим пиаром". Видимо, сказалось отсутствие навыка: атомное ведомство и в советские, и даже в постсоветские времена было "закрытым", непубличным, воспринимающим каждое слово сомнения и критики как "покушение на святая святых". Отсюда категоричность, неуступчивость и стремление "дать отпор", которые ярче всего проявились в посвященной теме ОЯТ программе "Глас народа". Но главный порок "пиар-усилий" Минатома в том, что они совершенно не поняли взрывоопасности темы, которую они же сами и вынесли на публичное обсуждение.

Дело в том, что противникам ядерной отрасли "анти-пиар" и не нужен. Достаточно напомнить слово "Чернобыль" - и почти у каждого россиянина (украинца, белорусса) позиция по данному вопросу сформируется сама собой. Пережитый в 1986 году шок и память о том, как власть тогда обманула народ, скрыв от него масштаб катастрофы (как вспомнишь улыбающихся людей в летних рубашечках на первомайской демонстрации в Киеве в 1986 году, так до сих пор мурашки по коже…), сделали "поколение Чернобыля" абсолютно невосприимчивым ко всем (пусть разумным и научно обоснованным) аргументам о "безопасности" ядерных отходов. Даже соображения экономической выгоды не прибавляли сторонникам проекта общественных симпатий: депутат Митрофанов слишком плохо думает о российском народе, утверждая, что граждане "по килограмму по квартирам разнесут" ОЯТ. Поэтому дело не в том, убедителен или нет был Адамов в полемике со своими оппонентами - логика ситуации гарантировала "обратный эффект" любой попытки вынести "ядерную тему" на публичное обсуждение.

Повторимся: у противников законопроекта нет никакой нужды заниматься "пиаром" в российском смысле этого слова, т.е. "организовывать" публикации в защиту своей позиции. Нельзя согласиться с нынешним главой атомного ведомства, который назвал "антипиаром" листовки экологических организаций, распространявшиеся в Госдуме накануне голосования и намекнул на то, что демонстрации "зеленых" кто-то оплачивает. Листовки и демонстрации - это не "пиар" а коллективное действие граждан; их можно назвать "группой давления", даже "лобби", но это самая чистая и демократическая форма лоббизма. Расходы на их организацию - это гроши, на которые нельзя даже сделать одну "проплатную" публикацию.

Кстати, события вокруг принятия закона показали скорее не силу, а слабость экологического движения в России. "Гринпис", который не брезгует "публичным шантажом" властей любой страны, для России остается явлением "импортным", а потому маловлиятельным. Великая победа отечественных экологов - срыв проекта поворота сибирских рек - была достигнута не общественным движением, а элитарными советскими писателями, которым одним и позволялось иметь собственное мнение в советские времена. Экологи получают мощную общественную поддержку только тогда, когда общество достигает определенного качества жизни и не хочет, чтобы его "травили".

Наш Центр политических технологий недавно проводил социологическое исследование в двух областных центрах. Исследование показало, в "экономически ожившем" Ярославле экологическая ситуация волнует каждого третьего, а в депрессивной Рязани - менее одного процента респондентов: там проблемы хлеба насущного попросту не дают людям возможности задуматься об окружающей среде. Поэтому скромные демонстрации - это все, что экологическое движение смогло сделать. Все остальные мнения и чувства, протестующие против ввоза в Россию ядерных отходов, порождены глубинным "чернобыльским синдромом", а не целенаправленными кампаниями.

Так что Егор Строев абсолютно прав, когда говорит о том, что большая часть общественности не поддержит этот закон и призывает к его "очень внимательному" рассмотрению в Совете Федерации. Одно дело - когда совокупная воля законодателей из нижней палаты дает "зеленый свет" на ввоз отходов в страну, т.е. "куда-то" между Калининградом и Камчаткой, и другое - когда каждый член верхней палаты задумается, а как жители его региона отреагировали бы на появление по соседству даже самых безопасных, трижды защищенных контейнеров с ядерными отходами. Пусть число регионов-"получателей" ограничено, но ведь контейнеры проследуют через всю страну, да и в случае (не приведи Господь) утечки ареал заражения непредсказуем. Лозунг "Not in my backyard!" - "только не у меня во дворе" моментально и без перевода станет понятным и актуальным в России.

Джинн из бутылки выпущен: тема ядерных отходов попала в публичное пространство. Поэтому уместно задать следующие вопросы, в обсуждении которых общественное мнение может сыграть немалую роль:Каким может быть конструктивное решение проблемы размещения отходов на конкретных территориях, население которых непременно будет протестовать против того, что именно им предстоит жить с такими "соседями"?Можно ли обеспечить реальную безопасность в данном отдельно взятом сегменте "технологической угрозы" в стране, которая, как мы постоянно слышим, стоит на пороге техногенных катастроф?Как добиться целевого использования средств, полученных за хранение ядерных отходов при нынешнем уровне прозрачности бюджета?

Это - вопросы опять же не для "пиарщиков", а для политиков и граждан.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net