Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

12.01.2016 | Бенедикт Гарцль

Полезная провокация министра Закарейшвили

Полезная провокация министра ЗакарейшвилиМинистр примирения и гражданского равенства Грузии Паата Закарейшвили сделал громкое заявление о том, что Абхазия никогда не была частью независимой постсоветской Грузии. Поэтому, по его словам, республика не знает практики сосуществования в одном государстве с Грузией, выходящей за рамки советского опыта. Как можно интерпретировать данное высказывание?

Во-первых, можем предположить, что господину Закарейшвили больше подходит работа в неправительствованных организациях, занимающихся правами человека. Зная, что эта тема очень чувствительна и чрезмерно деликатная для грузинского общества, новаторское, но, в конце концов, довольно проблематичное высказывание раскрывает его неосторожность в политике. В этом он был замечен и раньше.

Во-вторых, некоторые представители СМИ и пользователи социальных сетей, как со стороны Грузии, так и со стороны Абхазии, интерпретируют высказывание министра по старым категориям предпологаемых «исторических прав». И правда, аргументы с обеих сторон во многом сводятся к ответу на главный (хотя и далеко не единственный) вопрос: чья этническая группа первая поселилась между Гаграми и Гали? В этот спор были втянуты историки, этнологи, филологи несущие мегафоны этнической мобилизации: Марьям Лордкипанидзе, известная историк грузинского исторического института, прославившаяся безответственным высказыванием, что «у Абхазии нет никаких прав на автономию».

В то же время противники с абхазской стороны пустили залпы со всех орудий: историк и исследователь Кавказа Юрий Воронов (до убийства в 1995 году был вице-премьером Абхазии) начал фантазировать о тысячелетнем постоянном проживании этнических абхазцев в этой стране. Поэтому не вызывает сомнений, что обе стороны конфликта и их элиты с энтузиазмом продвигали, по словам известного русского этнолога Валерия Тишкова, наследие советского государственного строя - чисто примордиальское и ессенциалистическое понятие «народа» и «нации». Похоже, что заявление господина Закарейшвили было понято именно в этом контексте: политические оппоненты в Грузии обвиняют его в предательстве, в то же время в Абхазии появилось мнение, что Грузия смирилась с «новым положением» после 2008 года и признала отсутствие предпологаемых «исторических прав» в Абхазии. Однако эта интерпретация, по мнению автора этой стати, ошибочна.

Итак, подходим к третьей возможной интерпретации, которая открывает проблемно-ориентированное объяснение заявления Паата Закарейшвили. На основе данного объяснения, высказывание министра было обращено прежде всего к грузинской общественности. Таким образом, и по этой линии интерпретации, министр хотел инициировать давно необходимую общественную дискуссию. И эта дискуссия не ограничевается только вопросом возможной федирализации Грузии, она актуальна и по вопросам Абхазии, хотя не только.

Во множестве рабочих документов и договоров достигнутах с Абхазией до 2008 года (например, в Московском соглашении 1994 года или в предложении спецпредставителя ООН Дитера Бодена 2001 года) зафиксировано, что Грузия согласилась на поэтапную регионализацию или даже федирализацию страны, а также признаёт за Абхазией особый статус суверенного субъекта. Но в 1 статье Конституции Грузии Абхазия признаётся только как «Автономная (!) советская (!) социалистическая республика», которая является неделимой частью Грузии. Только один этот аспект раскрывает дилемму, а точнее трагедию, в эпицентре которой не только правовые и технические вопросы. Он показывает, что ни диалог, ни дискуссия, ни политико-научный спор о возможности рейнтеграции Абхазии и ее условиях не только не сдвинулись с места, но и с 2008 года совсем прекратились в Грузии.

Вместо этого ограничиваются абстрактным заявлением о «деокупации» Грузии, при этом не уточняя что именно подразумевается под этим термином. Идет ли речь о выводу российских войск с территории Абхазии или возвращение насильственно перемещённых (военных) беженцев или отзыв признания Россиской Федерацией? Вместо настоящей дискусии о настоящих перспективах будущего сосуществования, грузинская общественность обрадовалась пустым политическим заявлениям. В общественно-государственном праве Грузии до сегоднящнего дня нет никакого действительного статуса автономии Абхазии: эта точка зрения приобретает особенно большое значение в дискуссии и в интенсификации дискуссии о конкретных условиях будушего отношения между Сухумом и Тбилиси.

Однако заявление министра имеет значение не только в конкретной ситуации с Абхазией - оно имеет главный и решительный смысл для самой Грузии. Разные жизненные вопросы госудастрвенного строительства и совместной межэтнической жизни (особенно соотношения моделей культурной и гражданской наций и их правовые елементы) с момента восстановления независимости Грузии не нашли места в общественного критическом дискурсе. И речь должна идти не только о Абхазии и Южной Осетии, но и одновременно о Самцхе-Джвахетии или Квемо Картли, густо заселённых этническими армянами и азербайджанцами. И здесь вопрос этнического сожительства, независимо от Абхазии и Южной Осетии, не потерял актуальности. Закон Грузии о политических организациях до сих пор запрещает создавать партии на региональной основе. До сих пор не подписана и не ратифицирована Европейская хартия региональных языков, а конфликт с Аджарией также был решён совершенно неудачно – создана только фасадная «автономия» без реального наделения полномочиями. Это продемонстрировало неготовность грузинского руководства к реальной автономизации национальных меньшинств, чем, безусловно, не способствовало созданию стимулов для Абхазии в уступках в рамках переговорного процесса с Грузией,.

В этом контексте заявление господина Закарейшвили надо понимать как побуждение проснуться и инницировать дискуссию на фоне отсутствия вовлеченности у грузинского государства. Поэтому главную ошибку допускают не только те, кто обвиняет министра в измене интересам Грузии, но и те, кто видит в его заявлении зелёный свет для окончательного отказа Грузии от Абхазии.

Бенедикт Гарцль – политолог и юрист, доцент Центра Восточно-Европейских и Евразийских исследований Университета Граца (Австрия)

Позиция автора может не соответствовать позиции редакции

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net