Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

16.05.2001 | Дмитрий Орлов

Год Касьянова

Премьер Михаил Касьянов отмечает год своего пребывания в кресле главы правительства в ожидании: к концу мая его кабинет ждет реорганизация. Формально автором перекройки структуры правительства был сам Касьянов, фактически же предложенные премьером президенту в апреле "четыре блока" (финансовый, экономический, коммуникационный, социальный) - результат компромисса влиятельных лоббистских группировок самого кабинета и президентской администрации. Этот компромисс не носит окончательного характера: последнее слово (и по структуре, и по кадровым решениям) - за Владимиром Путиным.

Первое правительство президента Путина, проработавшее без изменений весь минувший год, не отличается новизной по сравнению с эпохой Ельцина. Правительство Касьянова в его нынешнем составе отнюдь не ново по способу формирования: это по-прежнему не единая команда, а конгломерат ставленников лоббистских группировок. Оно не ново по структуре: это все та же схема середины 90-х. Оно не ново по составу: среди почти 60 высших правительственных чиновников всего несколько новых назначенцев, прежде всего силовиков. Оно, наконец, не ново по идеологии: Касьянов так и не присягнул ни либеральной программе Грефа, ни потерявшей сегодня актуальность "двухсекторной модели" Маслюкова. Правительственные программы неизменно имеют вполне приглаженный и согласованный с основными элитными группами вид, а "прорывные" идеи - удел Минэкономразвития.

Председатель правительства замечателен прежде всего тем, что "двигают" его буквально все и практически всегда. Когда, например, скромный выпускник МАДИ попал из отраслевого НИИ в Госплан РСФСР, ему досталось не что-нибудь, а суперпрестижные во времена позднего Советского Союза внешние связи. В Госплане СССР Касьянову протежирует тогдашний глава ведомства Юрий Маслюков. В самом начале работы российского правительства он близок к вице-премьеру Александру Шохину, а в 1993-1994 годах - к вице-премьеру и министру финансов Борису Федорову. А заместителем министра финансов (1995) Касьянов стал не без участия вице-премьера Олега Давыдова. Давыдов отвечал в правительстве Черномырдина за взаимоотношения с Парижским и Лондонским клубами. Техническую сторону переговоров он доверил именно Касьянову, и очень скоро заместителю министра с хорошим английским, уверенным басом и благоообразной внешностью удалось завоевать почетный титул "главного переговорщика".

Запад сыграл в жизни Касьянова уникальную роль. Долгие (и жизненно необходимые России) зарубежные переговоры спасли его от жестокой кадровой перетряски лета и осени 1998 года. В постдефолтном правительстве Примакова карьерный рост Касьянова продолжается: при содействии всесильного вице-премьера Юрия Маслюкова он становится первым заместителем министра финансов (январь 1999). В кабинете Путина, оттерев всех прочих претендентов, Михаил Касьянов уверенно расположился в кресле министра финансов, а после ухода Ельцина стал первым заместителем председателя правительства. В середине 90-х Анатолий Чубайс похвалил Касьянова: "Есть всего два человека, которые при любых обстоятельствах могут занять любую сумму на Западе. Это Кох и Касьянов... Кох выясняет, сколько и на каких условиях, а Касьянов лишних вопросов не задает". Начало 2001 года было отмечено крушением имиджа Касьянова как "переговорщика №1": игра с "односторонней реорганизацией" долгов Парижскому клубу премьеру не удалась. Не были удачными и позднейшие маневры в российско-германских долговых отношениях. Сегодняшний главный багаж председателя правительства - это отнюдь не устойчивые связи с Западом, а более или менее умелое лавирование между влиятельными группами в Кремле и Белом доме.

Старожилы Белого дома свидетельствуют: Касьянов - игрок некомандный. Можно перечислить по пальцам одной руки тех министров, о которых можно было бы сказать: "Он - человек Касьянова". Но и фраза "Касьянов - человек Маслюкова" (например) всегда выглядела нелепо. Премьер никогда не входил в жесткие обоймы, однако сохранил относительно неплохие отношения со всеми своими прежними начальниками, от Маслюкова до Чубайса. Примерно с весны 1999-го Касьянов постоянно контактирует с деятелями "Семьи". Наиболее прочны его связи с главой президентской администрации Александром Волошиным. Премьер устраивает (правда, в разной степени) почти всех: и "семейную", и "либеральную", и "силовую" группы влияния, и бизнес, и парламентскую оппозицию, и Запад, наконец.

Удовлетворять столь разные интересы одновременно, казалось бы, невозможно. Касьянову это удается, чем он сильно напоминает долгожителя в премьерском кресле Виктора Черномырдина. Роль слуги многих господ удается новому премьеру именно из-за его некомандности и дистанцирования от групп давления, особенно теневых. За эту отстраненность приходится платить. Очертания группировок проступают в его кабинете очень четко. А главное, премьеру зачастую приходится не жестко приказывать, а мягко влиять. По существу создание нового кабинета от также лишь координирует, не навязывая своих схем (судя по всему, их у него и нет), а собирая и сводя чужие.

Перспективы председателя правительства в его кресле зависят сегодня, конечно, от президента Путина. Но - не только. Любой крупный кризис может выбить мастера компромиссов из седла. Касьянов - неплохой премьер для спокойной эпохи. Ему пока везет: начало XXI века - вполне спокойное для России время.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net