Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

18.01.2006 | Татьяна Становая

ТАЙНА ПОДПИСАНИЯ ЗАКОНА ОБ НКО

Вчера «Российская газета» неожиданно опубликовала федеральный закон, ужесточающий порядок деятельности на территории России некоммерческих организаций (НКО). При этом информация о факте подписания закона, состоявшегося 10 января, на официальном президентском сайте отсутствовала, что является большой редкостью, если не исключительным случаем. Получалось, что президент захотел скрыть факт подписания закона, дабы избежать повода для критики. Многие наблюдателя связали это с визитом в Москву канцлера ФРГ Ангелы Меркель: якобы именно из-за того, чтобы не «раздражать» ее скандальным законным, было и принято решение о «тайном» подписании. Но, видимо, эта версия не совсем корректна.

Напомним, что в конце прошлого года парламент одобрил федеральный закон, который значительно ужесточает контроль государства над деятельностью НКО. Сначала главной причиной этого президент называл недопустимость финансирования политической деятельности в России со стороны иностранных НКО. Для того чтобы предупредить такие возможности, предполагалось лишить иностранные НКО права регистрировать свои филиалы и обязать их работать в России только в виде российского юридического лица, что значительно упрощает формы контроля. Однако после поднятия бури протестов на Западе, а также открытого протеста против закона со стороны Общественной палаты, отношение к проблеме контроля НКО было смягчено. К политической мотивации добавились другие: борьба с терроризмом и отмыванием финансовых средств, добытых незаконным путем. В проект закона были внесены поправки, которые разрешали деятельность иностранных НКО без получения статуса российского юридического лица (правда, в отношении российских НКО правила оставались жесткими). Зато теперь все физические и юридические лица обязаны извещать органы власти о получении ими иностранных денег. А все НКО должны отчитываться о том, какие деньги они получают и на какие цели собираются их тратить.

Закон в обновленном виде остался предметом раздражения на Западе. В России многим было очевидно, что после президентской коррекции Владимир Путин не может наложить на него вето. Однако на Западе очень часто в СМИ можно было встретить упование на российского президента, который может сказать последнее слово и не подписать закон. В западных СМИ даже наблюдалась интрига, подпишет президент России или нет этот скандальный закон.

Тем не менее, было бы наивно полагать, что лидеры западных стран верили в наличие этой интриги. Безусловно, если бы президент обнародовал информацию о подписании закона 10 января, появился бы информационный повод для критики и президента и закона об НКО. Однако вряд ли бы это изменило атмосферу визита канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Москву. Было бы наивно полагать, что журналисты в отсутствие информационного повода забудут о своих вопросах к российским властям по поводу ужесточения формата работы НКО в России. И вопросы действительно были заданы.

Так же наивно было бы полагать, что Меркель не будет интересоваться судьбой НКО во время встречи с Владимиром Путиным. Как она заявила по итогам встречи, отвечая на соответствующие вопрос журналиста, «мы обсуждали тему закона о неправительственных организациях, говорили о том, что он вызвал много возражений и что часть из них была учтена в процессе его разработки. Я акцентировала внимание на том, что мы будем очень внимательно следить за его применением, с тем чтобы неправительственные организации и впредь имели возможность осуществлять свою деятельность. После этой встречи я еще буду обсуждать данный вопрос в резиденции посла с представителями общественности, после чего станет ясно, вернемся ли мы к обсуждению этой темы в будущем». Как видно из ее слов, она говорила о законе как о деле уже решенном. Более того, ее ответ был очень сдержанным.

Однако если получается, что нежелание администрации президента публиковать информацию о подписании закона 10 января не связано с визитом Ангелы Меркель, то возникает вопрос: почему же тогда информация не была опубликована?

Произошла очень интересная вещь. Сейчас в России все обсуждают вовсе не сам факт подписания президентом закона и не сам закон с его недостатками, которые дают повод для критики. Никто не звонит правозащитникам и не спрашивает: как вы оцениваете вступление в силу закона и какие последствия это принесет? Все думают только об одном: почему президент не опубликовал информацию о подписании закона? Произошло деформация информационного повода и смена интриги. Акценты смещаются с самого закона на загадочное отсутствие соответствующей информации на президентском сайте.

Ссылки по теме:

НКО прошли третье чтение

Законопроект об НКО: между Западом и «оранжевой» угрозой

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net