Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Злоба дня

21.12.2001 | Андрей Цунский

ОЩУЩЕНИЕ УЯЗВИМОСТИ

Сегодня исполняется сто дней после атаки на здания Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке и на Пентагон в Вашингтоне. Мир потихоньку начал забывать о случившемся, даже когда радио передает сообщения о контртеррористической операции в Афганистане. Но в самом Нью-Йорке забыть об этом не могут, даже те, кто хотел бы. Не надо забывать о трагических событиях в Нью-Йорке и нам. В Москве тоже гремели взрывы и гибли люди, и возможно, что обе трагедии оплачены одним и тем же скромным саудовским миллионером. Американка российского происхождения Анна Арутюнян утром 11 сентября шла по Манхэттену на учебу в университет. Вот ее рассказ об этих событиях.

"11 сентября начиналось очень хорошо. Прекрасная погода, один из тех дней, когда хочется идти пешком по улице. Я торопилась на свою первую лекцию в нью-йоркском университете, где я учусь. Она начиналась в 9 утра. Я вышла из метро, пересекла Бродвей, откуда открывается вид на обе башни WTC. Это было примерно без двадцати девять. Прохожу пару блоков, и вижу, что люди, которые обычно гуляют в парке по утрам, стоят, и с испугом и тычут пальцами в воздух. Вижу и слышу взрыв, затем - в первой башне появилась огромная дыра. Тут я и задумалась, идти ли мне на лекцию. Я от страха позвонила своему другу в Москву.

Первый самолет я не видела - он пролетел над моей головой, пока я просто шла по улице. Второй самолет я толком тоже не разглядела - но невозможно было не увидеть взрыв. Было непонятно, что произошло. Какой-то человек сказал, что видел второй самолет. "Ну идиот!" подумала я. "Какой еще самолет, они же не падают стаями, это авария какая-то во второй башне из-за взрыва в первой"…

А после лекции я узнала, что обе башни рухнули, и пришла в ужас - я никак не могла дозвониться отцу. А я знала, что отец работал как раз в этом районе. И уж потом я узнала, что он работал именно в WTC, офис находится у него в четвертом здании, и в момент атаки отец выходил из метро прямо на первый этаж всего комплекса. Он уже собирался идти в офис - и услышал второй взрыв. Естественно, на работу он не пошел, а не оглядываясь побежал подальше от опасного места.

О том, что же на самом деле происходит, мы узнали сразу после атаки с "lenta.ru" - телевизора рядом не было, только потом мы добрались до него и смотрели CNN весь день. Все очень эмоционально реагировали, все происходившее снималось во всех ракурсах. Новости я смотрела, уже не замечая их, только хотелось понять, бомбят ли нас еще. По Манхэттену остановили движение транспорта, университет был закрыт. Я не могла уйти, собиралась уже ночевать в Университете - пешком по Нью-Йорку до дома добираться часа четыре. Только потом, около пяти часов вечера, включили электричку и окольные ветки подземки, пришлось пользоваться другой веткой метро.

Через пару недель первое, что замечал каждый - это был запах. Каждый день около 6 вечера он доносился до университета. Запах очень специфический, пахло горелой плитой и какой-то химией. Люди ходили в масках ниже 14 улицы. А днем запаха почему-то не было. Там до сих пор, кажется, идет пожар, горят разные вещества. Говорят, что сообщали о том, будто развалины заливали дезинфекцией, и еще чем-то. Из развалин шел ядовитый дым. Дважды я бывала в этой зоне, но там у меня начинала очень болеть голова.

Я каждый день была в Нью-Йорке, и сказать, как изменился город не смогу - я ведь пережила все эти дни вместе со всеми. Люди стали больше разговаривать, здороваться на улицах, обсуждать что-то. Люди в Нью-Йорке менее дружелюбны, чем в других местах, а тут вдруг стали разговорчивее. Моя мама весь день полчаса говорила с оператором телефонной компании - просто о жизни. Для Америки такие разговоры с оператором это неслыханное дело.

Говорят, что сразу после трагедии аэропорты опустели. Но жизнь не остановишь - и сейчас люди снова стали летать, очереди стали длиннее разве что, но это из-за секьюрити - принимаемые меры очень строгие, всех обыскивают при входе в здание аэропорта.

Русская община в Нью-Йорке воспринимала трагедию своеобразно. Часть русских вообще не следит за новостями. Один мой знакомый просто не смотрит телевизор, принципиально. Иные пошли сразу же фотографировать развалины. Это как-то не по-русски и не по-американски. Меня это удивило очень. Говорили, что один известный эмигрантский литературовед, один из первых публикаторов Бродского, тот вообще сказал: "Единственные, кого мне жалко, это негритянки-уборщицы". А отец, поскольку находился там, он вообще ничего об этом говорить не хотел, но несколько дней спустя он не мог слышать громких звуков, вздрагивал, когда видел толпу на улицах. Он то становился очень разговорчивым, то замыкался - все симптомы шока были налицо.

На выступление Путина в поддержку США никто особого внимания не обратил. Для американцев это вообще неинтересно, многие просто не знают, кто такой Путин. Что касается России, то больше говорят о разоружении и переговорах по НПРО.

Нью-Йорк долго не забудет произошедшего. А в остальных Штатах похоже все уже успели подзабыть. Только в Нью-Йорке есть постоянное ощущение уязвимости, он никогда уже прежним не будет. По крайней мере, я сама не смогу спокойно смотреть на летящие над ним самолеты. Может, это я так чересчур все тяжело воспринимаю.

В прессе в первые дни говорили, что в атаке участвовали вообще 11 самолетов. Оказалось потом, что не 11 а 4, я не могу сказать, что было много дезинформации, в первый же день всплыло имя бен Ладена. Все возмущались, почему нам так мало говорили, ничего не разъясняли.

Сильно изменилось отношение к арабам. Президент, который, по-моему, впервые узнал о существовании мусульман в Америке, стал выступать по телевизору и с трудом произносил незнакомые имена, просил защитить мусульман и не трогать их. Тем, не менее, было немало случаев, когда арабов избивали, и вообще отношение к ним изменилось в понятную сторону. Один наш знакомый, грузин, черноволосый, просто боялся ходить по улицам. А как-то раз какой-то араб из проезжавшей мимо машины высунул руку в окно, показал ему знак победы, и уехал. Сейчас арабы вывешивают больше всех американских флагов, и становятся самыми страстными патриотами. По-моему, они это делают просто, чтобы их не били…"

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net