Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Взгляд

18.05.2001 | Алексей Зудин

"Политическая термодинамика" президентского режима

Политологи уже давно говорят о формировании в стране новой политической системы. И даже название ей придумали - "моноцентрическая". В переводе на русский это означает, что центр - один, и этот центр - Кремль. Новая система становится все более привычной, и прежних эмоций уже не вызывает. Остается только наблюдать, как начинает действовать первый закон политической термодинамики. А этот закон гласит: если центр остается один, он начинает расширяться. Политические игроки один за другим "схлопываются" и втягиваются в распухающую "вертикаль власти", а за ними следуют и политические структуры.

Предела этому расширению пока не видно. Собственно говоря, к этому и сводилась политическая логика событий прошедшей недели. Прежнее разделение труда между президентом и правительством, похоже, перестает устраивать "околокремлевские политические силы". И вот озвучивается новая концепция правительства, согласно которой фактическим главой кабинета становится президент, а администрация президента сливается с аппаратом правительства. Вполне в духе той самой системы, где центр предусмотрен один-единственный. Правда, политические позиции президента вроде бы становятся более уязвимыми, поскольку неизбежно уменьшается его способность оставаться вне зоны непосредственной критики за непопулярные решения и ошибки в проведении правительственного курса (а и те, и другие обязательно будут).

Но это ведь только на первый взгляд. Что если авторы концепции "президентского правительства" исходят из внутренней логики новой политической системы и предвосхищают ее развитие на один или два шага вперед? Тогда такая опасность исчезает, потому что дальнейшее политическое расширение Кремля превращает политическую оппозицию просто в исчезающую величину. Если критиковать будет некому, то и политические риски "президентского правительства" также можно признать ничтожными.

Перевод политической оппозиции в это новое и пока не совсем привычное для нее состояние должен быть облегчен консолидацией политической опоры президентского режима в армии. Решение Владимира Путина о постепенном повышении окладов военным и пенсий отставникам представляет собою логичный шаг на этом пути. "Силовые структуры" становятся исключением в жесткой бюджетной политике, и эта исключительность делает особенно рельефной их особую политическую роль в президентском режиме.

Если федеральная политика начинает все больше напоминать одну большую монополию,то в экономике складывается классическая олигополия: продолжая экспансию, структуры Романа Абрамовича стремятся установить контроль над "Аэрофлотом", а "Межпромбанк" Сергея Пугачева усиливает свое влияние на "третьей кнопке" федерального телевидения. Вырисовывается новая схема управления ключевыми медиа-структурами: ОРТ - Абрамович, Межпромбанк на ТВЦ, а в будущем возможна и связка "НТВ - Альфа". Картина получается вполне впечатляющая. Кремль дает возможность политически лояльной части бизнес-элиты расширять свои империи. Но с одним условием: новые собственники электронных СМИ - не полноценные хозяева, а в том, что касается информационных и политических программ - только спонсоры, или, если совсем по-простому, то "кошельки". Первый закон политической термодинамики действует и здесь, поэтому политическое руководство остается в руках Кремля.

Печальную картину прогрессирующего ослабления не только оппозиционных, но и, похоже, всех вообще мало-мальски автономных сил довершает фигура Б. Березовского, заявившего на прошлой неделе о намерении финансировать создание политической партии либерального толка и не исключившего своего возвращения в Россию до конца нынешнего года. На фоне стагнации Яблока и разгоревшихся с небывалой ожесточенностью внутренних конфликтов в СПС даже гипотетическая перспектива подмены либеральных сил олигархами выглядит особенно удручающей.

Итак, события прошедшей недели делают еще более рельефной картину обеднения институционального ландшафта и "депопуляции" политической сцены. На виду остаются только бюрократические группировки и лояльная часть бизнес-элиты, которые совместно проводят широкомасштабный передел политического пространства. Остается, правда, КПРФ. Выглядит она весьма внушительно. Как никак обладатель высокого звания "единственной полноценной политической партии": самая многочисленная фракция в Государственной Думе, победы на региональных выборах, многотысячные демонстрации по старым советским праздникам …. Да и рейтинг недавно вырос. Но как-то все это напоминает (и уже давно) затянувшийся бег на месте. То есть большая политическая работа, безусловно, производится, а результатов (по счастью) как не было, так и нет. Больше того. Раньше коммунисты держали монополию на все "патриотическое" и все "советское". Но как только означенные ресурсы возросли в цене, их сразу же начал забирать себе Кремль (или, может быть, ресурсы потому в цене и выросли, что оказались востребованы Кремлем). Так что коммунисты - такая же жертва первого закона политической термодинамики, как и все остальные.

Остается не вполне ясная политическая субстанция под названием "общество". К примеру, по данным ВЦИОМ, целых 49% опрошенных согласились с необходимостью существования политической оппозиции В. Путину и его правительству. А по данным Фонда "Общественное мнение" 43% полагали, что "средства массовой информации, критикующие политику В. Путина и правительства России, действуют в целом во благо России". Впечатляет? Но формально разве кто-то покушается на институт политической оппозиции и свободу печати? Никто ничего такого не говорил, а если и говорил, то прямо противоположное. И нет никаких признаков того, что общество беспокоит первый закон политдинамики. Маргарет Тэтчер как-то заявила, что "общества" не существует. То есть в политическом смысле это - фикция. Про Великобританию она, возможно, и погорячилась. Но в отношении современной России - как в воду глядела.

Поневоле возникает вопрос: а есть ли границы у системы, попавшей во власть первого закона политической термодинамики? Есть: это второй закон политической термодинамики. Он гласит: центр, заполнивший собой все окружающее пространство, начинает неизбежно разогреваться от чрезмерного объема "проглоченной" власти и собственности и может и провалится под собственной тяжестью. Не приведи Бог, конечно. Лучше бы такой поворот событий остался бы в числе нереализованных политических сценариев. Но для этого придется ограничить действие первого закона политической термодинамики.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net