Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Злоба дня

17.12.2001 | Татьяна Иванова

СИЛА СОЛОМУ ЛОМИТ

Палестинской лидер и глава администрации Ясир Арафат в воскресенье выступил с обращением к своему народу. Он заявил, что на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа вводится чрезвычайное положение. Организации и лица, не выполняющие распоряжений администрации, объявляются вне закона. Террористы - самоубийцы тоже вне закона.

"Я сегодня повторяю призыв к полному и немедленному прекращению военных действий", - сказал Арафат. И, будто этого мало (а может быть, подозревая свой народ в непонятливости), повторил: "Я повторяю призыв к полному прекращению всех действий, особенно действий смертников, которые мы осуждаем и всегда осуждали". Чтобы внимающие вождю, убедились, что перед ними он, Арафат, их вождь, он сказал, что жестокую войну развязал именно Израиль. Что палестинцы всегда считали именно переговоры единственным средством разрешения палестино-израильского конфликта. Что он, Арафат, призывает израильские власти. И, когда его слушатели проморгались, снова сказал что палестинская администрация объявляет вне закона всех террористов.

Более того, Арафат призвал выследить и наказать всех, кто стоит за организацией террористических актов, нападений на израильтян. Незадолго до этого интересного выступления стало известно о том, что по приказу Арафата арестованы семнадцать из тридцати четырех лидеров непримиримых организаций. Утром в воскресенье по распоряжению Арафата были закрыты 33 штаба экстремистских партий (половина из них в Газе, ещё десяток в Хевроне и Дженине, в других местах понемногу). Работу закрытых партий и организаций возобновлять запрещено. Палестинские спецслужбы ищут подпольные фабрики по производству оружия и взрывчатки, изымают боеприпасы.

Тем самым Арафат и его подчиненные хотят защитить не только население Изроаиля от террактов, но и население Палестины от авианалетов, бомбардировок, вторжений блокад.Об этом тоже говорится в воскресном обращении Ясира Арафата, которое облетело мир, едва отзвучав. Многие спешат заявить, что это конец интифады. Может быть, так и есть. Хотя не совсем понятно, почему Арафат так и не сказал: "Это конец интифады". Надо полагать, скоро скажет.

Потому что он ведь в осаде, Арафат. Он приперт к стенке. Улететь он не может: всё, что в Палестине способно было летать, уничтожено. Уехать или убежать ему никто не даст. Снаряды падают в непосредственной близости от него. Власти Израиля будто сказали ему: на этот раз ты никуда не денешься. Ты лидер? Решай проблемы. Ты не способен их решить? Погибнешь. Жена Арафата с маленькой дочкой гуляют сейчас по Парижу. Они в безопасности. И, надо полагать, их будущее обеспечено. Говорят, девочка очень тяжело больна. Но, во-первых, это может быть и неправдой. А во-вторых, сильная женщина, которой нет и сорока, в любом случае сумеет позаботиться о ребенке. Мужчина может безоглядно выполнять свою мужскую работу. Может выбрать войну. Может - мир. Кажется, он все-таки выбирает мир. И, кажется, он, в самом деле, способен управлять. Иначе были бы невозможны многочисленные аресты лидеров, опечатывания штабов, изъятие оружия.

Что всё это значит для евреев? Они умные, думают, говорят и пишут много. И вряд ли прогнозы со стороны могут оказаться вернее их собственных прогнозов. В сети можно без труда познакомиться с ними. Нам всё-таки имеет смысл подумать, что это значит для нас. Пусть аналогии хромают, пусть у нас ландшафт иной, климат иной. Общего много.

У нас в Чечне тоже есть лидеры экстремистских группировок. Есть командиры вооруженных бандформирований. Бесчисленные террористы. Террористы смертники. Базы подготовки террористов, где действуют учителя-террористы и ученики-террористы. У всех этих людей, видимо, есть не только так называемые схроны в горах и лесистой местности, не только тропы, по которым они тайно приходят в селения за едой, водой и медикаментами, не только связные, которые сообщают боевикам о любом шорохе в рядах федералов. У них есть рации, мобильные телефоны и возможность их заряжать. У них есть счета в различных банках и возможность пользоваться ими. У них есть возможность лечиться, отдыхать, видеться с близкими. У них есть средства массовой информации. И даже возможность формировать боевые отряды, отправляться на помощь талибам, геройствовать в афганских пещерах…

То есть, в субъекте Российской Федерации "Чеченская республика" есть страна Ичкерия, сверхнезависимое государство. Хотя, вероятно, у значительной части жителей этого воинственного края двойное гражданство: по ночам они граждане Ичкерии, днем - граждане Чеченской республики. И есть человек, которого все они считают своим лидером, говорят о нем как о законном и всенародно избранном президенте республики Ичкерия. Это Аслан Масхадов.

Тяжела жизнь у всех, кто населяет эту несчастную территорию. Множество женщин, стариков и детей (их мужчины, наверное, в горах…) который год бедствуют в палаточном городке в соседней республике, живут гуманитарной помощью, человеческой милостью, подаянием. У тех, кто живет дома, беда за бедой. Поля заминированы, бомбежки, авианалеты, зачистки, зинданы, безработица, столица в руинах.

И что-то ни единого раза - ни при каких обстоятельствах - не раздалось от всенародно избранного Масхадова: прекратите террор, сложите оружие. Тот, кто совершит террористический акт в любой точке России, будет объявлен мною, вашим президентом, вне закона. Пусть бы он при этом, как Арафат, говорил, что Россия предательски напала на Ичкерию и развязала войну. Пусть бы, как Арафат, говорил, что Ичкерия имеет полное право на создание самостоятельного государства… Но пусть бы он, как Арафат, произносил эти слова: каждый террористический акт приносит горе не только гражданам России, но и нам, гордым ичкерийцам. После каждого нападения на российских военнослужащих страдают наши мирные села, стонут от так называемых проверок паспортного режима. Наши дети растут без отцов. За наших дочерей некому заступиться. Наши матери выплакали о нас все глаза. Кончайте террор. Мы будем решать свои проблемы на переговорах с Россией.

Только это… Никто же не требует от Масхадова, чтобы он, как Арафат, арестовывал Басаева, Хаттаба, других героев Ичкерии. Чтобы он опечатывал их явки. Чтобы его спецслужбы изымали оружие и боеприпасы. Никто не требует - все понимают, что лидер Ичкерии всего этого сделать не может. Бессилен. Но ведь и его, Масхадова, семейство, насколько известно, не скитается по пещерам и схронам, а живет за границей, в полнейшей безопасности. Значит и он может безоглядно заниматься мужским делом - служить своему народу.

Это опасно - призывать к окончанию террора? Опасно, наверное. Арафата тоже могут убить - свои. Те из своих, которые такой призыв поймут как предательство. Это, кстати, вполне реальная для него перспектива. Сейчас - реальная. Потому что он дома, в Рамалле. Он произнес свою геройскую речь, потому, что его заставили силой. Окружили. Приперли к стене. Он понял: что, призвав к окончанию террора, может и не погибнет, есть шанс. А не призовет - точная погибель. Может, именно при таких обстоятельствах героем становится любой, независимо от душевного склада…

А Масхадов у нас где? Кто пишет, что прячется в горах и пещерах Ичкерии, неприступных, как Тора-Бора, и оттуда руководит ичкерийским сопротивлением, держит в руках все нити. Кто говорит, в Грузии, в Ингушетии, в Турции…Полномочный его представитель на встречу с Казанцевым из Турции прилетел, в Турцию и вернулся. Ну, и чего с этого достойного человека можно требовать? Только чтобы он на турецких базарах не переплачивал. Пока Арафат разъезжал по свету, от него тоже было бесполезно требовать призывов к прекращению интифады. Да и переговоры с ним никаких ощутимых результатов не давали. Теперь, если Израиль не даст палестинским экстремистам его убить или свергнуть, если ещё подержит в Рамалле, в осаде, если все арестованные предстанут перед судом, если мир не заголосит о нарушении прав человека в Палестине с такой силой, что дрогнет и каменный Шарон… Принуждение к миру (не в Ичкерии, а в Палестине) может и состояться.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net