Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Политмнение

16.08.2001

Общество и терроризм: кто сильнее?

Захват заложников в невинномысском автобусе не дает забыть о том, что кончается лето, и именно на это время пришлись террористические акты последних лет, связанные с чеченской ситуацией. Сейчас, когда чеченские боевики теряют свои позиции и уже явно не смогут их вернуть - их естественным оружием может стать террор, причем не только в Чечне, а на других российских территориях. Насколько велика такая опасность? Готовность спецслужб оценивает руководство страны, а вот готово ли к этому общество в России?

Виталий Шлыков, член Совета по внешней и оборонной политике

Сейчас, когда боевики утратили свою былую организованность, предположить, станут ли террористические акты системой, их тактикой - практически невозможно. Это непредсказуемо. Ведь сейчас это зависит не от организационных, финансовых или других ресурсных факторов - все зависит от психики конкретных людей. Чтобы делать какие-то предположения на более твердой фактической основе нужно быть очень сильно погруженным в местные условия.

Хотелось бы сказать, что, к сожалению, кроме милиции и ФСБ нам надеяться не на кого. Почему к сожалению? Потому что терроризм - тот случай, когда усилий одного государства мало, чтобы с ним справиться. А у нас все "государственники". Для того, чтобы в борьбу с терроризмом включилось население, нужны традиции как в Израиле или Америке. И быстрого их появления ждать не приходится, да и не надо. То, что я скажу, может показаться неожиданностью, но эффективнейший инструмент борьбы с терроризмом - гражданское общество. А пока его нет - населению остается уповать на профессионалов, а профессионалам - на Бога.

Николай Косолапов, кандидат исторических наук, зав. отделом ИМЭМО РАН.

Могут ли чеченские сепаратисты начать более масштабный террор на территории России? Если рассуждать сугубо теоретически, то странно, что они до сих пор этого не сделали. Чтобы комментировать сугубо чеченскую ситуацию, лучше говорить с представителями спецслужб - они лучше знают жизнь этих людей.

Терроризм в России никогда не ограничивался только чеченским фактором. К террору прибегает и организованная преступность - захваты заложников-бизнесменов, их родственников ради выкупа - это ведь по сути тот же терроризм.

Чеченцы чисто физически не могут осуществить все террористические акты в России. Закладывание бомбы в офис или в автомашину, даже в качестве предупреждения - это тоже терроризм, и мы видим, что он не только чеченский, это наша "повсеместная практика". Концентрация внимания на чеченском аспекте уводит от других источников терроризма.

Российские государственные структуры не готовы действовать такими методами, какими англичане действуют против ИРА, или израильские спецслужбы против арабских террористов. Кстати, много ли было судов над террористами ИРА в Великобритании? Да, немного. Они все как-то исчезают до суда…

Надо помнить о том, что объемы и изощренность терроризма будут нарастать. И надо к этому готовиться.

Сергей Благоволин, президент Института национальной безопасности и стратегических исследований.

Несомненно, террористические акты на всей территории России - это естественное продолжение тактики чеченских сепаратистов на данном этапе. Я полагаю, что это вполне реальная опасность. Шаг за шагом почва уходит у них из под ног в Чечне, медленно, но верно. При всех колебаниях это четкая тенденция. Они могут попытаться отыгрываться террористическими актами, актами устрашения в других регионах России. К этой угрозе нужно быть готовыми. Остается надеяться, что реорганизация МВД, так активно начатая новым министром, поможет сделать структуры этого ведомства более эффективными при борьбе с этим злом.

Традиция же взаимодействия населения и спецслужб, его сознательной вовлеченности в борьбу с терроризмом - и не только с чеченским - в России не успела появиться. Одно из "достоинств" тоталитарных обществ заключалось в возможностях тотальной борьбы с терроризмом, его подавляли жесточайшим образом - но вместе с совершенно невиновными людьми. Возвращаться к тем традициям нельзя, а новых у нас пока нет, но нужно их создавать, а это значит - создавать новую общественную идеологию и ее совмещение с государственной идеологией. Не надо закатывать глаза при первых признаках борьбы с терроризмом - это необходимые, хотя и трудные, неприятные шаги. Нужно создавать моральный климат для успешной борьбы с терроризмом, когда человек будет рад и за честь почтет предупредить госорганы о том, что где-то что-то не в порядке, что какой-то человек подозрительно себя ведет, где-то прячет подозрительные предметы. Ни в одной из развитых стран это не кажется никому чем-то зазорным - жизни людей на первом месте. Это не доносительство - это элементарная мера безопасности. Без этого демократическое общество будет напоминать день открытых дверей в зоопарке.

Иосиф Дискин, политолог

Много лет назад я проходил соответствующую подготовку. Мои учителя перевернулись бы в гробу, когда увидели бы, как борьба с терроризмом идет в Чечне сейчас. "Опираться на местное население, создавать систему агентуры"... На стороне федеральных сил очень мало чеченцев, вот в чем беда-то. А последний случай совсем из ряда вон: мальчик застрелил виднейшего террориста, после того как тот со товарищи убил несколько милиционеров. Героический мальчик! А кто-то из начальства тут же подставляет грудь под орден, говорит о том, что это результат операции спецслужб… Нигде так не врут, как на охоте и на войне, это поговорка. Но все то, что делается сегодня, убеждает меня в предельном непрофессионализме всего происходящего.

Главная проблема вот в чем: чем глубже проникают в общество демократические и либеральные ценности, тем меньше общество защищено от тех, кто исповедует другие ценности. Демократия и либерализм основаны на том, что главная ценность - человеческая жизнь. Терроризм - это, прежде всего, конфликт культурный, для террориста и собственная жизнь недорога. А люди, которые призваны бороться с терроризмом, словно сидят на двух стульях - они должны бороться с террористами их методами (а методами цивилизованного общества с ними бороться бесполезно), и должны в то же время оставаться верными идеалам общества, на стороне которого они сражаются. Они живут в пограничной культурной ситуации, и задача гражданского общества - удерживать таких людей в рамках своих правил. А спецслужбы эту проблему не поднимают, и сами не понимают ее. И поэтому борьба с терроризмом в России будет очень тяжелой. 31.07.2001

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net