Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Социологический контекст

21.06.2001 | Борис Макаренко, Юлия Косолапова

Общество о партиях: «нужен свежий человек»

В связи с рассматривающимся в Думе законом о партиях, который призван радикально поднять их роль в политической жизни страны, в своем недавнем качественном социологическом исследовании* Центр политических технологий задался вопросом: а что же общество думает о тех самых партиях, которые займут эту важную нишу в политическом устройстве страны?

Результаты оказались не то, чтобы неожиданными, но озадачивающими: партии (равно как, впрочем, и почти все другие субъекты политики) ушли в тень. Они наскучили обществу эффектом дежа вю и пока не нашли себя в новых рамках политической жизни. Но возможно и обратное прочтение: партии стали привычными, их поведение - предсказуемым и понятным избирателю. Что это: стабильность или застой? Думается, что ответ на этот вопрос даст только дальнейшее развитие всей политической ситуации.

Партии в контексте политики

Главная причина ослабления интереса к партиям - изменение властного контекста. Высокая популярность президента задает эталон для оценки всех политических институтов.

Многие участники исследования полагают, что реальная власть в стране не принадлежит никакому политическому институту. Президент обладает достаточно большой властью, однако и он не имеет возможности влиять «на ситуацию в стране по своему усмотрению», поскольку есть другие влиятельные силы.

Партии и движения серьезной оппозицией Президенту не считают:

Явлинский, Немцов, Чубайс - это только рисованная оппозиция. Явлинский - вечная оппозиция. Сам по себе оппозиция, кому угодно.

Большинство респондентов считают, что «в политике принципиальной оппозиции Путину в настоящее время нет», так как коммунисты в полном маразме, а конструктивной оппозиции нет.

О работе Госдумы, единственного института, в котором партии задают тон, большинство респондентов составили негативное впечатление:

Больше всего претензий к Думе.

По прошествии времени Дума проигрывает даже своей предшественнице:

Раньше хоть спорили.

Многие высказывались о целесообразности роспуска Думы, предполагая, что такое решение могло бы исходить от Президента:

Они дорожат теплым местом, но надо бы их распустить.

Путин распустит.

Отношение к основным партиям

«Единство» и «Отечество»

Объединение «Отечества» и «Единства» примерно половине респондентов видится естественным, логичным:

Слились две бюрократические структуры. Они очень похожи по сути своей - это никакие не партии.

Номинальное образование, номенклатурное.

Оба движения воспринимаются исключительно как сиюминутные, лишенные самостоятельных перспектив:

Изменится ситуация, разлетится и «Единство». Как НДР.

Это партии-приложения. Они прилагаются к должности. К должности Президента. К должности мэра.

«Единство» само по себе оценивается преимущественно через призму «партии Президента». В таком качестве существование и деятельность «Единства» предстают вполне оправданными:

То, что у Путина партия есть - это правильно. Путину надо на что-то опереться.

К «Отечеству» многие также относятся достаточно формально, выстраивая свое отношение к движению через отношение к Лужкову:

Я хорошо отношусь к Лужкову. После него много останется - МКАД, третье кольцо. И хорошо, что эта лиса держит нос по ветру.

Союз «Единства» и «Отечества» большинству представляется взаимовыгодным («разумный компромисс»), или, возможно, несколько более выгодным «Отечеству»:

Лужков, объединившись, укрепил свои позиции. Он уже не такой главный губернатор, как это было раньше.

«Единству» выгоднее, потому что их никто не знает, а теперь они поднимают свой статус.

У одних - политический вес, известные лидеры, а у других - поддержка власти.

СПС

СПС, по мнению части респондентов, в настоящее время является структурой, «больше всего похожей на партию» (интересно, что такой вывод был сделан еще до того, как съезд СПС официально провозгласил преобразование множества либеральных движений в полноценное партийное образование).

Наиболее заметными лидерами в СПС большинство считают Немцова и Гайдара, несколько реже называли Хакамаду, Кириенко, Чубайса.

Большинство считают, что демократическим партиям удастся сохранить союз, и что наиболее вероятным (но не идеальным) лидером СПС является Немцов. Но не исключено, что «придет третий». Причем существенная часть респондентов проецировали на СПС ожидание «новых людей» в политике, и предполагали, что «третий» окажется малоизвестным человеком:

Нужен свежий человек, без прошлого. Не Кириенко с дефолтом, не Гайдар, который тоже дел наделал, не Немцов, не Чубайс и прочие...

В то же время участники групп полагают, что угроза раскола в обозримом будущем «будет висеть над правыми, потому что все они индивидуалисты»:

СПС - союз людей с большими амбициями, умных. На этих выборах они себя преодолели, а сейчас снова драка.

«Яблоко»

У многих сложилось впечатление, что «Яблоко» сейчас переживает не лучшие времена:

«Яблоко» ушло в тень.

СМИ перестали интересоваться Явлинским, и мы о нем знаем все меньше и меньше.

Респонденты предполагали, что пассивность «Яблока» привела к разочарованию в рядах его сторонников:

У них остались сторонники - или по идейным соображениям, или люди не в себе. Но более средние, обычные люди от них отошли.

Существенная часть респондентов предположили, что «спокойные сторонники Явлинского» сейчас могут начать переходить к СПС, как более конструктивную, перспективную, динамичную партию:

Сколько можно говорить одно и то же, от ответственности уходить. Получается, что «Яблоко» бузит и все. Никаких дел.

СПС ближе к реальности. Явлинский - прирожденный оппозиционер.

Энергичная позиция «Яблока» в кризисе с НТВ не принесла партии политических дивидендов:

Я посмотрела на этот митинг и подумала, что и этих людей чем-то прикормили. Не может быть, чтобы им вся эта история [затянувшийся конфликт вокруг НТВ] не надоела...

Для них это был повод высказаться, они воспользовались.

Большинство участников исследования сошлись во мнении, что «Яблоко» в своем нынешнем виде уже не может претендовать на яркую роль, но совсем из политики не уйдет:

Никуда они не денутся, сторонники у них останутся, свои 5% они наберут.

Основной «проблемой» для «Яблока», по мнению части респондентов, является его лидер:

В «Яблоке» работают профессионалы, много умных людей. А Явлинский всегда «против» и это несерьезно уже.

Большинство участников групп согласились с тем, что в последние месяцы и без того не склонный к пересмотру своей «всегда критической» позиции Явлинский, стал совсем «однообразным».

Явлинский стал восприниматься как человек, препятствующий росту влияния своей партии, мешающий «Яблоку» не только привлечь новых сторонников, но и сохранить старых.

КПРФ

КПРФ большинством воспринимается уже не как партия, исповедующая чуждую идеологию, а как привычный актер на политической сцене. Люди убеждены, что лучшие времена для КПРФ в том виде, в каком она существует сейчас, остались позади:

Мы привыкли, что они есть. Но, возможно, уходят бабушки, и с ними уйдут коммунисты. 5%-ный будут преодолевать и все.

Зюганов - ископаемое.

Участники групп говорили о том, что за прошедший год коммунисты утратили свою нишу, свою индивидуальность:

Коммунисты совсем не в себе. Они и на коммунистов не похожи, и в современную политику никак не впишутся.

Что нам сказал Vox Populi?

Ознакомившись с мнениями о партиях политизированных и хорошо информированных московских избирателей, трудно не признать, что их основные выводы вполне рациональны. Возьмем на себя смелость резюмировать их оценки:

«Едиот» - никакая не партия и не станет ею. Но подобного образования не может не быть на российской политической сцене. Оно нужно и Президенту (какая же власть без своей партии?), и номенклатуре, и естественно, что номенклатура (в том числе и все еще симпатичный москвичам Лужков) «тусуется» вместе. Исходя из такой оценки, весть о провале планов объединения, скорее всего, вызовет разочарование у москвичей;

СПС станет партией, несмотря на трудности объединения, правда эти трудности и дальше будут осложнять ее жизнь. Одна из проблем правых - отсутствие яркого лидера, но это проблема завтрашнего дня, а пока Борис Немцов вполне может быть «техническим лидером.

«Яблоко» топчется на месте; его лидер «выдохся»; даже выгодные для него политические поводы не дают движению «раскрутиться». Но в России всегда найдется 5% избирателей, которые недовольны властью и сочувствуют демократам, так что «Яблоко» сохраняет шансы на выживание.

КПРФ становится все менее «антисистемной» силой. Но это не прибавляет коммунистам популярности - во всяком случае в Москве (провинция может отнестись к КПРФ гораздо более заинтересовано), напротив, именно в отношении КПРФ эффект дежа вю работает сильнее всего. Судя по этим выводам, не одна из партий не выделяется своей яркостью, привлекательностью в глазах избирателей - но все они признаются «законными игроками», и, что интересно, все получают относительно благоприятный на будущее. А значит, политическая перспектива у партий есть.

Юлия Косолапова - руководитель департамента политической социологии

Борис Макаренко - первый заместитель генерального директора независимого фонда «Центр политических технологий»

* Исследование методом фокус-групп было проведено 22-23 мая 2001 г. в Москве по репрезентативной выборке. Обязательный критерий отбора респондентов - регулярный просмотр ими новостных телепрограмм. Дословные высказывания участников групп в тексте приводятся курсивом. Модератор фокус-групп - Юлия Косолапова

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net