Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

18 декабря в публичном пространстве появилась информация о прошедших обысках в доме Михаила Гуцериева и связанных с ним компаниях. При этом представитель группы «Сафмар» опроверг информацию об обысках: «Все компании группы «Сафмар» и ее руководитель Гуцериев работают в штатном режиме». Сам Гуцериев в интервью РЕН ТВ назвал сведения об обысках провокацией.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Правовой контекст

22.06.2001

Судебная реформа: президент выбирает право

Судебная реформа. Будет ли она по-настоящему эффективной? Удастся ли создать реально работающую, современную судебную систему, которая не только отвечала бы запросам общества и времени, но и стимулировала бы развитие правового государства в России, двигала страну вперед? Удастся ли преодолеть противодействие сил, не заинтересованных в переменах? Насколько нужна судебная реформа президенту, которого часто обвиняют в склонности к авторитарности в управлении? Вот мнения доктора юридических наук, бывшего помощника президента РФ Михаила Краснова, адвоката Генри Резника и руководителя фонда «ИНДЕМ» Георгия Сатарова.

Михаил Краснов, доктор юридических наук:

Все зависит от изначальной установки. Если подозревать, что Путину нужна личная власть, это одно дело. Но ведь он очевидно понимает стратегическую необходимость этой реформы и действует в том русле, которое предусмотрено либеральными реформами. То, что президент внес этот пакет - это естественно. Об этом Путин говорил едва ли не с момента своего прихода к власти. Еще одним подтверждением последовательности президента в словах и поступках стало его послание Федеральному Собранию.

Есть два пути. Можно создавать инфраструктуру советского типа, уповая на команду, а можно - опираться на право. И президент выбирает второе. Это пока только «переход на ручное управление», но выбрал он то направление, которое требуется России - в сторону правового государства. Нельзя забывать о том, что он в принципе одобрил грефовскую программу, и про судебную реформу там тоже говорится. Но - и это главное «но» - пакет абсолютно верный и согласуется с концепцией судебной реформы. Так что намерения президента я склонен считать искренними, и действует он убежденно.

Но я скептик в одном. Что трудно сделать - это изменить психологию людей. Вновь и вновь будем мы задавать «литературный» вопрос «А судьи кто?" Правосознание судейского корпуса само по себе нуждается в серьезной модернизации. Может быть законодательно принято и равноправие сторон в процессе, и судебная санкция на арест... Но будет ли судья судить с правосознанием, которое соответствует духу Конституции, духу Свободы? Суть этого духа прежде всего в том, что личность и государство в правовом смысле равны. А для того, чтобы изменилось правосознание судейского корпуса нужно время и новые условия работы. А их стандарт должен быть задан высшей властью. Мировоззренческий дуализм и неопределенность руководства может фактически лишить твердой почвы правосознание, которое требуется для истинного правосудия в России.

Можно просто поменять судей, как это сделал де Голль. Но мы не найдем столько грамотных и квалифицированных юристов. А, кроме того - где гарантия, что их правосознание не окажется прежним? Гораздо эффективнее изменять общество. Когда в воздухе носится приоритет государства, державности - ждать перемен не стоит. Но если господствуют либеральные идеи, то и судьи ведут себя по-другому. Так что менять нужно не людей.

Генри Резник, адвокат:

Самое вредное, что только может быть, -- это нереализованная благая идея. Думаю, что первая часть реформы законодательства состоится, и я выступаю, безусловно, в поддержку всех принципиальных положений и нового УПК, и концепции нового варианта закона об адвокатуре, который должен внести президент. Но вот произойдет ли реформирование нашей жизни? Все реформы ведь преследуют именно эту цель. Ждать реформирования жизни с устаревшим законодательством не приходится, но для претворения нормы в действительность, как говаривал профессор Таганцев, нужно еще и «реальное бытие». Необходима совокупность условий.

Часть из них - например, материально-техническое обеспечение - может быть «спущена» сверху. С бедными судами никакой реформы не будет, она не произойдет, либеральные законы должны охраняться либерально настроенными людьми, а замотанный низкооплачиваемый чиновник, которого только назвали судьей, не будет либерален. Получится как всегда: «Законы святы, да применители - лихие супостаты». Власть должна об этом позаботиться. Кроме того, сама власть должна принять не на словах, а на деле идею правового государства, а правовое государство отличается от политического (термин «тоталитарное» я не применяю, потому что я исключаю, несмотря на мой пессимизм, какой-то вариант тоталитарной системы) тем, что все, что не допускается Законом, в принципе невозможно.

Государство же сейчас у нас политическое, и живет по формуле: «То, что незаконно, в принципе нельзя, но если очень хочется, то можно». Что мы и наблюдали по тому же делу Гусинского, несчастного Ильюшенко, Скуратова, по делу «Аэрофлота». Сейчас я в нем не участвую и не знаю деталей - но все эти дела были политически мотивированы, и в них имелись значительные нарушения. А в правовом государстве, даже если очень хочется, то все равно нельзя. Когда и правоприменители поймут, что и верховная власть собирается жить по праву, тогда в реальности и дело сдвинется.

А кроме того, речь идет о таких факторах, которые «вдруг» не появляются - это социокультурные и психологические факторы. Мы живем в стране без демократических традиций, у нас «не слишком хорошего качества» население - но на это нельзя сетовать. Это последствия очень страшного режима, и воспитание уважения к праву у широких слоев населения, конечно, задача дьявольски тяжелая. Но, безусловно, создание правовой нормативной базы, это то, с чего надо начинать.

У нас опять возникает драматическая ситуация, которая существовала все годы советской власти: законы говорят одно, а в жизни происходит совсем иное, на словах одно, на деле другое, закон демократичен, а практика погромная. Ведь права человека прописали в конституции 1936 года, а за этим годом сразу наступил 37-й…

Меня очень радует истерика генерального прокурора в Думе и хладнокровный, спокойный ответ Козака. Если наши «правоохранители», которые первыми же и нарушают все возможные нормы и аспекты права, начали психовать, то, значит, у власти всерьез есть стремление и решимость изменить ситуацию. Только бы не было нового издания старой ситуации, когда в законах все «ОК», а на практике совершенно противоположная картина.

Георгий Сатаров, президент фонда «ИНДЕМ»:

У президентской власти достаточно ресурсов, чтобы провести такую реформу. И, похоже, что желание есть, но я очень опасаюсь, что в Думе начнется закулисная борьба между администрацией президента и прокуратурой, а у нее есть рычаги, достаточно для всех очевидные…

Но за возможностью принятия есть возможность просто тихо уничтожить весь смысл реформ. Уже началась открытая конфронтация генеральной прокуратуры и администрации президента.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net