Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Нефтяной контекст

24.07.2001 | Елена Любимова

Море нефти выходит из берегов санкций

На одиннадцатый год действия международных санкций против Ирака эта арабская страна Персидского залива всерьез нацелилась на восстановление и развитие своего полуразрушенного нефтегазового комплекса. И ecли раньше не только зарубежные партнеры, но и сами иракцы то и дело оглядывались на режим санкций, то сейчас Багдад подготовил ряд серьезных проектов, осуществление которых возможно при отмене эмбарго или его игнорировании. Иракцы не скрывают, что не надеются на официальную отмену санкций Советом Безопасности ООН, потому намерены действовать без оглядки на эмбарго. С тем, чтобы через пять лет увеличить нынешний объем добычи нефти (почти сравнявшийся с досанкционным) с 2,5 - 3 млн. баррелей в день до 6 - 7 млн. баррелей.

Как признал в беседе с автором этих строк заместитель министра нефти Ирака, глава общества Российско-Иракской дружбы Фаиз Шахин, «будущая квота иракской нефтедобычи в Организации стран экспортеров нефти (ОПЕК) составит более 6 млн. баррелей в день». Довоенная (до нападения Ирака на Кувейт в 1990 году и последовавших за этим санкций ООН) квота равнялась чуть более 2 млн. баррелей в день. Амбиции иракцев велики: догнать, а то и перегнать мирового нефтяного лидера и соседа Саудовскую Аравию, квота которой в ОПЕК колеблется у отметки 8 млн баррелей в день.

Дополнительные доходы от экспорта нефти необходимы Ираку для восстановления всей инфраструктуры, находящейся в обветшалом состоянии. «Нам нужны плотины, железные дороги, современные порты, работающие заводы, а для всего этого нужны ресурсы. Мы очень богатая нефтью страна, но что проку от ресурсов, лежащих в земле? Ирак - это море нефти, но ее надо извлечь», - добавил Шахин. Ирак - одна из немногих стран, где имеют неосвоенные месторождения. «У нас открыто около 70 месторождений нефти, инвестированы они всего на 33%. Среди неосвоенных есть и супергиганты: Насырия, Западная Курна, Маджнун, Хальфая. Мощность каждого месторождения - до полумиллиона баррелей в день. Но наши запасы могут возрасти более чем вдвое после открытия новых месторождений, и тогда мы обойдем нынешнего нефтяного лидера Саудовскую Аравию», - уверяет заместитель министра нефти Ирака. На некоторых иракских месторождениях себестоимость нефтедобычи едва достигает доллара за баррель. На других она не выше 3 долларов за баррель. А тот же показатель в Северном море превышает 7 долларов.

Утверждения министерства нефти Ирака о гигантских запасах «черного золота» подтверждаются другими источниками. По данным международного центра глобальных энергетических исследований со штаб-квартирой в Лондоне (CGES), обнаруженные запасы нефти в Ираке составляют 112 млрд. баррелей. Это пока в два раза меньше, чем у Саудовской Аравии, на территории которой найдено 26% мировых запасов нефти. Но перспективы Ирака, где более 10 лет не велись поисковые работы, многообещающи. Впечатляют и обнаруженные поля. Запасы того же Маджнуна, к которому присматриваются французы - 11 млрд. баррелей; Западной Курны, где из-за санкций и финансовых проблем никак не может начать работы в соответствии с подписанным контрактом российская компания «ЛУКойл» - 8 млрд.; Хальфаи - млрд. баррелей. В этом году Министерство нефти Ирака предполагает активизировать строительство второго стратегического нефтепровода от южного пункта Басра до границы с Сирией на севере. «Часть новой ветки, от Басры до Неджефа, мы построили сами, осталось почти столько же - 242 километра. На первом этапе по новому второму стратегическому трубопроводу будет прокачиваться до 700 тысяч баррелей нефти в день, в дальнейшем возможны большие объемы», - говорит Фаиз Шахин. Трубопровод - реверсивный, то есть нефть по нему сможет идти как с севера на юг, так и с юга на север. Он будет параллелен первому стратегическому нефтепроводу, построенному в 70-х году и к нашему времени сильно подвергнувшемуся коррозии.

Иракцы также намерены построить новые ветки нефтепроводов на Иорданию и Сирию. О желании принять участие этих проектах заявили руководители «Транснефти» и «Стройтрансгаза». Ведутся, хотя и более медленно, переговоры Турцией по строительству общего газопровода. На территории Ирака есть месторождения природного газа, скоро иракцы собираются впервые приступить к экспорту попутного газа.

Зарубежных партнеров Багдад все настойчивее подвигает к геологоразведке в районе Западной пустыни, ближе к границе с Иорданией, на условиях разработанной в конце прошлого года своеобразной иракской формуле «соглашения о разделе продукции», которая представляет некую смесь традиционного СРП (production sharing) условиями товарообменной операции «бай-бэк» (buy-back). Компанию «Стройтрансгаз» заинтересовал 4-й блок Западной пустыни, а «Татнефть» присматривается к 8-му блоку. В лице компании «Зарубежнефть» россияне впервые за всю историю отношений с Ираком начали в этом году бурение скважин на севере страны на месторождении Садда, хотя традиционно российские, а в прошлом и советские, компании работали только на юге, а севером занимались по преимуществу французы. При этом россияне работают исключительно в соответствии с режимом санкций, a все работы «на грани» иракцы производят сами.

Неторопливость российских компаний при такой заманчивости иракских предложений на первый взгляд кажется странной, однако на самом деле вполне понятна. Никакая уважающая себя компания не готова запятнать свое имя нарушением санкций, установленных против Ирака Советом Безопасности ООН, какие бы споры они ни вызывали. Под щекотливые проекты трудно получить западные кредиты, а на российские банки надежды никакой, особенно ecли Москва не примет одностороннего решения о выходе из эмбарго. Этого-то и добиваются от России иракцы, но в таком случае неизбежно обострение российско-американских отношений. Да и к резолюциям ООН Москва, в отличие от Багдада, всегда относилась с подчеркнутым уважением.

В условиях санкций иракцы даже не в состоянии решать напрямую с партнерами финансовые вопросы: оплата должна проходить через структуры ООН. Иракцы могут, конечно, расплатиться и нефтью, которую в обход эмбарго, как утверждает арабская пресса, ежедневно вывозят небольшие старенькие танкеры с грузоподъемностью не более чем полторы тысячи тонн (если задержат, то не так жалко). Это - нарушение международного законодательства, стопроцентно выгодное иракцам, сделавшим ставку на размывание санкций, но отнюдь не столь же выгодно законопослушным российским компаниям.

Другая проблема - завезти в Ирак оборудование, необходимое для развития нефтяной и других отраслей. За более чем 10 лет санкций иностранные компании нашли подходы к комитету ООН № 661, занимающимся проверкой идущих в Ирак товаров на предмет их соответствия санкционным ограничениям, и прохождение этих контрактов можно уже ускорить способами, традиционными в мире бизнеса. Тем не менее, некоторое оборудование пока не имеет шанс» попасть в Ирак. Другие контракты надолго тормозятся сотрудниками ООН (особенно англичанами и американцам, которым не нравится активность россиян в Персидском заливе). Обычные газовые баллоны для дома - по мнению комитета ООН, «все равно, что маленькая бомба». Не говоря уже о нефтяном оборудовании. Трубы, мол, можно превратить в пушечную сталь, нержавеющая сталь имеется в сепараторах. А для перфорации скважин нyжны взрывчатые вещества.

Работать в Ираке в условиях санкций - тяжело и рискованно, и все радужные проекты, предлагаемые Багдадом, надо воспринимать с этой поправкой. Проще участвовать в экспорте иракской нефти по программе «Нефть в обмен на продовольствие», в которой задействованы почти все крупные российские компании, в том числе «Транснефть», «Зарубежнефть», «Славнефть», ЦТК и другие. Однако иракцы предупреждают, что ждать не будут. «На «Западной Курне-2» мы начали работать своими силами. Россиянам, хотя у них есть серьезные конкуренты, мы отдаем приоритет, но ждать их не будем. Кто хочет работать - добро пожаловать. Другие пусть ждут подходящих условий. Не нашей стороны таких стопроцентно льготных условий, как сейчас, потом не будет точно», - предупреждает Фаиз Шахин. Раз иракцы решили догнать Саудовскую Аравию по производству нефти - значит, они будут стремиться к этому всеми силами. Но их российским партнерам, чьи интересы все-таки не полностью совпадают с иракскими, лучше действовать по принципу «семь раз отмерь». Ведь политического решения Москвы об одностороннем выходе из международных санкций против Ирака пока не было.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net